18.10.2022

«Адвокатские» десять суток

«Адвокатские» десять суток «Адвокатские» десять суток

Как защитник встретил полицейского на мосту

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
«Специальная военная операция»

Адвокат из Екатеринбурга Георгий Краснов получил десять суток за «неповиновение» в день митинга против мобилизации – причём задержал его хорошо знакомый полицейский. Защитник утверждает, что не участвовал в акции, а лишь находился неподалёку – на случай, если журналистам, освещающим протесты, понадобится юридическая помощь. Судья согласился, что адвокат не был среди митингующих, но решил, что это не исключает возможности «неповиновения». Георгий Краснов рассказал «Улице», как прошёл суд – и какие были условия в спецприёмнике.

«Злоупотребление властью на фоне личной неприязни»

21 сентября президент Владимир Путин объявил о начале «частичной мобилизации» – и в тот же день во многих российских городах прошли протесты. В Екатеринбурге около 100 человек вышли на площадь Труда. Эту акцию освещали местные «Вечерние ведомости», причём издание заранее попросило адвоката Георгия Краснова побыть рядом с площадью. Как объясняет защитник, «чтобы в случае необоснованных задержаний журналистов была возможность своевременно оказать им юридическую помощь и урегулировать ситуацию». Ранее сотрудников «Вечерних ведомостей» несколько раз штрафовали по «цензурной» ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП за «дискредитацию армии». «Он наш адвокат и по административкам, и по уголовке, – подтвердила “АУ” директор екатеринбургского издания Гузель Аиткулова. – Поэтому я попросила Георгия находиться рядом, пока мы будем работать и освещать вероятные события в центре Екатеринбурга».

Краснов не пошёл на площадь, поскольку «осознавал риски». Он стоял на мосту примерно в 150 метрах от протестующих. «На площадь стянулись сотрудники полиции. Через непродолжительное время начались задержания, при этом журналистов полиция не трогала, – вспоминает адвокат. – На центральной части моста полицейских не было. Ни ко мне, ни к кому-либо ещё они не подходили, никаких требований не выдвигали».

По словам Краснова, после акции он планировал пойти на фильм Жана-Люка Годара «На последнем дыхании», который показывали в 20:00. Адвокат пошёл в сторону кинотеатра в 19:50 – «когда стало понятно, что задержания закончились и журналистам ничто не угрожает». Но именно в этот момент его самого задержали.

«Со мной поравнялся печально известный в нашем городе подполковник полиции Антон Трошин, – вспоминает Краснов. – Мы сразу узнали друг друга, поскольку неоднократно пересекались в политических делах в качестве процессуальных оппонентов. Личных конфликтов между нами никогда не было, до этого дня мы всегда спокойно здоровались и прощались рукопожатием. В этот раз я также поздоровался и протянул ему руку. Но он схватил меня за локоть, развернул и повёл в сторону площади». Краснов отметил, что полицейский снимал происходящее на телефон «и начал постановочно говорить, что мне якобы неоднократно выдвигались требования покинуть территорию».

Адвокат Георгий Краснов

Я возразил, что всё время был на мосту и требований мне никаких не выдвигалось. Также напомнил, что я адвокат. Продолжая вести меня за локоть, он ответил, что ему «без разницы» – и начал угрожать арестом.

Подполковник передал Краснова двум сотрудникам в балаклавах, которые отвели его в автозак. Адвокат до сих пор не понимает, почему подполковник Трошин задержал его. «Я не замечал [с его стороны] никакой неприязни к себе. Мы неоднократно виделись и здоровались с ним, никогда не ссорились, – недоумевает Краснов. – Но в его мимике я увидел радость в тот момент, когда он схватил меня, истинное удовольствие от процесса. Поэтому моё субъективное мнение – это злоупотребление властью на фоне личной неприязни. Достоверно узнать мотив этого человека можно, только если залезть ему в голову».

Гузель Аиткулова добавила, что задержавший Краснова полицейский не в первый раз попадает в поле внимания СМИ. По её словам, Трошин «присутствует на всех уличных мероприятиях» – и на его поведение «многократно жаловались активисты и случайные прохожие». «Ещё он известен тем, что судился с журналистами из-за публикации с заголовком “Ничтожество в погонах?” – именно со знаком вопроса. Но суды проиграл», – добавила она.

«Оказание юридической помощи не исключает ответственности»

В отделении составили протокол о неповиновении законному требованию сотрудника полиции (ч. 1 ст. 19.3 КоАП). В документе утверждалось, что Краснов с 19:15 до 19:26 игнорировал требования полицейских покинуть место проведения акции. Также адвокат якобы оказал полицейским сопротивление, пока его вели в автозак (протокол цитируется в постановлении Железнодорожного райсуда Екатеринбурга, которое есть в распоряжении «АУ»).

Краснов провёл ночь в отделе, потом его доставили в Железнодорожный районный суд. «Для такой категории дел заседание длилось на удивление долго – примерно с 16 до 21 часа», – вспоминает защитник. Его коллеги Сергей Колосовский, Елена Афанасьева, Полина Тамакулова, Мария Кирилова, Юлия Бузуева, Александр Петрикин, Екатерина Галина вместе со своими помощниками приехали в суд, чтобы поддержать Краснова. А журналисты, освещавшие акцию, намеревались выступить в качестве свидетелей.

Дело слушал заместитель председателя суда по уголовным делам Михаил Осокин. По словам Краснова, он отказался вызвать сотрудников полиции для допроса. Также судья отклонил ходатайство об истребовании видеозаписей с уличных камер наблюдений. При этом Осокин согласился приобщить фотографии и видеозаписи журналистов, подтверждающие, что в момент задержания Краснов находился не на площади. «К моему искреннему удивлению, полиция даже положила в материалы дела видео, снятое подполковником. Хотя оно целиком и полностью оправдывает меня», – говорит адвокат.

Краснов считает, что к концу заседания по совокупности доказательств было «достоверно установлено»: он находился недалеко от места акции «для оказания юридической помощи как адвокат». Судья также отметил в постановлении, что намерение оказывать юридическую помощь подтверждается показаниями свидетелей, адвокатским ордером Краснова и другими доказательствами. Также Осокин счёл недоказанным, что адвокат сопротивлялся полицейским, пока его вели в автобус. Но в итоге всё равно решил, что Краснов совершил правонарушение.

Судья Железнодорожного районного суда Михаил Осокин

Данные факты не исключают состава административного правонарушения, поскольку оказание юридической помощи адвокатом не исключает ответственности за неисполнение законного требования полиции.

«Принимая во внимание данные о личности» защитника, а также его «поведение во время и после правонарушения», судья Осокин посчитал, что «исправление возможно при назначении ему наказания в виде административного ареста». В итоге Краснов получил десять суток ареста. «Это вызвало у моих коллег шок непонимания, а у меня – улыбку разочарования, – сказал он “Улице”. – Поскольку суд был самым долгим, то я позднее всех вернулся в наш автобус. Мои товарищи по несчастью встретили меня улыбками и аплодисментами. Внутри было лишь чувство смертельной усталости из-за двух бессонных суток – и глубокое разочарование решением суда».

«Хоть у этой истории есть хеппи-энд»

Адвоката и других задержанных отправили отбывать наказание за 100 км – в Нижний Тагил. По словам Краснова, «спецприёмник в Екатеринбурге был уже переполнен». Уже на следующий день его защитник, член КЗПА Свердловской области Сергей Колосовский обжаловал решение об аресте. Чтобы рассмотреть жалобу, у суда ушло три дня – с 28 по 30 сентября. «[Так получилось] из-за моего статуса члена территориальной избирательной комиссии с правом решающего голоса, – объясняет Краснов. – Им пришлось запрашивать разрешение областной прокуратуры на привлечение меня к суду. Хотя фактически это разрешение запрашивалось постфактум. На заседании первой инстанции этот вопрос судьёй не уточнялся и встал только в апелляции». Адвокат отмечает, что апелляционная жалоба рассматривалась в его отсутствие – из-за «отсутствия технической возможности».

Адвокат Георгий Краснов

К слову, все арестованные в те дни были лишены возможности участвовать в апелляции, в том числе и посредством ВКС.

В жалобе (есть в распоряжении редакции) сторона защиты вновь настаивала, что адвоката не было на площади, где проходила акция. Более того, людям, стоявшим на мосту, требование полиции покинуть площадь «не только не адресовалось, но и не могло быть слышно».

«При этом судом установлено, что, хотя требование покинуть мост Краснову не предъявлялось и он его не слышал и слышать не мог, фактически он его выполнил, поскольку двигался в сторону улицы 8 Марта с целью посещения сеанса кино в “Ельцин-центре”, билет на который имел при себе, начало в 20 часов», – говорится в жалобе.

По словам адвоката, его поддержала АП Свердловской области – именно она направила члена КЗПА как защитника. Сам Сергей Колосовский не стал комментировать дело «Улице», заявив, что «сначала надо победить».

Однако решение первой инстанции было оставлено без изменений – как и у других задержанных.

Адвокат Георгий Краснов

Это своего рода показательный процесс – с учётом заведомо необоснованной и массовой квалификации по «арестной» статье, единодушия сроков по 10–15 суток и принципиального отклонения всех жалоб. В этот раз, к огромному сожалению, наш Дворец правосудия не оправдал своего названия. Хотя справедливости ради надо отметить, что в большинстве случаев он носит это звание вполне заслуженно.

Краснов пока не получил копию постановления Свердловского областного суда. Он намерен обжаловать его в кассации.

Отвечая на вопросы «Улицы» об условиях в спецприёмнике, адвокат заявил, что это «малоинтересный и необязательный опыт». «Принципиально, что спецприёмник – это не следственный изолятор и не колония. Да и 10 суток – это не годы неволи. К тому же вокруг тебя светлые и искренние молодые ребята, а не преступники-душегубы. Поэтому я далёк от трагедизации этого опыта – это нестрашно, абсолютно терпимо, но, повторюсь, вовсе необязательно, – сказал Георгий Краснов. – Осознание ничтожности твоих проблем приходит с ночным прочтением “Колымских рассказов” Варлама Шаламова. Категорически рекомендую всем, кому предстоит провести время в неволе».

Краснов подчеркнул, что опыт ареста «лишь бетонирует твои убеждения как человека и адвоката – желание противостоять произволу и несправедливости, не давать сильным унижать и бить слабых». Он рассказал, что одному из его сокамерников прямо в спецприёмнике вручили повестку из военкомата «об уточнении данных». «Когда мы вышли, то совместными усилиями с его родственниками доказали, что он не подлежит мобилизации. Хоть у этой истории есть хеппи-энд, уже хорошо», – заключил Краснов.

Напомним, это далеко не первый случай, когда защитники протестующих сами были задержаны. Так, в мае 2021 года екатеринбургский адвокат Роман Качанов получил 30 часов обязательных работ за участие в несанкционированной акции. Сам защитник утверждал, что сопровождал доверителя для консультаций и фиксации нарушений.

В октябре 2022 года Чертановский районный суд Москвы оштрафовал адвоката коллегии «Адвокат премиум» Камилу Сулейманову за нарушение «митинговой» ст. 20.2 КоАП. Правоохранители утверждали, что защитница присоединилась к группе людей, протестующих против «частичной мобилизации». Сулейманова настаивала, что просто проходила мимо, направляясь в ОВД.

«Для сотрудников полиции все присутствующие [на акции протеста] на одно лицо: и участники, и мимо проходящие люди, и журналисты, и защитники. Если защитник пришёл на место проведения акции, у него всё те же самые риски быть задержанным, как и у других присутствующих», – считает пресс-секретарь «ОВД-Инфо» (находится в реестре «иностранных агентов») Александра Баева. Она уверена, что защитник имеет право оказывать юридическую помощь в момент выявления правонарушения – то есть когда правоохранители подошли к его доверителю. «А по факту юриста не допустят к подзащитным сразу, не дадут пройти в автозак, а предложат приехать в отдел. Но мы знаем много случаев, когда защитников не пускают и в отдел, объявляя план “Крепость”. Или не допускают без объяснения причин, – сказала Баева. – Я знаю несколько случаев, когда юристы специально шли “задерживаться” на акции протеста. Чтобы потом оказать юридическую помощь внутри автозака».

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.