19.07.2021

Адвокатские запросы возьмут под контроль

Палаты призвали разбирать каждый случай их ненадлежащего использования

Совет ФПА запретил адвокатам использовать запросы как отдельную услугу – в отрыве от оказания помощи доверителю. Палаты же обязали разбирать каждый случай нарушения этого правила. По мнению экспертов, решение ФПА не во всём учитывает добросовестную практику применения запросов – и может ограничить возможности адвокатов. Более того, документ даёт адресатам запросов дополнительный повод для «отписок».

В опубликованном документе совет ФПА делает отсылку к прежнему своему решению – о допустимых способах применения запроса. Тогда адвокатам прямо запретили направлять в ведомства запросы с целью обжаловать решения госорганов или получить от них толкование правовых норм. Совет ФПА объяснил, что защитники могут использовать запросы только для получения информации «доказательственного характера».

Решение совета ФПА

Использование адвокатского запроса не в связи с оказанием квалифицированной юридической помощи конкретному доверителю или в не предусмотренных законом целях (не для сбора доказательств) недопустимо, так же как недопустим сбор информации следователем или судом вне расследования или рассмотрения конкретного уголовного или гражданского дела.

В новом документе палата повторила эту позицию. И таким образом обосновала недопустимость применения запросов в качестве самостоятельно оплачиваемой услуги – в том числе «в интересах третьих лиц, оказывающих услуги юридического и фактического характера».

По мнению совета ФПА, «коммерциализация публично-правового полномочия, предоставленного законом адвокату, дискредитирует его, подрывает авторитет адвокатуры». Поэтому «каждый такой случай должен становиться предметом реагирования дисциплинарных органов».

Адвокат Максим Никонов «концептуально» соглашается с тем, что запрос нельзя считать отдельной услугой. Но механизм исполнения решения совета ФПА вызывает у него вопросы: «Достаточно ли указать в соглашении, что направление адвокатского запроса связано, например, с последующим консультированием по вопросам оценки судебной перспективы дела? Необходимо ли указывать теперь в соглашении размер гонорара “одной цифрой” сразу за весь “пакет” юридической помощи или же гонорар за направление запроса допустимо прописывать отдельно?». Никонов напоминает, что некоторые палаты в решениях о минимальных размерах вознаграждения адвокатов сами указывают отдельный «тариф» за направление адвокатских запросов.

Более того, Никонов не считает верной позицию об исключительно «доказательственном характере» запрашиваемых сведений. Он поясняет, что адвокату подчас требуется получить и другую информацию – и приводит в пример сведения о месте этапирования осуждённого. «И такие запросы уже были обеспечены судебной защитой, – подчёркивает Никонов. – Например, суды (вплоть до 8КСОЮ) обязали ГУФСИН по Красноярскому краю предоставить в ответ на адвокатский запрос информацию обо всех перемещениях (этапированиях) подзащитного между учреждениями ведомства с указанием наименований всех учреждений, где он содержался с момента прибытия на территорию Красноярского края для отбывания наказания».

Адвокат Максим Никонов

В условиях, когда законодатель уже существенно сократил для адвокатов возможность получения информации ограниченного доступа, наложение дополнительных самоограничений представляется недостаточно взвешенным.

Адвокат Александр Мелешко приводит в пример другую ситуацию – когда человеку нужно получить информацию, связанную с его работой, не подвергаясь риску увольнения. «Он приходит к адвокату и говорит: “Сделайте, пожалуйста, запрос об условиях труда – а дальше я определюсь, что делать с этой информацией”», – объясняет адвокат. В этом случае человек находится в уязвимом положении, поскольку не может воспользоваться конституционным правом на получение информации. И Мелешко не видит ничего «безнравственного или неэтичного» в том, чтобы помочь человеку реализовать это право с помощью адвокатского запроса.

При этом Мелешко подчёркивает, что адвокат не должен «торговать возможностями получения информации». То есть недопустимы запросы в отрыве от оказания юридической помощи, когда получение сведений возможно и без адвоката, а «интересант» не находится в уязвимом положении.

Максим Никонов указывает и на вполне конкретную опасность, которую таит в себе решение совета ФПА. Адвокат предостерегает, что документ даёт адресатам адвокатских запросов универсальную формулировку для «отписок».

Адвокат Максим Никонов

Если раньше адресаты адвокатских запросов отмалчивались или ссылались на Закон о персональных данных, режим ограниченного доступа к информации и т. п., то теперь они могут просто сослаться на то, что запрашиваемая информация не является «информацией строго доказательственного характера».

Автор: Елена Кривень

Редактор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.