03.01.2023

Адвокат заявила, что доверителю подбросили наркотики у неё на глазах

Защитница утверждает, что полицейские «швырнули её о стену»

Адвокат Светлана Заводцова сообщила «Улице», что сотрудники подмосковной ДПС незаконно применили к ней силу. Полицейские «швырнули о стену» защитницу, когда она пыталась зафиксировать на камеру ситуацию с её доверителем Алексеем Шемякиным. По словам Заводцовой, они прямо при ней подбросили мужчине наркотики, избили его и связали скотчем. Потом сотрудники не позволили ей присутствовать на досмотре Шемякина, в ходе которого изъяли у мужчины два свертка. Заводцова написала заявление в СК, в ситуации уже разбирается управление собственной безопасности МВД.

Светлана Заводцова рассказала «Улице», что несколько лет назад защищала жителя подмосковного города Домодедово Алексея Шемякина. Тогда его обвиняли по «наркотической» 228-й статье УК. По словам адвоката, «всё закончилось благополучно»: доверитель провёл несколько месяцев в СИЗО и получил условный срок, до окончания которого осталось полгода.

Но днём 30 декабря Заводцовой позвонила супруга Шемякина. Она рассказала, что недавно суд лишил мужа водительских прав за оставление места ДТП – и тот отправился сдать их в 7-й батальон 2-го полка ДПС (ГУ МВД России по Московской области). Оттуда он позвонил жене: сообщил, что его задержали и обыскивают по подозрению в хранении наркотиков. Адвокат заключила соглашение с женой Шемякина и отправилась к задержанному.

На месте она представилась, предъявила ордер и удостоверение. Однако полицейские отказались пропустить её к Шемякину, велев ждать приезда оперативно-следственной группы. «Но я хотела до приезда группы с ним увидеться. Пообщаться и вообще понять, что происходит», – объясняет адвокат. Поэтому она позвонила в дежурную часть УМВД по Домодедово и сообщила о недопуске.

В итоге Заводцову всё же пропустили в здание инспекции. Внутри она увидела Шемякина в кабинете со стеклянной дверью. По словам адвоката, вокруг него стояли сотрудники ДПС и оперативники, а сам он был в наручниках, «хотя официально не был задержан».

Один из полицейских вышел к адвокату. Она предъявила ордер и удостоверение, но тот потребовал показать соглашение. Защитница отказалась сделать это, напомнив, что оно охраняется адвокатской тайной. Позже сотрудник всё же пропустил Заводцову.

Алексей Шемякин рассказал защитнице, что пришёл в инспекцию сразу после работы, поэтому при нём была сумка со строительными инструментами и проводами. Сотрудники ДПС заинтересовались ею – и в итоге всё закончилось обыском.

Адвокат Светлана Заводцова

По всей видимости, они «пробили» его по базе. Выяснили, что он судим по статье 228. И решили таким образом продолжить его негативную историю, связанную с наркотиками. Я полагаю, что сотрудникам нужно было улучшить показатели под Новый год.

Шемякин заверил защитницу, что никаких наркотиков у него нет – и сообщил, что правоохранители его избили. Чтобы зафиксировать внешний вид доверителя и наручники на запястьях, адвокат стала снимать его на камеру.

В этот момент Шемякин заметил, что инспектор прикрыл его телефон чёрной флисовой тканью – и совершает под ней какие-то манипуляции с аппаратом. Адвокат уточняет, что телефон был в чехле. «Алексей заметил и закричал: “Свет, они мне что-то кладут в телефон!” – рассказала Заводцова. – Этот сотрудник занервничал, стал закрываться от нас. Но не выпускал из рук телефон, накрытый тканью. В итоге он шмыгнул в дверь, я за ним. Говорю: “Что вы делаете? Не смейте ничего засовывать!” Он ответил: “Я ничего не засовываю” – и, убегая от нас, вернулся в кабинет». После этого, по словам адвоката, полицейские оттеснили её к одной стене, а Шемякина – к другой. А сотрудник, который возился с телефоном задержанного, заявил, что дальше будет досмотр.

Его коллеги ушли за понятыми, а инспектор и два других полицейских навалились на Шемякина – который всё ещё был в наручниках – и начали его бить. «Алексей стал кричать: “Света, они мне что-то засовывают!”. Я включила телефон и начала снимать [происходящее]. Кричала полицейским: “Перестаньте!”», – рассказывает адвокат.

Адвокат Светлана Заводцова

В этот момент ещё трое оперативников швырнули меня об стену. Я ударилась головой. Они схватили меня за руки, стали выкручивать их, пытались забрать телефон.

В этот момент адвокат вспомнила, что на столе лежат её вещи – документы и открытая сумка. «Я испугалась, что они и мне сейчас что-то подложат. Стала кричать: “Пустите меня к моим вещам, к моей сумке, к документам!” Они не отпускали, выламывали руки. Больно было дико, руки до сих пор болят», – рассказывает Заводцова. По её словам, сотрудники отняли телефон и остановили запись. «Улица» попросила адвоката предоставить видео редакции, но Заводцова сообщила, что пока не может этого сделать, так как планирует использовать его в ходе защиты.

Пока полицейские отнимали телефон, Шемякин крикнул: «Света, они мне что-то засунули во внутренний карман куртки!» Закончив, оперативники примотали руки мужчины к корпусу скотчем.

«Поскольку я страдаю диабетом, у меня резко подскочил сахар. Я стала задыхаться и полицейские меня отпустили, – вспоминает адвокат. – Я вызвала скорую себе и Алексею, потому что его били». Приехавшие медики зафиксировали телесные повреждения у адвоката: «Ушиб, кровоподтёки нижней трети правого и левого предплечья». Через день адвокату диагностировали и «ушиб обоих локтевых суставов» (справки есть в распоряжении редакции).

Однако врачи не смогли осмотреть Шемякина, поскольку полицейские отказались выпустить его к машине скорой помощи. «Сказали, пока личный досмотр не проведут, никуда не выпустят», – говорит адвокат.

Сразу после потасовки она позвонила в дежурную часть МВД и сообщила о произошедшем. Там зафиксировали её заявление и продиктовали номер КУСП.

После осмотра у адвоката состоялся разговор с одним из сотрудников. По словам Заводцовой, он убеждал её, что Шемякин действительно пришёл в инспекцию с наркотиками.

Адвокат Светлана Заводцова

Надо быть здравым человеком, чтоб прийти в полицию с наркотиками?!

«Я говорю: “Я не знаю, с чем он пришёл. Меня там не было и вас там не было. А сейчас я видела своими глазами, как ему что-то положили в чехол телефона – и засунули мобильник во внутренний карман куртки”, – пересказывает беседу защитница. – Полицейский начал отрицать, что такое возможно». Он продолжил убеждать адвоката, что при Шемякине были наркотики, которые изъяли сотрудники ДПС. «Я им сказала: “Так вы работать не умеете! Почему вы не вызвали понятых и не изъяли наркотики при них? Вы хотите сказать, что забрали у него наркотики, а сейчас решили положить их обратно, чтобы изъять уже при понятых?”» – возмущается Заводцова.

Полицейские привели понятых для официального досмотра. Адвокат настаивала, что должна присутствовать при этой процедуре. Но сотрудники отказали: мол, они собираются «раздевать Шемякина до трусов», а Заводцова – женщина. Она заявила, что ей «всё равно», ведь она адвокат: «Это понятые должны быть того же пола, а защитник может быть любого. Тем более Алексей сам просил о моём присутствии». Но это не помогло. Заводцова так и не попала на досмотр, о чём также сообщила в дежурную часть.

Защитницу допустили к Шемякину уже во время оформления протокола. «Алексей указал своей рукой в протоколе, что требовал присутствия адвоката при досмотре, но ему отказали в этом. Указал, что изъяты телефон, банковские карты – и два свёртка. Он не знает, что в них находится, но их подложил ему старший лейтенант ДПС, – пересказывает показания Заводцова. – Потом они ему подсунули направление на медосвидетельствование, чтобы проверить на наркотическое опьянение. Но он написал в протоколе, что не в состоянии ехать туда после применения к нему насилия. Что сейчас ему нужна медицинская помощь».

По словам Заводцовой, сотрудники ДПС долго отказывались везти Шемякина в больницу. Но звонки в дежурную часть и прокуратуру сработали и «позволили предать ситуацию огласке внутри системы». Поэтому полицейские всё же повезли Шемякина в травмпункт, а защитница поехала следом.

Алексею диагностировали «закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, ушиб и растяжение капсульно-связочного аппарата правого плечевого сустава» (справка есть у «АУ»). Медики выписали Шемякину направление на госпитализацию. Но так как в стационаре места не нашлось, его отправили лечиться домой.

По словам Заводцовой, оперативников это сильно взволновало – они о чём-то говорили с врачами. Защитница слышала, как один из них докладывает по телефону, что ничего не может сделать, потому что «адвокат от него не отходит». Заводцова добавила, что позже в травмпункт приехал тот самый сотрудник, который подбрасывал наркотики. Она предположила, что он прибыл, чтобы тоже тоже зафиксировать какие-то повреждения. «Если бы он действительно чувствовал себя пострадавшим, то попросил бы себя осмотреть прямо там – когда к зданию ГИБДД приехала скорая. Или поехал бы в травмпункт вместе с Шемякиным», – считает она.

Адвокат Светлана Заводцова

Сейчас, видимо, против нас тоже будут какие-то действия с их стороны. Наверное, как обычно, будут говорить, что это мы применили к ним насилие, а не наоборот.

В итоге полицейские отпустили Шемякина, взяв c него обязательство о явке. «Улица» попросила контакт мужчины, но он передал через адвоката, что пока не в состоянии говорить. «Это общеизвестный факт, что сотрудники полиции подбрасывают людям наркотики. Но чтобы так внаглую, в присутствии адвоката – я с таким не сталкивалась, – отметила Заводцова. – Я не знаю, с чем это связано. Видимо, так на них влияет безнаказанность: они думают, что им всё можно».

Управление собственной безопасности МВД связалось с Заводцовой в тот же день. Также адвокат написала заявление в Следственный комитет, попросив проверить действия полицейских. Ещё она сообщила о случившемся в адвокатскую палату Москвы. «Улица» также отправила запрос в пресс-службу палаты, в ГИБДД, МВД и СК, но пока не получила ответов.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.