10.09.2020

Адвокатов фотографировали в СИЗО, чтобы не допустить подмены

Защитник добился прекращения этой процедуры

Администрация СИЗО-2 Магнитогорска несколько месяцев требовала от адвокатов фотографироваться при посещении изолятора. При этом защитникам не предоставляли никаких нормативных документов, обосновывающих эту процедуру. А устно объясняли: фотосъёмка нужна, чтобы арестант не сбежал, выдав себя за адвоката. Схожая история действительно произошла ранее в Ростове-на-Дону. Тем не менее челябинский адвокат добилась отмены этого требования.

Несколько месяцев назад адвокат Ирина Ермолаева пришла к доверителю в СИЗО-2 Магнитогорска. Но на входе в изолятор сотрудники попросили её сфотографироваться «на какой-то специальный аппарат». Ермолаева попросила показать официальное распоряжение, но никаких нормативных документов ей не предоставили. «Когда я спросила, зачем это делается, мне сказали – чтобы адвокат не поменялся местами с подзащитным, как было где-то однажды», – рассказывает она.

Скорее всего, речь шла о скандальном побеге заключённого из СИЗО-5 в Ростове-на-Дону. 5 апреля 2020 года сотрудники этого изолятора обнаружили, что у них под стражей находится другой человек. Оказалось, что мужчина пришёл в СИЗО с поддельным удостоверением адвоката, а во время свидания поменялся местами со знакомым, обвиняемым в краже. Более того, подмену обнаружили только спустя два месяца, когда беглец был задержан за новую кражу. Впоследствии на одного из инспекторов ростовского СИЗО-5 возбудили уголовное дело о «недобросовестном исполнении должностных обязанностей» по статье о халатности (ч. 1 ст. 293 УК).

Ермолаева отказалась фотографироваться, но всё-таки смогла попасть в СИЗО. «В первый раз я позвонила прокурору и попросила помочь решить эту проблему с допуском, – рассказала адвокат. – Я прошла в СИЗО спокойно. И из этого сделала вывод, что никаких законных причин для подобного требования не было. Если бы правила действительно были законными, от меня потребовали бы их соблюдать и не пустили бы внутрь».

По её словам, требование сохранялось в изоляторе несколько месяцев. Уже после снятия карантинных ограничений она снова пришла в СИЗО-2 – и её опять попросили сфотографироваться. Ермолаева заявила, что это нарушает законодательство о персональных данных. «Я попросила позвать руководство СИЗО, чтобы мне объяснили, почему вообще эта процедура существует. И почему нигде нет регламентирующих документов, которые я могла бы, например, обжаловать, – говорит адвокат. – Мне сказали ждать начальство, я прождала 40 минут, в итоге не дождалась и поехала оттуда сразу в прокуратуру».

Прокурор направил обращение в ГУ ФСИН по Челябинской области, описав ситуацию и указав данные Ермолаевой. 7 июля адвокат получила ответ от начальника ГУ ФСИН Виктора Бранта. В письме говорилось, что служба «не установила фактов нарушений действующего законодательства сотрудниками ФКУ СИЗО-2». Брант сослался на ведомственные нормативно-правовые акты и заявил, что «требования часового КПП ФКУ СИЗО-2 в части обязательной биометрической идентификации по лицу входящих в учреждение посетителей являются законными и обоснованными».

« Меня тогда очень удивила фраза “обязательная биометрическая идентификация по лицу”,– рассказывает Ермолаева. – Я решила проверить, в каком законе вообще такое словосочетание имеется, и нигде его не нашла. Поскольку я член рабочей группы по защите прав адвокатов Челябинской области, я сообщила об этой ситуации коллегам. И с их одобрения направила большую жалобу на имя начальника УФСИН России».

В жалобе адвокат проанализировала Закон о персональных данных и документы, регламентирующие полномочия ФСИН. Она пришла к выводу о незаконности требований СИЗО-2 – и попросила руководство службы отменить внутренние приказы о фотосъёмке адвокатов, если такие распоряжения действительно существуют.

19 августа адвокату Ермолаевой ответили из УФСИН России. Там подтвердили, что требования сотрудников не регламентируются ни одним нормативным актом. В ответе сообщалось также, что СИЗО-2 ждёт служебная проверка – по итогам которой «будут приняты соответствующие решения». Ермолаева подчёркивает: сотрудники СИЗО-2 перестали требовать от адвокатов фотографироваться ещё до того, как ей пришел ответ УФСИН. «Из этого я могу сделать вывод, что проверка действительно проводилась, – говорит она. – После получения ответа я ещё не ходила в изолятор, но мои коллеги, которые были там, подтверждают, что никого не просят фотографироваться».

Адвокат говорит, что не обращалась за помощью в палату, поскольку ситуация в итоге разрешилась. «Насколько я понимаю, там быстренько всё утрясли – сказал “Улице” президент областной палаты Иван Казаков. – Это были разовые случаи, какой-то глобальной проблемы мы не увидели. Я сам с этой темой не разбирался, потому что она не затрагивает интересы значительного числа адвокатов». Тем не менее палата сообщила об ответе УФСИН у себя на сайте и в соцсетях.

«Улица» попросила пресс-службу ГУ ФСИН по Челябинской области и областную прокуратуру прокомментировать ситуацию. Пока что на запросы никто не ответил.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.