20.05.2020

Адвокат добился проверки в СИЗО «Медведь»

Адвокат добился проверки в СИЗО «Медведь» Адвокат добился проверки в СИЗО «Медведь»

Минюст отреагировал на жалобу о несоблюдении карантинных мер безопасности

Иллюстрация: Вера Демьянова
Процесс
Защита в условиях пандемии

Московский адвокат Дмитрий Мыльцын и его помощник Егор Филин рассказали Минюсту и ФСИН об очередях, которые образовались в СИЗО-4 после введения там «карантинного порядка». По их словам, результатом ограничений стали очереди под сотню человек. Минюст попросил ФСИН провести проверку в изоляторе, а столичная палата сообщила о ситуации столичному уполномоченному по правам человека. В палате одобряют поступок Мыльцына и Филина – и указывают, что если бы остальные коллеги из очереди тоже написали жалобы, то это ускорило бы проверку. Между тем УФСИН по Москве пытается внедрить ВКС-свидания с арестованными – и просит на это денег у столичных адвокатов.

На прошлой неделе адвокат Дмитрий Мыльцын и его помощник Егор Филин обратились в Минюст, ФСИН и их столичные управления, подробно рассказав о нарушениях мер эпидемиологической безопасности в СИЗО-4 «Медведь». Копии жалоб есть в распоряжении «Улицы». Юристы заявили, что новый порядок прохода в СИЗО, принятый из-за угрозы распространения коронавируса, лишь ухудшил ситуацию.

Пять часов ожидания

Если раньше в изоляторе работала электронная очередь, то теперь все посетители – в том числе адвокаты, следователи и дознаватели – вынуждены часами ожидать свидания с заключёнными в порядке живой очереди. 14 мая Мыльцину и Филину пришлось ждать пять часов в небольшом холле. «За это время в помещении оказались порядка 90-110 человек, в лучшем случае находящихся по отношению друг к другу на расстоянии вытянутой руки», – отметили они в обращении. Дмитрий Мыльцын пояснил «Улице», что выдача требований на свидания и передача документов происходит в СИЗО-4 через одно окно. В результате к единственному работающему сотруднику выстраиваются огромные очереди – и люди волей-неволей уплотняются; они по нескольку часов находятся на расстоянии 20-50 см друг от друга. «Когда сотрудники понимают, что людей слишком много и они не справляются с регистрацией документов, то просто перестают выдавать требования и принимать документы – отчего очередь только увеличивается», – пожаловался адвокат.

По его словам, в холле изолятора отсутствует разметка дистанции в 1,5 метра; само помещение не проветривается, «о наличии дозаторов геля-антисептика говорить не приходится». В разговоре с «АУ» Дмитрий Мыльцын отметил, что изолятор не обеспечивает индивидуальными средствами защиты не только посетителей, но и заключённых – только сотрудников СИЗО.

Проблему усугубило «карантинное» сокращение рабочей недели: пятница объявлена санитарным днём, поэтому теперь изолятор открыт всего четыре дня в неделю. По словам адвоката, официально кабинеты для свиданий работают с 9:00 до 17:00, но на деле документы на встречи с заключёнными перестают выдавать и принимать уже в 15:00. Из-за всех этих мер тесное помещение холла СИЗО каждый рабочий день забито людьми. В обращении делается вывод, что в таких условиях риск заражения COVID-19 «чрезвычайно высок».

Фото: Дмитрий Мыльцын

«Неизвестен чёткий перечень запретов и ограничений»

Несмотря на все эти нарушения мер безопасности, заключённых под предлогом заботы о здоровье продолжают ограничивать в праве на конфиденциальное общение с адвокатами, а следственные действия серьёзно усложнены. По словам Дмитрия Мыльцына, администрация СИЗО ссылается на приказ столичного УФСИН №187 «Об организации работы учреждений УФСИН России по г. Москве в режиме особых условий». Этот приказ, в свою очередь, принят на основании распоряжения главного санитарного врача ФСИН. Ни один из документов не был опубликован службой.

Адвокат Дмитрий Мыльцын

На стенде СИЗО-4 приказ УФСИН по г. Москве также не представлен. Содержание его широкому кругу лиц неизвестно, так же как и неизвестен чёткий перечень запретов и ограничений, которые им установлены – а также условия для осуществления свиданий в следственных кабинетах.

Напомним, согласно распоряжению главврача ФСИН, встречи с адвокатами в СИЗО должны проходить в комнатах краткосрочных свиданий через стекло. В исключительных случаях – в следственных кабинетах, но по письменному заявлению и при наличии «масок для защиты органов дыхания, бахил и перчаток». Дмитрий Мыльцын подчеркнул, что при общении через стекло не обеспечивается конфиденциальность – «слышно всё, что говорят в соседней кабинке». А следственные кабинеты, по крайней мере в СИЗО-4, «по-прежнему закрыты для адвокатов». Также адвокат сообщил, что следователи в этом изоляторе могут передавать обвиняемым материалы уголовного дела – но защитники по неизвестной причине такой возможности лишены. «Как мне пояснили сотрудники изолятора, у адвоката такого права нет, – рассказал Мыльцын. – Это в очередной раз ставит нас в неравное положение со следствием».

В конце обращения юристы попросили ведомства организовать проверку по изложенным фактам и устранить нарушения.

«Хотели как лучше, а получилось как всегда»

«Это ярчайшая иллюстрация, когда в СИЗО не просто пренебрегают выработанными мерами безопасности – искусственно создают тепличные условия для распространения вируса и поражения им не только несчастных узников и тюремщиков, но и посетителей, исполняющих свои профессиональные обязанности. В том числе адвокатов, правозащитников, членов ОНК», – считает председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Москвы Роберт Зиновьев. Он уверен, что это очевидные промахи администрации СИЗО-4.

Председатель КЗПА АП Москвы Роберт Зиновьев

Как часто бывает на Руси, хотели как лучше, а получилось как всегда. Многие здания изоляторов устарели. Они изначально просторностью не отличались. Ребят, ну вы продумайте, как запускать туда не всех сразу, а как-то поэтапно!

Председатель комиссии считает, что проблема должна решаться на уровне УФСИН по Москве: «Здесь своё веское слово должен сказать начальник управления Сергей Мороз. Он весьма адекватный человек и восприимчив к просьбам нашей корпорации. Именно им были восприняты наши пожелания об электронной очереди».

С тем, что ответственность за возникшую ситуацию несёт ФСИН, согласен и другой представитель московской палаты. «Конечно, системное решение этой проблемы – обязанность учреждений ФСИН, – уверен член совета АП Москвы Константин Ривкин. – Для начала надо разобраться, почему образуются очереди и скученность. Что там происходит? При входе народ тормозят, долго выводят доверителей, долго не выпускают адвокатов? Или внутри работа затягивается? Коллега, например, рассказывал, как он беседовал со своей подзащитной через стекло: клиентке передали документ через администрацию, она его прочла, подписала – и потом полтора часа адвокат ждал возвращения этого документа».

Но основную проблему Ривкин видит в психологии самой службы. «27 апреля директор ФСИН господин Калашников написал большую справку на имя главы СПЧ Фадеева. Там есть очаровательная фраза – “неукоснительное соблюдение прав человека, обеспечение безопасности жизни, здоровья подозреваемых, обвиняемых и осуждённых является в условиях пандемии нового коронавируса абсолютным приоритетом”. То есть они декларируют ответственность за спецконтингент и за своих сотрудников. А за тех, кто стоит за порогом “их СИЗО”, они якобы не отвечают – даже если там столпилось 90 человек», – считает он.

Член совета АП Москвы Константин Ривкин

Надо отдать должное коллеге – молодец, что он стучит во все двери и бьет во все колокола. Если бы все 100 человек, которые там толпились, последовали его примеру, то тогда, я уверен, пришла бы проверка.

«Пока проблема не решена системно, коллегам, заботясь о своем здоровье, стоить проявлять самоорганизацию – и соблюдать необходимую социальную дистанцию даже с выходом из холла СИЗО на улицу, – порекомендовал Константин Ривкин. – Я уже два раза был свидетелем подобной самоорганизации людей».

Роберт Зиновьев рассказал «Улице», что сообщил о ситуации столичному уполномоченному по правам человека Татьяне Потяевой. «Улица» обратилась с вопросами во все ведомства, куда Мыльцын и Филин отправили обращения – а также в администрацию СИЗО-4. Ответ на редакционный запрос пришёл пока только из Минюста. Ведомство сообщило, что направило во ФСИН копию жалобы юристов «в целях организации проведения проверки изложенных фактов». Дмитрий Мыльцын также получил ответ Минюста – отметив, что поставленные адвокатом вопросы «не входят в компетенцию Главного управления» министерства, ведомство сообщило, что отправило письмо в УФСИН по Москве.

Запуск ВКС-свиданий за счёт адвокатов

При подготовке материала «Улица» обнаружила на сайте СИЗО-4 информацию о запуске в тестовом режиме системы ВКС-свиданий. Ранее ФСИН сообщила об идее дополнить УИК и Закон о содержании под стражей нормами о проведении дистанционных свиданий с защитниками. Такой способ уже опробовали в Воронежской области.

Однако Дмитрий Мыльцын не слышал о возможности дистанционно пообщаться с доверителем, находящимся в СИЗО-4. Он отметил, что «исходя из информации на сайте изолятора, невозможно понять, когда была запущена эта система». При этом сами сотрудники учреждения адвокату о ней не сообщали, на стендах изолятора объявлений об этом он также не видел – «несмотря на то, что посещал СИЗО-4 стабильно раз в неделю с начала введения ограничений, связанных с распространением короновирусной инфекции».

Адвокатов свяжут с доверителями по ВКС
Систему опробовали в Воронежской области, ФСИН просит расширить её на всю Россию

Дмитрий Мыльцын считает ВКС-свидания удобными для несрочных и организационных вопросов. Однако он уверен, что этот способ не обеспечивает сохранения адвокатской тайны – а значит, непригоден для обсуждения позиции, стратегии и тактики защиты. При использовании ВКС невозможно будет «обмениваться документами, знакомить доверителя с подготовленными ходатайствами и жалобами», уверен адвокат. С ним согласен и член Совета АП Москвы Константин Ривкин: «Адвокат обычно ходит в СИЗО для обсуждения конфиденциальных вопросов – и мало кто доверится ВКС, не обеспеченной какой-то понятной защитой. Но, конечно, когда нужно сообщить информацию, не составляющую адвокатской тайны, это всё-таки лучше, чем сидение в диких очередях и риск заразиться коронавирусом. Поэтому я считаю это нововведение положительным – но в качестве дополнения, а не замены живого свидания».

Роберт Зиновьев сообщил «Улице», что начальник столичной УФСИН Сергей Мороз уже предложил АП Москвы ускорить запуск такой системы – правда, за счёт самой палаты. По его словам, первое заседание рабочей группы по этой теме состоялось 4 марта. «Представители УФСИН пришли на совещание подготовленными – у них уже были проект, возможное техническое решение, даже смета, – рассказал Зиновьев. – Всё, как всегда, упирается в деньги. У них этих денег нет. Действующие ВКС, соединяющие изоляторы с судами, работают за счёт бюджета судебного департамента. УФСИН предложила нам взять расходы на внедрение системы на себя. Но сейчас – особенно в эти времена, когда у нас не стало трудовых доходов, – конечно, это нереально».

Авторы: Екатерина Горбунова, Елизавета Герелесова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.