13.10.2020

ВС избавил «уголовные» суды от сложных гражданских исков

Такая идея содержится в новом постановлении Пленума ВС

Сегодня Пленум ВС принял постановление о практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу. Адвокаты согласны, что подобный документ нужен, поскольку сейчас законодательство «крайне лаконично» регулирует этот институт. Однако указывают, что получившийся текст оставляет без внимания много важных процессуальных вопросов. Эксперты также отмечают его тенденциозность – Верховный суд слишком сильно сосредоточился на правах потерпевших, забыв про ответчиков.

В принятом постановлении напоминается, что гражданский иск о возмещении причинённого преступлением ущерба может быть подан в рамках уголовного процесса. Его может предъявить как физическое, так и юридическое лицо, в том числе госпредприятие. Хотя в защиту последних с иском вправе обратиться и прокурор. Представителем гражданского истца может в том числе выступать адвокат.

В документе, по словам адвоката Максима Никонова, «стабилизировано» решение нескольких частных вопросов: о взыскании с угонщика ущерба за последующее повреждение автомобиля третьими лицами; о взыскании потерпевшим расходов на представителя в уголовном процессе, а не в рамках гражданского иска; о возможности взыскать компенсацию морального вреда по имущественным преступлениям, если они были сопряжены с нарушением личных неимущественных прав. Его коллега Юлия Стрелкова считает важным наличие в постановлении практических примеров. «Несмотря на очевидность многих из них, сама возможность для практикующих юристов обращать внимание судов на схожесть рассматриваемого в их процессе вопроса с примером, имеющимся в постановлении Пленума ВС, способна усилить процессуальную позицию», – уверена она.

По этой же причине Стрелкова положительно оценивает разъяснения о лицах, которые могут быть гражданскими истцами и ответчиками; о предмете гражданского иска и об определении порядка взыскания при наличии нескольких гражданских ответчиков. Отдельно адвокат отмечает наличие в документе примеров, как суды должны обосновывать принятые решения о размере вреда и порядке взыскания – а также возможные действия апелляции при обжаловании приговора в части гражданского иска.

При этом Стрелкова подчёркивает, что приведённые разъяснения полезны не только судьям, но и следователям. Ведь гражданский иск может быть заявлен и на досудебной стадии, а сотрудники следственных органов «могут испытывать большие затруднения в этих вопросах».

Максим Никонов особо отмечает пункт 12 постановления. По его мнению, Пленум ВС «заужает» сферу применения гражданского иска в уголовном процессе», сводя её фактически к простым и типичным случаям, когда вред причиняется непосредственно преступлением. Классический пример – компенсации за причинение вреда здоровью по насильственным преступлениям. При этом гражданско-правовые аспекты более сложных ситуаций остаются за рамками уголовного процесса. Скажем, при квартирном мошенничестве вред, казалось бы, тоже причиняется непосредственно преступлением – у человека похищают имущество. Но Пленум ВС прямо указывает: иск о признании гражданско-правового договора недействительным будет в уголовном процессе оставлен без рассмотрения – нужно идти в гражданский процесс.

Это разъяснение адвокат оценивает двояко. «С одной стороны, воззрения судей-криминалистов подчас так расходятся с гражданско-правовыми “представлениями о прекрасном”, что судиться в два захода (последний из которых – у судьи-цивилиста) может оказаться лучше, чем в один, – поясняет он. – Но, с другой стороны, такой подход Пленума ВС порождает массу вопросов: от концептуально-теоретических (как это “раздваивание” согласуется с главной идеей гражданского иска в уголовном процессе – процессуальной экономией) до сугубо прикладных (что происходит с исковой давностью)».

Впрочем, одновременно с этим в пункте 27 Пленум даёт установку не «раздваивать» процессы в простых случаях – и стремиться разрешить гражданский иск по существу в рамках уголовного дела. «Раньше большое количество гражданских исков судьи “сбрасывали” в производство по ГПК, ссылаясь на сложности с расчётами, – напомнил Никонов. – Теперь это будет затруднительно, так как Верховный суд прямо запретил это делать».

При этом, отмечает адвокат, постановление вообще не рассматривает сложные моменты, связанные с возможным «задваиванием» гражданского иска. «Можно ли подавать и гражданский иск в рамках уголовного процесса, и – например, при заволокичивании расследования по уголовному делу – “автономный” иск по ГПК или АПК? Подлежит ли удовлетворению гражданский иск в уголовном процессе, если ранее эта же ситуация была просужена через гражданский или арбитражный процесс и есть отрицательное решение суда? А можно ли подавать гражданский иск в уголовном процессе, если ранее аналогичный иск подавался в рамках ГПК или АПК, но по каким-либо причинам был отказ истца от иска?», – задаётся он вопросами, на которые в документе нет ответа.

Юлия Стрелкова обратила внимание на явную тенденциозность постановления. «Акцентируя гарантии защиты прав потерпевших, документ не уделяет должного внимания проблемным аспектам прав гражданских ответчиков, – поясняет она. – Например, текст не содержит рекомендаций по обеспечению судами права на эффективное ознакомление с гражданским иском и подтверждающими его материалами (если они не являются доказательствами по самому уголовному делу). Нет рекомендаций и по предоставлению адекватного времени на составление возражений, по алгоритму действий суда в случае, если гражданским ответчиком будет являться иностранное юридическое или физическое лицо». Адвокат считает, что Пленум ВС мог бы сформулировать общие указания, обеспечивающие адекватную реализацию процессуальных прав гражданского ответчика. Тогда защита могла бы использовать их для обоснования перед судами ходатайств об отложении разбирательства, если гражданский иск был заявлен в конце судебного следствия и его анализ требует дополнительного времени.

Указанная тенденциозность, по словам адвоката, ярче всего проявляется в пункте 34 документа. Там Верховный суд рекомендует апелляции и кассации выносить «частники» правоохранителям и судам первой инстанции, если они допустили нарушения или ограничения прав потерпевшего и гражданского истца. О правах ответчика в пункте нет ни слова.

«По большей части это компендиум из рассредоточенных по УПК и ГК положений, – резюмирует Максим Никонов. – Нельзя сказать, что это совсем уж бесполезно, но это не тот уровень работы, которого всё-таки ожидаешь от Пленума ВС РФ».

Автор: Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.