10.12.2020

Адвоката не допустили к обвиняемому в госизмене физику Губанову

В «Лефортово» заявили, что учёный отказался от свидания

Адвокат Ольга Динзе не смогла посетить в СИЗО «Лефортово» своего подзащитного, физика Анатолия Губанова, обвиняемого в государственной измене (ст. 275 УК). Сотрудники изолятора заявили, что учёный сам не хочет встречаться с защитником – но даже не показали Динзе заявление об отказе.

Напомним, 3 декабря Лефортовский суд арестовал на два месяца преподавателя МФТИ, научного сотрудника ЦАГИ Анатолия Губанова. Фабула дела о государственной измене неизвестна, однако ТАСС со ссылкой на источники в правоохранительных органах сообщил, что физика заподозрили «в передаче за рубеж секретных разработок в авиационной промышленности». Известно, что учёный сотрудничал с международным проектом HEXAFLY-INT, где разрабатывают гиперзвуковой гражданский самолёт на водородном топливе.

После ареста Анатолия Губанова его родственники заключили соглашение с адвокатами Ольгой и Дмитрием Динзе. 4 декабря Ольга Динзе попыталась встретиться со следователем СУ ФСБ, чтобы предъявить заявление о вступлении в дело и ордер. Однако сотрудник заявил, что занят на следственных действиях. По информации адвокатов, как раз в это время Анатолию Губанову предъявляли обвинение.

7 декабря Ольга Динзе всё же смогла предъявить следователю документы – и получила от него разрешение на посещение доверителя. «Это требование незаконно, но в СИЗО “Лефортово” вы под разными предлогами никогда в жизни не войдете без разрешения следователя, – объяснила Ольга Динзе в разговоре с “Улицей”. – Практика обжалования недопусков в Лефортовском суде очень плачевная». При этом следователь указал адвокату о необходимости получить согласие обвиняемого на представление его интересов.

Ольга Динзе отправилась в «Лефортово» и опустила в ящик для корреспонденции заявление на имя начальника СИЗО с просьбой предоставить свидание с Анатолием Губановым «в отдельном кабинете, для получения его согласия на осуществление защиты и обсуждения позиции». К заявлению адвокат приложила разрешение следователя. 9 декабря Ольга Динзе приехала в СИЗО, заполнила требование и предъявила документы. Однако сотрудница изолятора сказала, что Анатолий Губанов ещё 8 декабря составил письменное заявление об отказе встречаться с Ольгой Динзе. Сам отказ адвокату не показали, точной формулировки она не знает – поэтому до сих пор неизвестно точно, отказался Губанов только от свидания либо вообще от услуг Динзе. Дежурный изолятора заявил, что ответ на письменную просьбу о свидании с подзащитным придёт по почте в течение 30 суток.

Ольга Динзе уверена, что адвокат имеет право встретиться с обвиняемым даже в случае отказа от защиты. «Отказ должен быть зафиксирован в присутствии адвоката, от которого отказывается доверитель», – настаивает защитник. Она ссылается на ст. 49 УПК, где предусмотрено, что «в случае необходимости получения согласия подозреваемого (обвиняемого) на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым (обвиняемым) по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Динзе намерена обжаловать действия следователя в прокуратуре или суде. «Если следователь посчитал, что для допуска меня в качестве защитника по уголовному делу всё-таки необходимо получить согласие Анатолия Губанова, то в соответствии со ст. 49 УПК он должен предоставить свидание. Как он это сделает – не проблема стороны защиты», – объяснила адвокат.

Адвокат полагает, что Анатолий Губанов мог написать отказ от защитника под психологическим давлением. Сам недопуск она связывает с попыткой лишить обвиняемого надлежащей защиты по уголовному делу. «Это сложившаяся практика у некоторых следователей ФСБ, эту практику также широко применяет СК. В период, когда не допускают защитника, с которым заключено соглашение, с подозреваемым или обвиняемым проводятся различные следственные действия, – объясняет план следователей Ольга Динзе. – Различными способами, в том числе оказывая моральное или психологическое давление, вынуждают его к даче признательных показаний. Только после проведения следственных действий защитника допускают».

От родственников Анатолия Губанова адвокаты Динзе узнали, что их доверитель заключил соглашение с защитником, назначенным следствием. «В деле имеется адвокат по назначению, который заключил соглашение с подзащитным и не взял ни рубля, защищает на полностью добровольных началах», – рассказал Дмитрий Динзе. Имя адвоката «Улице» узнать не удалось, Ольга Динзе не стала раскрывать его имя без согласия родственников.

В разговоре с «Улицей» Ольга Динзе указала, что проблемы с доступом к доверителям в СИЗО «Лефортово» возникают и у других адвокатов. Посещение обвиняемых и подозреваемых проходит лишь с понедельника по четверг, пятница объявлена санитарным днём. По оценке адвоката, за неделю встретиться с защитниками удается лишь 6-7 арестантам, из-за чего «адвокатская» очередь на свидание с доверителями уже растянулась до конца января.

Ранее «Улица» подробно рассказывала о схожей истории с томским физиком Александром Луканиным. Он также был арестован по подозрению в госизмене, также находится в «Лефортово» – и точно так же письменно отказался от адвоката, с которым его семья заключила соглашение. «Прямо повторяется история с физиком Луканиным», – так же считает член ОНК Марина Литвинович в Facebook. По её словам, 6 декабря члены ОНК Москвы пытались встретиться с Анатолием Губановым, но учёный отказался выходить к ним. Томский физик Александр Луканин точно так же два месяца не выходит к ОНК. «Мне кажется, что это работа следователей – они, видимо, предлагая подозреваемым что-то, выдвигают требования, одно из которых – не встречаться с ОНК. Это моё предположение, но уж больно ситуации очевидные», – говорит Литвинович.

Ольга Динзе не исключает, что в будущем может обратиться в Комиссию по защите прав адвокатов АПМ из-за недопуска, но пока что не сделала этого. Член КЗПА АПМ Лариса Мове сообщила «Улице», что проблема недопуска из-за отказа доверителя встречается всё чаще и чаще: «Это воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката. Потому что адвокат, заключивший соглашение, имеет право по ордеру пройти в изолятор, переговорить с человеком и решить вопрос, является ли он его адвокатом, выразит ли он согласие на защиту».

Лариса Мове добавила, что подобные недопуски прежде всего нарушают права обвиняемого. «На сегодняшний день в реальности мы не знаем, действительно он отказался от адвоката или нет. Чтобы была возможность отказаться от адвоката, человек должен иметь возможность адвоката хотя бы увидеть, – уверена Мове. – В своё время у меня была подобная ситуация. Следователь сказал, что он сходит и выяснит, согласен ли доверитель на защиту. Но как тот может решить, если он меня даже не видел?»

В СИЗО «Лефортово» отказались от комментариев, посоветовав обратиться в пресс-службу ведомства. «Улица» отправила запрос в пресс-службу УФСИН Москвы с просьбой прокомментировать недопуск и необходимость разрешения следователя для свидания с доверителем, но пока что не получила ответа.

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.