20.09.2022

Адвокат и в ОВД абонент

Адвокат и в ОВД абонент Адвокат и в ОВД абонент

Верховный Суд признал недопустимым запрет прохода в отделение с телефоном

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Верховный Суд подтвердил право адвокатов проходить в отделения полиции с телефоном. Такое определение ВС вынес по иску защитника Роберта Шафикова, которого не пустили в ОВД, ссылаясь на ведомственную инструкцию. Суд указал, что в законодательстве нет запрета на допуск адвоката из-за наличия у него телефона. Эксперты считают, что постановление поможет коллегам защитить свои права. Но напоминают, что позиция ВС не смогла предотвратить появления законодательного запрета на проход в колонии с техникой.

В 2020 году башкирский адвокат Роберт Шафиков представлял интересы потерпевшего в деле об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (ч.1 ст. 111 УК). В апреле их с доверителем пригласили для допроса в ОМВД по Татышлинскому району. В дежурной части Шафиков показал удостоверение адвоката, после чего сотрудник предложил ему сдать телефон в ячейку хранения. «Ткнули на [информационный] стенд, но на стенде не было ничего о том, что я должен телефон сдавать‎, – рассказывает адвокат. – Ещё дежурный сослался на инструкции, но они ко мне никакого отношения не имели». Шафиков попытался объяснить полицейскому, что телефон нужен для копирования уголовного дела, – но тот не стал слушать. Адвокат отказался выполнить требование; в итоге его не пустили в здание и следственные действия были сорваны. Он обратился с жалобой к начальнику ОМВД, но тот отказался признать неправоту сотрудника.

По словам Шафикова, он первый раз столкнулся с подобным требованием. Адвокат связывает это с правовой неграмотностью сотрудников «на периферии» Башкортостана – ведь ОМВД расположено в селе на границе с Пермским краем. Шафиков решил обратиться в суд. В иске он указал, что российское законодательство не содержит запрета для адвокатов иметь при себе телефон в отделении полиции. А инструкции по обеспечению режима секретности предназначены для служебного пользования. Значит, их действие не может распространяться на обычных граждан, в том числе адвокатов.

Тем не менее все судебные инстанции не соглашались с логикой Шафикова. И только Верховный Суд встал на его сторону. ВС указал, что нижестоящие инстанции не должны были проверять действия защитника на соответствие внутренней инструкции. Запрет на проход адвокатов в участки полиции «может быть основан исключительно на конкретных положениях федерального закона». А таких ограничений в российском законодательстве сейчас нет.

Верховный Суд РФ

При рассмотрении и разрешении настоящего спора по существу судами не принято во внимание то обстоятельство, что федеральное законодательство не содержит норм, устанавливающих запрет адвокату посещать здание полиции с целью участия в следственных действиях.

Также Верховный Суд сослался на позицию Конституционного. Там в мае рассмотрели схожую жалобу саратовского адвоката Ивана Фролова. Защитника регулярно не пускали в ОВД с мобильным телефоном, обосновывая запрет служебными правилами. В 2020 году районный суд поддержал полицейских, а вот апелляция встала на сторону адвоката. Однако кассация пришла к выводу, что ведомственный приказ имеет большую силу, чем УИК и Закон об адвокатуре. Тогда Фролов попросил КС проверить ст. 13 закона «О полиции», которая обязывает правоохранителей обеспечивать безопасность режимных объектов; именно со ссылкой на неё разрабатываются ведомственные инструкции.

В мае 2022 года КС отказался признать статью неконституционной – но постановил, что она не может запретить защитникам приходить в отделы полиции с телефонами. Стоит отметить, что КС при этом оставил за «должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование», право «определять возможность использования соответствующих функций телефона при производстве предварительного расследования». Также КС отказался считать возможность фотофиксации неотъемлемой составляющей права на защиту.

По мнению Суда, использование технических средств «не образует содержания» деятельности адвоката «по оказанию квалифицированной юридической помощи, в том числе в качестве защитника в уголовном процессе», а также «не является содержательной частью» права на защиту. Следовательно, оно «не может рассматриваться в качестве оказания или неоказания юридической помощи, оценки её как квалифицированной или неквалифицированной». Несмотря на эти нюансы, ВС использовал вынесенное КС постановление. Сам Шафиков считает, что именно позиция Конституционного Суда помогла ему победить.

Подобные запреты действительно не носят массового характера, полагает петербургский адвокат Максим Беляев: «Ни я, ни кто-либо из моих коллег с этим не сталкивался». Тем не менее позицию Верховного Суда он считает ценной, поскольку определение «будет являться инструментом для защиты прав адвокатов при исполнении своих профессиональных обязанностей».

«Питать иллюзий, что хотя бы половина действующих сотрудников ознакомится с опеределением ВС, не стоит, – говорит адвокат АП Санкт-Петербурга Александра Харина. – Вынесенное решение в первую очередь облегчит задачу по защите уже нарушенных прав. Позиция высшего судебного органа будет являться ориентиром для нижестоящих судов. Что даёт надежду на более оперативное признание всех подобных действий незаконными».

Проблема с проносом телефонов в полицейские участки актуальна скорее для регионов, говорит московский адвокат Даниил Берман. При этом он опасается, что вмешательство высших судов может оказаться медвежьей услугой – ведь аргумент ВС об отсутствии законодательного запрета на проход адвокатов с телефонами в ОВД обходится очень просто. Берман напоминает, как Верховный Суд весной 2021 года подтвердил право адвокатов проходить на территорию пенитенциарных учреждений с телефоном. А уже через несколько месяцев Госдума приняла закон, запрещающий такие действия.

Автор: Марина Царёва

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.