08.12.2020

СИЗО запретило адвокату лично передать документы доверителю

В изоляторе действия защитника назвали перепиской

Сотрудники краснодарского СИЗО запретили адвокату передать документы доверителю во время свидания. В изоляторе заявили, что любой обмен бумагами между защитником и арестантом – это переписка, которая должна проходить через администрацию учреждения. Защитник уверен, что это требование нарушает адвокатскую тайну, и намерен обжаловать его в суде.

Адвокат Виталий Кацко рассказал «Улице», что 30 ноября у него состоялось свидание с доверителем N, который находится в краснодарском ФКУ СИЗО №5 ФСИН России (защитник не стал рассказывать про дело – «АУ»). Во время свидания он планировал передать N ряд документов для согласования позиции защиты: «Там были два ходатайства, 24 адвокатских запроса и жалоба прокурору». Адвокат предполагал, что доверитель сможет позже прочесть их в конфиденциальной обстановке.

Однако сотрудники прервали передачу бумаг. По словам адвоката, они заявили, что «переписка» должна вестись только через администрацию учреждения. «Я объяснил, что это не переписка и что я передаю процессуальные документы. Но сотрудники настаивали, что это именно переписка и пригрозили прервать свидание», – сказал Кацко. По его словам, работники изолятора сослались на ст. 20 Закона о содержании под стражей («Переписка»).

Закон о содержании под стражей

Подозреваемым и обвиняемым разрешается вести переписку с родственниками и иными лицами без ограничения числа получаемых и отправляемых телеграмм и писем… Переписка подозреваемых и обвиняемых осуществляется только через администрацию места содержания под стражей и подвергается цензуре.

Кацко не стал отправлять документы через администрацию. Он подчёркивает, что бумаги содержат информацию о позиции защиты – а значит, охраняются адвокатской тайной. «Если отправить их через администрацию, то вся информация, что там отражена, будет известна сотрудникам ФСИН и другим лицам, которым её могут передать», – опасается защитник. По этой причине он считает, что требования сотрудников СИЗО противоречат ст. 8 Закона об адвокатуре («Адвокатская тайна»).

Кацко намерен добиться признания требований СИЗО незаконными. Он подготовил иск в Октябрьский районный суд Краснодара, который планирует подать в ближайшее время. В своём исковом заявлении (есть у «АУ») защитник отметил, что согласно ч. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре любые сведения, связанные с оказанием юридической помощи доверителю, являются адвокатской тайной. Он добавил, что согласно п. 6 ст. 18 Кодекса адвокатской этики профессиональной тайной защищаются также проекты документов и письменные консультации защитника. Поэтому передача таких бумаг через третьих лиц – администрацию СИЗО – может повлечь дисциплинарную ответственность для самого адвоката.

По словам защитника, 15 октября с подобной ситуацией в СИЗО №5 столкнулся его коллега Василий Ястреб: «На свидании подзащитный попытался передать ему свои записанные показания, но сотрудники прервали свидание». Ястреб обжаловал действия сотрудников изолятора; прокурорская проверка установила, что свидание было прервано незаконно, и 19 ноября начальнику СИЗО было внесено представление об устранении нарушения. Однако в своём ответе (есть у «АУ») прокуратура не пояснила, является ли незаконным сам запрет на личную передачу документов от адвоката к доверителю.

Заместитель председателя комиссии по защите прав адвокатов АП Краснодарского края Алексей Иванов сообщил «Улице», что удивлён подобными требованиями СИЗО №5. Однако детально прокомментировать ситуацию не смог, поскольку жалоба от адвоката Кацко в комиссию не поступала.

Старший юрист Института права и публичной политики Александр Брестер отмечает, что попытки сотрудников изолятора пресечь обмен документами адвокатов с арестантами встречались и раньше. Эксперт пояснил, что сотрудники СИЗО не вправе просматривать такие бумаги. Исключением может стать лишь ситуация, когда у администрации есть веские основания полагать, что документы содержат информацию, не связанную с адвокатской помощью. «В этом случае начальник учреждения должен вынести мотивированное постановление, в котором он описывает, что появились сведения о передаче адвокатом чего-то личного или незаконного», – говорит Брестер. По его мнению, если у сотрудников СИЗО появятся обоснованные опасения, что защитник передаёт, например, письма от родственников, они будут вправе это пресечь. «В ситуации, когда передаваемые документы ярко выражены как адвокатские – ходатайства, запросы – такие действия сотрудников незаконны», – подчеркнул эксперт. Брестер также добавил, что даже при направлении таких документов по почте администрация не вправе читать или цензурировать письма от адвоката без мотивированного постановления начальника учреждения.

В самом изоляторе «Улице» отказались комментировать порядок передачи документов от адвокатов к арестантам и посоветовали обратиться в пресс-службу ФСИН. На момент публикации «Улица» не получила ответа на запрос. 

Напомним, в 2018 году ФПА предлагала дополнить Закон о содержании под стражей положением о праве защитника и доверителя в ходе свидания обмениваться записями и документами. Кроме того, палата настаивала на необходимости отдельно прописать в законе запрет цензуры переписки адвоката с подзащитным. Причём проект предусматривал и ограничение этих прав, но исключительно на основании судебного решения – при наличии доказательств преступного характера общения адвоката с доверителем. Но через полгода замминистра юстиции Денис Новак сообщил, что поправки, подготовленные ведомством на основе проекта ФПА, получили отрицательные отзывы силовых ведомств и не были приняты. В плане законопроектной деятельности на 2020 год «Улица» обнаружила поручение подготовить поправки в Закон о содержании под стражей – но там речь идёт только о «запрете цензуры переписки подозреваемого и обвиняемого с адвокатом». Подготовку законопроекта правительство возложило на Минюст, в Госдуму он должен был быть внесён в ноябре этого года. «Улица» направила ведомству запрос о судьбе поправок. 

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.