20.07.2022

Следователь «допросил» обвиняемую в её отсутствие

Адвокат намерена пожаловаться его начальству

Петербургский адвокат Анастасия Пилипенко столкнулась с необычной попыткой следствия выдать желаемое за действительное. Она приехала в СИЗО на свидание к Виктории Петровой, обвиняемой в нарушении «цензурной» статьи УК. Их встречу прервал следователь Александр Демидов – и потребовал немедленно провести допрос. А когда Петрову увели на обед, следователь позвал понятых и оформил «протокол допроса» в отсутствие самой обвиняемой. Анастасия Пилипенко намерена пожаловаться на «креативного» следователя его руководству.

В мае адвокат АП Санкт-Петербурга Анастасия Пилипенко вступила в защиту Виктории Петровой в деле о «распространении заведомо ложной информации» об армии (ст. 207.3 УК). Девушке предъявили обвинение сразу после задержания, а затем отправили под стражу. Из-за поста во «ВКонтакте» она уже третий месяц находится в петербургском СИЗО-5 «Арсеналка».

Дело Петровой поручили следователю СО по Калининскому району ГСУ СКР по Санкт-Петербургу Александру Демидову. Он заявил Пилипенко, что планирует вести следственные действия с понедельника по пятницу, 18–22 июля. «Я ему сообщила, что в понедельник я в судах, а во вторник – в “Крестах”, – рассказывает Пилипенко. – Договорились на среду, 20 июля». Но 19 июля Анастасия Пилипенко неожиданно для себя оказалась в «Арсеналке». В тот день она планировала поехать на свидание в «Кресты» – а утром выяснилось, что подзащитного забрали на продление меры пресечения. «Смысла ехать к нему в СИЗО уже не было, ведь мы всё равно увидимся в суде. То есть у меня освободилось полдня, и я решила поехать к Петровой в СИЗО-5», – поясняет она.

В очереди Пилипенко встретила следователя Демидова. Он поинтересовался, с какой целью защитница приехала в «Арсеналку» – и решил пойти к Петровой вместе с ней. Более того, следователь признался, что уже два дня «караулит» Пилипенко у СИЗО. «Я ответила, что у нас с ним договорённость на среду. А сейчас у нас [с Петровой планируется] конфиденциальное общение, – вспоминает адвокат. – Демидов возмущался, потом отошёл и вернулся с уведомлением: “Прошу вас явиться в СИЗО-5 после обеденного времени в связи с проведением следственных действий”. Но у меня именно на это время было назначено заседание по мере пресечения подзащитного из “Крестов”. Естественно, я сказала об этом Демидову. Пока мы так общались, подошла моя очередь».

Пилипенко начала разговаривать с Петровой, но через пять минут в кабинет зашёл следователь. Он объявил, что намерен провести допрос. Защитница повторила, что обвиняемая сейчас конфиденциально общается со своим адвокатом. «Демидов начал настаивать – мол, он сейчас просто составит протокол допроса, а мы можем отказаться от дачи показаний, – вспоминает Пилипенко. – Но у нас противоположная задача – дать абсолютно подробные исчерпывающие показания по делу, когда нам это будет удобно. И ст. 51 Конституции мы не брали».

Адвокат АП СПб Анастасия Пилипенко

Я сказала следователю, что он не может сейчас начинать допрос моей подзащитной – потому что он прервёт нашу конфиденциальную беседу. И пока мы её не закончим, он не может начать следственные действия.

По словам Пилипенко, сотрудники изолятора не вмешивались в конфликт. Препирательства продолжались 10 минут; в итоге адвокат убедила следователя дать им пообщаться с Петровой наедине. Тем не менее периодически Демидов стучал в дверь и спрашивал, закончилось ли свидание.

Примерно в час дня – когда в СИЗО начинается обед – следователь не выдержал и опять зашёл в кабинет. Он предложил Петровой отказаться от обеда, чтобы успеть провести допрос. «Моя подзащитная заявила, что не будет этого делать. Тогда следователь сказал, что всё равно составит протокол допроса, – вспоминает Пилипенко. – Дальше Петрову вывели из следственного кабинета, я вышла за ней. В коридоре мы увидели сотрудников изолятора с видеорегистраторами и двух заключённых – понятых».

Доверительницу увели на обед, а защитница зашла в кабинет, где лежат требования и пропуска посетителей СИЗО. Именно там следователь и составил «протокол допроса». Согласно документу, Петрова находилась в помещении, всем участникам были разъяснены права, а защитнику была предоставлена возможность наедине пообщаться с обвиняемой. «А потом я якобы вскочила и сказала, что мне нужно уезжать, у меня другой суд, поэтому я сюда уже не вернусь, – пересказывает Пилипенко. – Я же написала, как есть. Что свидание было прервано. Что нарушены законные интересы и права моей подзащитной. Что в настоящий момент она обедает согласно правилам внутреннего распорядка – и физически отсутствует на месте составления протокола».

Анастасия Пилипенко заявила «Улице», что отказывается считать этот документ протоколом допроса. Защитница намерена пожаловаться на действия следователя его руководителю в порядке ст. 124 УПК. В палату она пока не планирует обращаться, надеясь решить проблему процессуальными методами.

Защитница напоминает, что следователь должен за пять дней уведомлять о следственных действиях. «Я попросила Демидова посчитать на пальцах, сколько прошло времени с 15-го до 19 июля. У него получилось четыре дня. Но он всё равно сказал, что уведомил меня – причём сразу на всю неделю вперед, – вспоминает Пилипенко. – А затем начал предъявлять претензии о том, что я его не уведомила об изменении своих планов, что у меня появилось свободное время для встречи с подзащитной. Демидов считал, что я обязательно должна была ему об этом рассказать. Я попросила его сослаться на соответствующую норму. Он сказал, что сослаться не может, но упрекнул меня: “Ну, мы же договаривались, что будем на связи”».

Адвокат АП СПб Анастасия Пилипенко

Я хожу к своей подзащитной в СИЗО тогда, когда в этом есть необходимость. Моя необходимость не всегда коррелирует с необходимостью следователя. И, конечно, нет никакой обязанности сообщать ему о своих свиданиях с доверителем.

Пилипенко добавила, что в мае этот же следователь приходил к Виктории Петровой в отсутствие защитника. Он убеждал девушку отказаться от адвоката и дать признательные показания. В тот раз Пилипенко, обсудив ситуацию с подзащитной, решила не жаловаться на Демидова. «Но теперь я буду жаловаться на этого находчивого следователя, – заявила она “Улице”. – Не только на то, что он прервал наше общение с подзащитной. Но и на то, что он выдумал такой интересный протокол допроса обвиняемого в отсутствие самого обвиняемого». «Улица» направила запрос в СО по Калининскому району ГСУ СКР по Санкт-Петербургу, но ответ пока не получила.

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.