14.07.2021

Адвоката не пустили в больницу к доверителю

Больница потребовала прийти с представителем власти

В июне адвоката Ибрагима Ильясова дважды не пропустили к доверителю в Елизаветинскую больницу Петербурга. Перед этим администрация больницы разрешила провести допрос обвиняемого прямо в реанимации – и там же провести выездное судебное заседание. Адвокат намерен пожаловаться на руководство больницы в прокуратуру и Минздрав.

Ильясов рассказал «Улице», что защищает N., которому вменяют умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. 3 ч. 2 ст. 111 УК). Дело в отношении его доверителя возбудили 24 июня. В это время N. находился в больнице, но следователь решил провести его допрос незамедлительно – прямо в палате реанимации.

На этом этапе N. защищала адвокат по назначению. По словам Ильясова, она заявляла о незаконности такого допроса: N. постоянно терял сознание и не мог отвечать на вопросы. Адвокат ходатайствовала о проведении освидетельствования N., поскольку он находился в беспомощном состоянии. Следователь отклонил ходатайство и продолжил задавать вопросы. Но ответов так и не получил, потому что допрашиваемый не мог говорить. В итоге он объявил, что N. задержан; на входе в палату выставили пост.

В тот же день следователь попросил суд заключить N. под стражу. Суд принял решение рассмотреть это ходатайство в ходе выездного заседания. Руководство больницы разрешило провести его прямо в палате реанимации, где находились ещё пять пациентов.

Перед началом заседания, 26 июня, адвокат по назначению уведомила суд, что защиту N. по соглашению принял Ильясов. Тогда следователь позвонил адвокату и попросил принять участие в процессе. Ильясов приехал и сразу же ходатайствовал об отложении заседания и о продлении задержания до 72 часов – чтобы доверитель пришёл в себя и они смогли выработать позицию по делу. Суд удовлетворил ходатайство, и N. оставили в больнице.

На следующий день, в воскресенье, мужчина почувствовал себя лучше. Ильясов приехал в больницу, чтобы встретиться с ним, но дежурный врач неожиданно отказал в доступе в палату.

Адвокат Ибрагим Ильясов

На довод о том, что адвокат имеет право посетить своего доверителя, мне сказали, что вчера я прошёл вместе с представителем власти. Но ведь законодатель не закрепил приоритет права органов предварительного расследования или суда на доступ к подозреваемому над правом защитника.

В понедельник, 28 июня, Ильясов снова приехал в больницу: в будний день он надеялся пообщаться с руководством учреждения или же попасть в палату как обычный посетитель. Но врачи, с которыми ему удалось поговорить, отказались пускать его в палату. Ильясову предложили написать заявление с просьбой допустить его к N. Адвокат так и поступил, но ответа не получил. «Улица» направила запрос в Елизаветинскую больницу, но не получила ответа.

Через несколько дней N. перевели в другую больницу, и там адвокат всё же смог с ним встретиться. Но Ильясов уверен, что администрация Елизаветинской больницы грубо нарушила его права и права его доверителя на защиту. «Это какая-то лицемерная позиция – следователя пропустить можно спокойно, а когда речь заходит об адвокате, то нельзя, – возмущается защитник. – Это нарушает принцип состязательности процесса».

Ильясов планирует в ближайшие дни направить жалобу на администрацию больницы – прокурору, в Роспотребнадзор и Минздрав. В жалобе (есть у «АУ») он ссылается на п. 3 ч. 4. ст. 46 УПК и ч. 1 ст. 53 УПК, которые говорят о праве подозреваемого воспользоваться помощью защитника и получить с ним свидание. Он также указал на п. 5 ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре – «защитник вправе беспрепятственно встречаться с доверителем».

Ещё Ильясов намерен пожаловаться на несоблюдение антиковидных мер в ходе выездного заседания суда. Он рассказал, что перед входом в палату реанимации у посетителей не измерили температуру и не спросили о наличии симптомов ОРВИ. Также он считает, что участникам заседания должны были выдать специальные защитные костюмы, а не простые накидки из хлопка. «На момент заседания я этого не знал и не делал замечаний, – поясняет адвокат. – Но позже мне объяснил один врач, что у людей, которые находятся в реанимации, ослаблен иммунитет. Поэтому сейчас, когда есть опасность заражения ковидом, посетители должны входить в палату в специальном костюме химзащиты, а не в хлопковых накидках».

Обращаться за помощью в палату Ильясов пока не собирается. Председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе сообщил «Улице», что в палате не сталкивались с недопусками защитников в обычные больницы. Такие случаи раньше бывали только при принудительной госпитализации в психиатрические учреждения. Но те защитники по каким-то причинам решили не обращаться в палату, и он не знает, чем закончилось обжалование таких действий.

Председатель КЗПА АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе

Мы, защитники, проходим в любое место, где находится наш доверитель. Будь это СИЗО, ИВС или больница. Может быть, этот недопуск объяснят антиковидными мерами, или, может быть, поступило какое-то устное распоряжение следователя не пускать адвоката. Но в любом случае отказ допустить адвоката к доверителю – это нарушение закона.

Обновление: исправлена информация о претензиях следствия к N.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.