11.03.2022

Полицейские заковали адвоката в наручники

Он утверждает, что его называли защитником нацистов

Адвокат АП Ленинградской области Алексей Калугин заявил о вопиющем нарушении своих профессиональных прав. Сначала его отказались пропустить в петербургский отдел полиции к задержанной на митинге доверительнице. Когда он попытался зафиксировать недопуск на видео, полицейские затащили адвоката в здание, заковали в наручники и заявили, что он защищает «нацистов». Калугин требует возбудить уголовное дело о превышении служебных полномочий, палата полностью его поддерживает.

Инцидент произошёл в ночь на 7 марта в Санкт-Петербурге. Примерно в 5 утра адвокаты Алексей Калугин и Сергей Подольский приехали к отделу полиции №31 – там находилась доверительница, которую задержали во время массовой акции против «специальной военной операции». Ей вменялась «митинговая» ч. 1 ст. 20.2.2 КоАП. Защитники собирались оказать девушке юридическую помощь по соглашению с «ОВД-Инфо» (внесена в реестр «иностранных агентов»).

Калугин рассказал «Улице», что вход на территорию отдела был закрыт. Они позвонили в домофон у ворот; дежурный сообщил, что руководитель отдела распорядился не пускать «посторонних лиц», в том числе и адвокатов. Калугин с Подольским сообщили о происходящем на горячую линию УМВД и оставили сообщение на номер 112. Подождав немного, они вновь позвонили в домофон и попросили пропустить их в ОП для подачи заявления о недопуске. Через некоторое время к ним вышел полицейский.

Адвокат утверждает: он сразу предупредил, что фиксирует на видео факт недопуска. «Сотрудник был настроен агрессивно, потребовал прекратить видеосъёмку. Хотя мы находились за калиткой, вообще не на территории отдела, – вспоминает Калугин. – На вопрос, почему нам нельзя снимать с улицы отдел полиции, он не ответил. Попросил меня пройти в отдел». Калугин указал – вместе с ним ждёт и второй адвокат. Это, по его словам, спровоцировало конфликт.

«В этот момент [полицейский] своей правой рукой с силой схватил меня за куртку и начал затягивать на территорию отдела полиции, – говорится в заявлении Калугина, которое он позже подал в СКР (копия есть в распоряжении реакции). – Из-за шока от происходящего я начал пятиться назад, чтобы попробовать исключить возможность осуществлять в отношении меня незаконные действия». По словам адвоката, он не останавливал запись – поэтому полицейский «стал заламывать ему руки, вырывать телефон, пытался на него надеть наручники; заявлял, что задерживает его за нападение на сотрудника полиции».

Из здания выбежали другие полицейские, которые помогли коллеге справиться с адвокатом. «Очень непрофессионально застегнули наручники, причинили мне боль, повели в отдел, кинули к административно задержанным, – вспоминает Калугин. – Мне угрожали статьёй 318 (применение неопасного насилия к представителю власти) и 319 УК (оскорбление представителя власти)». Там же выяснилось: на адвоката напал не рядовой сотрудник, а сам начальник отдела.

Адвокат Алексей Калугин

Говорили, что ничего хорошего меня больше не ждёт. Сказали, что я могу забыть про адвокатскую деятельность. А я сидел в наручниках всё это время.

Потом адвоката завели в кабинет к начальнику отдела, куда всё-таки пропустили Сергея Подольского. «Этот начальник долго нам рассказывал, что мы защищаем не тех, кого нужно. Что это нацисты, а мы пособники нацистов, – вспоминает Калугин. – По его мнению, раз мы приехали в отдел ночью вместо того, чтобы знакомиться с делом в суде, то мы явно “идейные” и с нами тоже “надо бороться”». Адвокат пытался объяснить, что помогает людям вне зависимости от их политических взглядов, но полицейский «был непробиваем».

В середине беседы с Калугина всё-таки сняли наручники. «Разговор свёлся к тому, что он потребовал удалить видеозапись – понимая, что на ней содержится подтверждение совершённого им должностного преступления, – говорит адвокат. – Я это сделал, потому что понимал: если не соглашусь на это незаконное требование, то последствия могут быть серьёзные». После этого адвокатов выпустили из отдела, причём Сергею Подольскому даже дали зайти к доверительнице – «пообщаться пять минут».

Как только Калугин оказался на свободе, он тут же восстановил удалённую запись. После этого адвокат обратился в поликлинику и зафиксировал следы нападения (копия справки есть у редакции). Затем он позвонил в комиссию по защите прав адвокатов. «Алексей мне позвонил утром в шоке, в возбуждённом состоянии, рассказал об этой ситуации, – рассказал “Улице” глава КЗПА АП Ленобласти Евгений Тонков. – Я его выслушал, заверил, что мы поддержим его в любом случае, потому что он наш адвокат. Он прислал определённые документы, записи, я их проанализировал и полагаю, что он вёл себя безупречно. Полицейские в этом случае выглядят очень отрицательно и в их действиях есть признаки состава преступления».

Калугин подал в КЗПА официальное обращение; члены комиссии рассмотрят его «в самое ближайшее время». По мнению Евгения Тонкова, такие случаи необходимо предавать огласке: «Делай что должно, и будь что будет. Как только адвокат начнёт бояться выполнять свои функции адвоката, мир для него изменится. Он станет для него источником страха».

Тонков обращает особое внимание внимание на тот факт, что сотрудники полиции угрожали адвокату потерей статуса: «Они думают, что достаточно обратиться в органы адвокатского сообщества – и там человека лишат статуса. Ничего подобного, адвокатское сообщество не удовлетворяет прихоти таких дурных полицейских и яростно отстаивает своих коллег». Впрочем, глава КЗПА уверен, что в данном случае виноват «человеческий фактор циничного начальника отдела, который вёл себя как какой-то барин с индульгенцией на произвол».

10 марта адвокат подал заявления о превышении должностных полномочий (ст. 286 УК) в ГУ МВД, ГСУ СКР и в петербургскую прокуратуру. В свою очередь, «ОВД-Инфо» публично обратилась к главе МВД Владимиру Колокольцеву и омбудсмену Татьяне Москальковой с требованием провести проверку. «Насилие нельзя применять ни к каким мирным гражданам, однако насилие к адвокатам представляет собой нарушение особого типа. Адвокаты играют ключевую роль в обеспечении и защите прав человека, поэтому они пользуются специальной правовой защитой и неприкосновенностью. Нарушения прав самих адвокатов подрывают основы правопорядка как такового», – говорится в заявлении. «Улица» направила запрос в ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти.

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.