09.12.2020

Следователей хотят обязать предъявлять для ознакомления сразу все тома дела

Такой законопроект внесён на рассмотрение Госдумы

Заксобрание Ленинградской области предложило дополнительно обязать следствие предъявлять обвиняемым, находящимся под стражей, все тома уголовного дела сразу. По мнению депутатов, это искоренит порочную практику «дорасследования» дела уже после начала ознакомления с ним обвиняемого и защитника. Однако адвокаты указывают на «многочисленные лазейки» и поэтому  считают поправку «номинальным реверансом в сторону защиты, который вряд ли изменит ситуацию хоть сколько-нибудь ощутимо».

Опубликованный сегодня законопроект предусматривает внесение изменений в ч. 5 ст. 109 УПК («Сроки содержания под стражей»). Сейчас эта норма предполагает, что материалы уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (по общему правилу речь идёт о 12 месяцах). Авторы инициативы хотят дополнить это положение прямым указанием на то, что предъявляться должны «все материалы оконченного расследованием уголовного дела в подшитом и пронумерованном виде».

Такие правила уже предусмотрены в других статьях УПК – 215-й («Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением») и 217-й («Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела»). Но депутаты заксобрания Ленобласти считают, что отсутствие подобной формулировки в ст. 109 УПК приводит к тому, что следователи – пытаясь начать процедуру ознакомления с делом в срок и одновременно не допустить освобождения фигуранта дела – предоставляют обвиняемому и его защите только часть томов. «При этом стадию ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела работники следственных органов часто используют для проведения следственных действий после официального окончания предварительного следствия, в результате чего происходит незаконное дополнение материалов уголовного дела новыми документами», – добавляют авторы законопроекта.

С ними соглашается адвокат Анастасия Пилипенко: «Когда предельный срок содержания под стражей истекает, следователь приезжает в СИЗО с двумя томами из пятисот. А потом бодро сообщает в суде при продлении меры пресечения, что материалы уголовного дела обвиняемому предоставил. И суды продлевают меру свыше предельного срока. В это время остальные 498 томов ещё только формируются следствием».

В пояснительной записке подчёркивается, что «предусмотренное статьёй 47 УПК право гражданина знать, в чём он обвиняется и какими доказательствами подтверждается предъявленное ему обвинение, является исключительно важным для построения эффективной защиты в суде, для возможности возражать обвинителю и убедительно оспаривать его позицию».

Авторы инициативы предусмотрели и исключения из этого правила. Во-первых, обвиняемому не будет предъявляться постановление о сохранении в тайне данных о личности потерпевшего и связанных с ним лиц – если следователь решил, что это нужно для их безопасности. Во-вторых, уголовное дело может быть дополнено новыми материалами на стадии ознакомления по ходатайству одного из участников процесса – с ними обвиняемого и защиту будут знакомить отдельно.

По мнению Анастасии Пилипенко, поправка способна решить проблему лишь отчасти. «Следователь будет утверждать, что представил для ознакомления все материалы уголовного дела. А большая часть материалов в дело попадёт через упомянутую в законопроекте ст. 219 УПК («Разрешение ходатайства» – “АУ”). Или, например, через указания руководителя следственного органа перед направлением дела с обвинительным заключением прокурору. В законопроекте о таком механизме не сказано, потому что такие решения руководители принимают уже после ознакомления сторон с материалами дела». «И ещё будет тысяча лазеек, которые я сейчас не могу придумать, но следствие придумает обязательно», – уверена Пилипенко.

Она указала также, что непонятно, какими будут последствия обхода закона для следователя. «Допустим, он в суде клялся и божился, что все материалы предоставил обвиняемому, и суд продлил меру. А потом выясняется, что не все материалы представлены. К этому моменту мера пресечения может быть уже продлена судом, слушающим уголовное дело по существу, и обжаловать предыдущее продление хоть и надо, но малоэффективно, – пояснила она. – Можно ещё просить суд первой инстанции признать "запоздалые" материалы недопустимыми доказательствами, но прямого указания на эту возможность в законопроекте нет. В его отсутствие суды, скорее всего, отнесутся скептически к таким доводам защиты».

По мнению Пилипенко, законопроект – «номинальный реверанс в сторону защиты, который вряд ли изменит ситуацию хоть сколько-нибудь ощутимо». С ней согласен адвокат Максим Никонов. «То, что предлагается ввести в ч. 5 ст. 109, фактически есть и в ст. 215, и в ст. 217 УПК. Это делается только для того, чтобы следователь читал положения закона не в одной статье, а в двух, – посетовал он. – Это не проблема регулирования, это проблема правоприменения». Он уверен, что это не изменит подход следствия: тем сотрудникам, которым было достаточно двух статей, третья не нужна – а те, «кто считал, что они могут приносить защите документы в любом порядке, в котором они посчитают нужным», просто не обратят внимание на новую норму.


Авторы: Екатерина Горбунова, Антон Кравцов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.