19.02.2020

КС не стал оценивать правила поведения адвокатов в интернете

Но заметил, что адвокат должен стремиться поддерживать доверие граждан к судебной власти – а критика суда не должна выходить за «определенные рамки»

Конституционный суд отказался принять к рассмотрению жалобу Виталия Буркина и Юрия Филиппских, которые ранее были лишены адвокатского статуса. Обжалования этих решений в судах общих юрисдикцией не помогли вернуть им статус. В своей жалобе в КС они просили проверить на соответствие Конституции ряд норм Закона об адвокатуре в их взаимосвязи с положениями Кодекса профессиональной этики адвоката и правил поведения адвокатов в интернете. О публикации «отказника» КС сообщила пресс-служба ФПА.

Юрий Филиппских был лишен адвокатского статуса по решению АП Ненецкого автономного округа. По мнению палаты и судов, Филиппских осуществлял распределение дел по назначению, не имея на это соответствующих полномочий и в нарушение законодательства об адвокатуре – «в результате чего была затруднена работа органов предварительного расследования и суда».

Адвокатский статус Виталия Буркина был прекращен по решению АП Республики Башкортостан после публикации им в интернете статей с критикой судебной власти. Палата и суды пришли к выводу, что «использованные им формулировки не соответствовали требованиям профессионализма, достоинства, сдержанности и корректности», «а употребленные им выражения носят негативный характер, являются публичным выражением неуважения к судебным органам».

По мнению лишенных статуса адвокатов, существующие нормы законодательства об адвокатуре «наделяют президентов региональных адвокатских палат неограниченными полномочиями на всех стадиях дисциплинарного производства». Виталий Буркин также считает, что нормы адвокатского закона во взаимосвязи с положениями кодекса этики и правилами поведения адвоката в интернете «позволяют органам ФПА вводить для адвокатов полный запрет на критику судебной системы».

Конституционный Суд однако отказался вмешиваться во внутреннее адвокатское нормотворчество и оценивать его на соответствие Основному закону, указав на «особый публично-правовой статус адвокатуры» и принципы его деятельности, как института гражданского общества – «законность, независимость, самоуправление, корпоративность и равноправие адвокатов». «Наделение адвокатских палат контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями по принятию обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода, в том числе профессионального сообщества адвокатов, которое не входит в систему органов публичной власти и действует независимо от них», – указал КС.

Между тем Конституционный Суд не упустил возможности напомнить, что адвокат в силу своих публично-правовых функций должен быть аккуратен в публичных суждениях о деятельности госорганов и должностных лиц, в том числе судей.

Конституционный Суд

[Адвокат] призван обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина во взаимодействии с органами государственной, прежде всего судебной, власти и, соответственно, должен стремиться поддерживать доверие граждан к судебной власти.

Суд также сослался на несколько решений ЕСПЧ, говоря о допустимых рамках критики судебной власти со стороны адвокатов. «Европейский Суд по правам человека, давая казуальное толкование статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, применительно к осуществлению свободы выражения мнения адвокатами, указывал, что адвокаты имеют право, в частности, комментировать на публике отправление правосудия, если только их критика не выходит за определенные рамки, которые заключаются в обычных ограничениях, применяемых к поведению членов адвокатской коллегии, и что вне зала суда адвокаты не могут позволить себе высказывания, которые настолько серьезны, что выходят за пределы допустимых комментариев без надежного фактического обоснования, а также они не могут высказывать оскорблений».

«Заявители замахнулись на принцип независимости адвокатуры, оспаривая право сообщества решать внутренние вопросы своей жизни путем принятия внутрикорпоративных актов, главный из которых – Кодекс профессиональной этики адвоката, – отметил вице-президент ФПА Генри Резник. – Претензии заявителей – это попытка подменить решение внутрикорпоративных вопросов органами адвокатского самоуправления полным государственным контролем. На мой взгляд, так ставить вопрос могут только лица, чужеродные профессии адвоката. При этом я совершенно не даю оценку конкретным спорам, которые были между адвокатами и органами адвокатского самоуправления их палат. Но использовать расхождение во мнениях для того, чтобы фактически поставить под сомнение базовые основы существования адвокатуры, полагаю, могут только люди, которым эти принципы просто-напросто не близки». Мэтр выразил удовлетворение тем, что КС подтвердил статус адвокатуры, как независимой неправительственной организацией, выполняющей публично-правовые функции. «Получается так, государство независимость адвокатуры признает, а люди, которые числились адвокатами, эти принципы хотят ликвидировать. Это печально», – заключил Генри Резник.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.