28.10.2020

Следователей заставляют допускать адвокатов на обыски

Бизнес-омбудсмен хочет внести уточнения в УПК

Подмосковный бизнес-омбудсмен Владимир Головнёв, Федеральный союз адвокатов и АП Мособласти совместно предложили новое решение проблемы недопуска адвокатов на обыск. Они разработали поправки в УПК, обязывающие следователей допускать защитника «с момента прибытия на обыск». Проект уже направлен федеральному уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову с предложением внести его в Госдуму.

Советник бизнес-омбудсмена Московской области Юлия Мартынова рассказала «Улице», что проект предполагает внесение изменений ст. 182 УПК (Основания и порядок производства обыска). Её предлагают дополнить таким пунктом: «Участие защитника, а также адвоката, представляющего интересы лица, в помещении которого производится обыск, должно обеспечиваться следователем (или лицом, проводящим следственное действие), с момента их прибытия для участия в обыске». Аналогичное требование планируют предусмотреть и для процедуры осмотра помещения или территории, которыми в последнее время часто «прикрывают» обыски.

Один из разработчиков поправок, адвокат Павел Дмитриенко, рассказал «Улице», что формально право воспользоваться услугами адвоката при обыске уже закреплено в ст. 182 УПК – но толкование этой нормы вызывает споры. «Если адвокат прибыл, его обязаны пустить к месту обыска, – пояснил он. – Но на практике доходит до конфликтов: адвокатам выкручивают руки, выгоняют из помещения». Дмитриенко напомнил, что 14 января 2020 года Конституционный Суд в этом споре встал на сторону адвокатов: «Суд указал, что воспрепятствование присутствию адвоката в помещении, где ведётся обыск, признаётся нарушением прав владельца. Однако позиция КС никак не повлияла на поведение следователей – жалобы на недопуск защитников на следственные действия продолжают поступать и в аппарат уполномоченного».

По мнению Дмитриенко, если обязанность пускать адвоката к месту обыска будет прямо прописана в законе, это устранит все возможности для двоякого толкования нормы. Он также отметил, что в будущем необходимо поднять вопрос о проведении всех обысков только в присутствии адвоката – по аналогии с требованиями к процедуре проведения допроса. «В ходе обыска ограничиваются конституционные права граждан. Человека застают врасплох, ему сложно собраться, – объяснил защитник. – Когда он потом подаёт жалобу в суд, ему говорят: “Почему вы не внесли замечания на действия следователя в протокол?” А откуда он мог знать, что они незаконны?». Однако такая реформа УПК требует более детальной проработки механизма привлечения адвокатов по назначению, полагает Дмитриенко. Поэтому авторы пока что ограничились требованием допускать адвоката только в тех случаях, когда об этом попросит доверитель.

Опрошенные «Улицей» эксперты отнеслись к предложению неоднозначно. Они подтверждают наличие проблемы с допуском адвокатов на обыски, но не верят, что решить её можно с помощью уточнений в законе. Советник АБ «Хорошев и партнёры» Александр Брестер отметил, что внесение в УПК прямой обязанности следователя допустить защитника на обыск «не будет лишней» – так больше шансов, что правоохранительные органы станут выполнять эту норму. Но вообще у следователей и сейчас нет законных оснований не пустить адвоката для участия в обыске, отмечает эксперт. Чаще всего защитник не может попасть на следственное действие не из-за прямого отказа следователя, а из-за отсутствия самой возможности вступить с ним в контакт: «Как бывало в нашей практике – адвокат стучится в дверь, а следователь потом говорит, что ему об этом не сообщали». С ним соглашается адвокат АБ «ЗКС» Андрей Гривцов: «Следователь скажет: “Да, я обязан пустить адвоката, но ко мне же никто не обращался”. А не обращался потому, что дверь закрыта на ключ изнутри».

Эксперты уверены, что менять нужно не УПК, а отношение власти к адвокатуре в целом. «Правоохранительные органы вспоминают, что адвокаты приносят пользу, только когда сами сталкиваются с уголовным преследованием, – иронизирует Гривцов. – До этого момента они им мешают. Менять надо эту культуру отношения к адвокатам». Похожей позиции придерживается и Брестер: «Это вопрос решается с помощью очень простой установки: от адвоката не прятаться. Пока такой установки нет, приходится каждый раз с боем доказывать, что адвокат был на месте – и поэтому его нужно было допустить к участию в следственном действии».

Бизнес-омбудсмен также поддержал предложения адвокатов решить проблему подмены гражданско-правовых отношений уголовным преследованием. «Когда один предприниматель в арбитражном процессе выигрывает дело, второй бизнесмен, не желая смириться с проигрышем, привлекает к участию правоохранительные органы», – заявил Головнёв на заседании Общественного совета при уполномоченном 26 октября. Он предложил закрепить в законе «положения о безусловном учёте судебных актов, которыми установлена действительность и реальность договорных обязательств между хозяйствующими субъектами».

По словам Дмитриенко, проект с предложениями адвокатов и Головнёва уже направили федеральному уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову. Адвокат надеется, что в случае одобрения Титов воспользуется имеющимися у него инструментами для внесения инициативы в Госдуму. Получить комментарий пресс-службы Титова «Улице» пока не удалось.

Автор: Елена Кривень

Редакторы: Екатерина Горбунова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.