11.05.2022

КЭС разрешила адвокатам быть арбитражными управляющими

Но предупредила о возможном конфликте статусов

В конце апреля совет ФПА утвердил разъяснение Комиссии по этике и стандартам «по вопросу о возможности совмещения статуса адвоката и статуса арбитражного управляющего». КЭС пришла к выводу, что совмещение статусов не запрещено законом – но на практике может привести к серьёзному конфликту. Адвокат, арбитражный управляющий Вячеслав Полушин рассказал «Улице», сложно ли работать в двух ипостасях.

26 апреля на сайте ФПА было опубликовано разъяснение КЭС на тему совмещения статусов адвоката и арбитражного управляющего. В документе отмечается, что такой вопрос возник у палаты Ленинградской области. Первый вице-президент совета АП ЛО Анна Денисова рассказала «Улице», что в палату обратились несколько арбитражных управляющих, которые хотели бы получить статус адвоката. Однако у них возникли сомнения о возможности совмещения двух статусов – поэтому палата обратилась в КЭС.

Вначале члены комиссии напоминают: согласно п. 3 ст. 9 КПЭА адвокат вправе заниматься урегулированием споров; научной, преподавательской, экспертной и иной творческой деятельностью; инвестировать средства и извлекать доход из других источников. Главное условие – чтобы эта деятельность «не предполагала использование статуса адвоката». Более того, «выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью».

Дальше комиссия ссылается на п. 1 ст. 20 закона «О несостоятельности (банкротстве)». Там говорится, что арбитражный управляющий «вправе заниматься иными видами профессиональной деятельности» – при условии, что это «не влияет на надлежащее исполнение им обязанностей». В результате члены КЭС делают вывод, что законодательство не содержит прямого запрета совмещать статус адвоката и статус арбитражного управляющего. Тем не менее это может привести к конфликту указанных статусов.

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам

Деятельность лица… может привести к тому, что осуществление полномочий в соответствии с одним из статусов будет свидетельствовать о нарушении ограничений, установленных применительно ко второму статусу.

При этом комиссия делает оговорку, что выводы разъяснения не распространяются на коллег с приостановленным статусом. Они не могут осуществлять адвокатскую деятельность, поэтому к ним не применяется правило о безусловном приоритете такой деятельности над другой.

Отметим, в декабре 2021 года КЭС «не рекомендовала» совмещать статусы адвоката и арбитражного управляющего, «поскольку такое совмещение будет давать поводы для возбуждения дисциплинарных производств». Член совета АП Ленинградской области Евгений Тонков подтверждает – «совместителю» будет сложно избежать конфликта интересов. «Нет практически ни одного случая, когда действия арбитражного управляющего не обжаловались бы. И здесь гражданин с двумя статусами становится очень уязвимым со стороны корпоративного законодательства об адвокатуре, – указывает Тонков. – В частности, статья 11 КПЭА не даёт адвокату права быть советником нескольких сторон в одном деле, если их интересы противоречат друг другу. Должники или кредиторы могут использовать эту уязвимость и пожаловаться в палату. Достаточно заявить, что арбитражный управляющий давал им не разъяснения в рамках арбитражного процесса, а устные консультации юридического характера – как советник по правовым вопросам. И тут адвокату придётся доказывать, что он всё-таки выполнял функции арбитражного управляющего».

Евгений Тонков подчёркивает, что знает случаи, когда адвокаты, поработав арбитражными управляющими, решали в итоге приостановить статус. «Эта практика свидетельствует о том, что разумные люди стараются не совмещать два статуса», – считает эксперт.

Адвокат АП Москвы Андрей Сучков отмечает, что в позициях КЭС нет прямого запрета совмещать два статуса: «В первом заключении говорится “не рекомендуется”, но это не означает запрета. Во втором речь идёт о “возможном появлении конфликта”. Таким образом, адвокату допустимо быть арбитражным управляющим». Эксперт подчёркивает, что в этой ситуации адвокату нужно будет внимательно отслеживать потенциальную возможность возникновения конфликта интересов. Например, не стоит быть одновременно арбитражным управляющим и поверенным кредитора или должника. Если угроза конфликта неизбежна, то необходимо прекратить один из видов деятельности.

Адвокат АП Москвы Андрей Сучков

Но предположим, что адвокат с действующим статусом выполняет функции арбитражного управляющего – и при этом не оказывает юридической помощи в качестве адвоката ни одному из участников данного дела о несостоятельности или банкротстве. Тогда я даже теоретически не вижу ситуации конфликта интересов или нарушения правил профессии.

Адвокат, арбитражный управляющий Вячеслав Полушин подтверждает, что вопрос о «совместительстве» назрел давно: «В юридических кругах я нередко встречаю адвокатов, желающих получить статус арбитражного управляющего. Поэтому разрешение КЭС ФПА этого вопроса можно признать актуальным, хоть и запоздалым». Он подчёркивает, что совмещает оба статуса уже более двух лет – и не видит в этом особых сложностей. «Адвокатам, которые хотят стать арбитражными управляющими, я рекомендую отказываться от какой-либо юридической помощи лицам, участвующим в деле о банкротстве, – говорит Полушин. – Не надо брать на себя поручения от лиц, которые юридически не связаны с кредиторами, но имеют экономическую или фактическую связь с кредиторами или контролирующими должника лицами».

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.