06.12.2020

Подзащитной не дали встретиться с адвокатом после жалоб на рабский труд

Сотрудники колонии сначала сослались на карантин, а потом принесли отказ заключённой от свидания с защитником

Адвоката Даниила Бермана, сотрудничающего с фондом «Русь сидящая»*, не допустили к доверительнице в мордовскую ИК-2. Ранее заключённая жаловалась на рабские условия труда и отсутствие выходных. Сотрудники колонии уверяли адвоката, что в учреждении введён карантин. Но когда Берман стал настаивать, чтобы его пропустили, сотрудник принёс заявление от женщины, где утверждалось, что она отказывается от свидания со своим защитником.

В 2014 году Анна Гайдукова была осуждена на 9 лет по статье 228 УК («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление наркотических средств»). Юрист фонда «Русь сидящая» Ольга Подоплелова рассказала «Улице», что осенью Гайдукова связалась с ними и сообщила о рабских условиях труда заключённых в мордовской колонии ИК-2. «Они работают свою смену, потом их выводят из промзоны, выключают камеры и приводят заключённых обратно работать фактически вторую смену, – пересказывает юрист. – В туалет практически не выпускают, на обед отводится 10 минут. При этом женщины получают на руки в большинстве своём 400–500 рублей в месяц, работая без выходных, праздников и отпусков». По словам Ольги, когда заключённая по телефону сообщила об этом сыну и попросила отправить жалобу в прокуратуру, ей заблокировали карточку «Зонателеком».

Делом в «Руси сидящей» занялась Ольга Подоплелова. Поскольку у неё нет адвокатского статуса, в ноябре в колонию отправился адвокат Даниил Берман, сотрудничающий с фондом. Его целью было поговорить с Гайдуковой, которая на тот момент находилась в ЛПУ-21. Защитник хотел узнать подробности, которые были нужны ему для дальнейшей работы по проблеме рабских условий труда. Никаких проблем с допуском к подзащитной у Бермана тогда не возникло, он смог получить от Гайдуковой нужную информацию о нарушениях прав заключённых.

4 декабря Даниил Берман снова поехал в Мордовию. Сначала он приехал в то же ЛПУ-21, однако там выяснилось, что Гайдукову после первой их беседы в срочном порядке перевели обратно в ИК-2, не закончив лечение. «Можно предположить, что одна из причин этого – то, что она пожаловалась сыну на нарушения в колонии, а также подтвердила адвокату ранее переданную информацию о рабских условиях труда», – считает Подоплелова.

Адвокат Берман направился в мордовскую ИК-2, однако там ему сообщили, что в колонию никого не допускают из-за введённого карантина. Защитник потребовал выдать письменный отказ в допуске с указанием причин, но сотрудник не сделал этого. Взяв ордер и удостоверение адвоката, он ушёл и через несколько часов вернулся с бумагой, где Анна Гайдукова отказывалась от встречи с Даниилом Берманом. В заявлении, по словам Подоплеловой, женщина написала, что отказ «не связан с оказанием психологического давления». При этом защитнику не дали сфотографировать текст заявления и не выдали копию. Берман попросил привести заключённую, чтобы она лично подтвердила написанное, но ему снова ответили отказом.

В «Руси сидящей» считают такой недопуск незаконным. «В соответствии с ч. 3 статьи 89 УИК, у осуждённых есть право на свидание с адвокатом без ограничения их числа продолжительностью до четырёх часов, – напоминает Ольга Подоплелова. – Теоретически, конечно, заключённый может отказаться от свидания с адвокатом и вообще от его помощи. Однако “заочный” отказ, сделанный в отсутствие адвоката, чтобы тот не мог убедиться в свободном волеизъявлении человека, нельзя считать достаточным». Она отметила, что для фонда ключевой проблемой остаются условия труда заключённых в ИК-2 и недопуск адвоката может быть подтверждением того, что в колонии действительно есть нарушения.

По её словам, Берман попытался сразу же обратиться в Дубравную прокуратуру, которая находится через дорогу от колонии. Но там не принимали посетителей: жалобы можно было подать только через ящик, что и сделал защитник. Кроме того, фонд «Русь сидящая» направил жалобы в Генпрокуратуру, Центральный аппарат ФСИН и УФСИН по Республике Мордовия, а также подал сообщение о преступлении в Следственный комитет и попросил организовать проверку по факту использования рабского труда и злоупотребления должностными полномочиями администрацией ИК-2.

Подоплелова подчёркивает, что заключённых часто лишают помощи адвокатов, когда те вскрывают нарушения в колониях. «Заключённых либо запугивают, либо, наоборот, сулят какие-то блага, например, УДО. Заставляют подписывать отказы от свиданий с адвокатами», – говорит юрист. По её словам, проблема особенно обострилась во время пандемии. Так, после бунта в Ангарской ИК-15 адвокатов не допускали в Иркутский СИЗО-1, куда перевели заключённых. Тогда администрация также ссылалась на карантин. «В итоге, конечно, прокуратура признала незаконными действия администрации СИЗО. Но на обжалование уходит драгоценное время, за которое с заключённым могут делать что угодно», – говорит юрист.

С точки зрения Подоплеловой, у проблемы нет простого решения. Должны работать комплексные механизмы: усиление независимого общественного контроля за местами лишения свободы, обеспечение конфиденциальности общения с адвокатами, а также возможность отказаться от встречи с адвокатом или его помощи только в его присутствии. Юрист добавила, что «Русь сидящая» рассматривает возможность обжаловать недопуск адвоката к Гайдуковой в судебном порядке.

«Улица» обратилась в ИК-2 и УФСИН по Республике Мордовия с просьбой прокомментировать и факт недопуска адвоката, и сообщения о рабском труде в колонии. Но на момент публикации на запрос никто не ответил. Адвокат Даниил Берман не стал общаться с «Улицей»: несмотря на то, что он прочёл сообщения корреспондента с просьбой дать комментарии, он на них не ответил.

*Не желая создавать финансовых трудностей для уважаемой правозащитной организации, «Адвокатская улица» вынуждена сообщить читателям, что «Русь сидящая» – проект Благотворительного фонда помощи осуждённым и их семьям. 7 мая 2018 года минюст внёс фонд в реестр так называемых «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Процесс
Защита в условиях пандемии

Автор: Татьяна Колобакина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.