24.01.2020

ВС придал защитникам больше веса

Сергей Ванюков
Сергей Ванюков
Адвокат АП Чувашской Республики

Решение Суда об открытии адвокату врачебной тайны помогло ему в уголовном деле

Спецпроект
Казнить нельзя помиловать

15 января Верховный суд поддержал чувашского адвоката Сергея Ванюкова в борьбе за допуск к медицинской тайне. И это решение уже повлияло на ход уголовного дела, сообщил «Улице» защитник: 17 января вопрос о его пересмотре вернули в суд первой инстанции. Адвокат считает, что этот посыл Верховного суда пусть ненамного, но изменит отношение процессуальных противников, нижестоящих судов и остальных госорганов к фигуре адвоката.

«А двокатская улица» подробно рассказала историю моей борьбы за доступ адвокатов к сведениям, охраняемым врачебной тайной, поэтому напомню лишь суть. Моего доверителя осудили на восемь лет строгого режима за умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлёкших по неосторожности смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Но, возможно, потерпевшая могла бы выжить, если бы не промедление сотрудников скорой помощи и больницы. Подтверждение этого факта позволило бы переквалифицировать обвинение и смягчить приговор. Однако получить доказательства оказалось не так просто.

Порочный круг

Вступив в уголовное дело на этапе апелляции, я сам обратился в Росздравнадзор с заявлением о необходимости проверки действий персонала «скорой» и врачей больницы. Ведомство подтвердило факт нарушений со стороны медработников, но отказалось ознакомить меня с данными проверки, сославшись на п. 1 и п. 4 ст. 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Сотрудники ведомства пояснили, что информация об оказании медпомощи относится к врачебной тайне умершей женщины. По их мнению, адвокаты не входят в перечень лиц, которым такие сведения могут быть предоставлены без согласия гражданина либо его законного представителя. Суд апелляционной инстанции тоже не удовлетворил моё ходатайство об истребовании результатов проверки и оставил приговор без изменения.

Я обжаловал отказ Росздравнадзора в порядке административного судопроизводства. В первый раз мою жалобу отклонили все инстанции на том основании, что истребование данных у Росздравнадзора было выполнено не в форме адвокатского запроса. Но мне отказали даже после его «переподачи»: и само ведомство, и суды всех инстанций до ВС. Они повторили позицию, что Законом об охране здоровья «не предусмотрена возможность предоставления информации, отнесённой к врачебной тайне, адвокатам, в том числе и при осуществлении ими функций защитника по уголовному делу». И добавили, что я могу ходатайствовать о получении этих сведений либо в суде, либо у следователя, либо у прокурора.

Адвокат Сергей Ванюков

То есть нижестоящие суды говорят, что у защиты целых два варианта получения этих данных, но на практике они призрачны. Ведь все они зависят от воли процессуальных оппонентов.

Чтобы требовать предоставления данных в суде, мне нужно инициировать пересмотр дела по вновь открывшимися обстоятельствам. Но республиканская прокуратура отказалась это сделать: там заявили, что основанием для пересмотра может быть только приговор в отношении медиков (суд первой инстанции поддержал прокуратуру). Проблема в том, что правоохранительные органы вообще не исследуют своевременность и качество оказанной медицинской помощи, если человек скончался от криминальной травмы – при возбуждении уголовного дела учитывается только вина нападавшего. А возбудить ещё одно уголовное дело по фактам некачественной медицинской помощи они отказываются – ссылаясь на вступивший в силу приговор суда, которым установлено виновное лицо. Получается порочный круг.

ВС раскрывает тайну

Я уверен, что такой подход суда и других участников судопроизводства однозначно нарушает принцип равноправия и состязательности, понижает статус адвоката в уголовном процессе и, как следствие, поражает правосудие в истинном его смысле.

Исходя из этого, в жалобе Верховному суду в качестве основного довода я указал на необходимость соблюдения фундаментального принципа уголовного судопроизводства – равноправия и состязательности сторон, закреплённого в ст. 15 УПК. Я сослался на позицию Конституционного суда. В определении от 9 июня 2015 года КС высказался о раскрытии врачебной тайны, в том числе в ситуации, когда родственники подозревают, что к смерти привела несвоевременная или некачественно оказанная медицинская помощь. В этом документе КС приводит позицию Европейского суда по правам человека, в частности, решения по делам «Z. против Финляндии» и «M.S. против Швеции». ЕСПЧ «считает в принципе допустимым разглашение информации, составляющей врачебную тайну, третьим лицам при условии, что причины, обосновывающие такое вмешательство в тайну частной жизни, являются убедительными и достаточными, а предпринимаемые меры – пропорциональными преследуемой законной цели». В качестве такой цели в постановлении по делу «Быжиковский против Польши» Суд называет необходимость оперативного рассмотрения дел, касающихся смерти людей в больничных условиях — для установления причин смерти, привлечения виновных к ответу и предотвращения аналогичных медицинских ошибок в будущем. В определении КС процитировано и постановление ЕСПЧ от 6 июня 2013 года по делу «Авилкина и другие против России»: «...интерес пациента и общества в целом в защите конфиденциальности медицинских данных может быть перевешен интересом в расследовании и преследовании преступлений, а также гласности судебного разбирательства, если доказано, что эти интересы имеют более серьёзное значение».

В определении о передаче моей жалобы на рассмотрение судебной коллегией по административным делам судья Верховного суда Игорь Зинченко согласился с моими доводами. «Адвокат, в случае инициирования мероприятия в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности, по итогам которого уполномоченным органом выявлены нарушения законодательства, в том числе по вопросам порядка оказания медицинской помощи третьему лицу, в рамках уголовного дела, где обвиняемым (осуждённым) является его подзащитный, принимая во внимание практику Европейского суда по правам человека, а также принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе, вправе знакомиться с данными сведениями, составляющими врачебную тайну», – указал он в определении.

В обоснование этого вывода судья сослался в том числе и на уже упомянутые решения ЕСПЧ. А также на Закон об основах здоровья граждан, подчеркнув важность контроля качества и безопасности медицинской помощи для общества в целом.

Врачебную тайну приоткрыли адвокату
Верховный суд разрешил адвокату ознакомиться с медицинскими документами, необходимыми для защиты

Судебная коллегия ВС в итоге отменила решение нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в суде первой инстанции. Хотя мотивировки ещё нет, это решение уже помогло мне. Я сослался на него в апелляционной инстанции, где рассматривалось решение нижестоящего суда – который, напомню, поддержал отказ прокурора инициировать пересмотр уголовного дела. На апелляцию это произвело впечатление, и она вернула разрешение этого вопроса в первую инстанцию. У моего подзащитного появился шанс, что его дело будет пересмотрено – возможно, судом присяжных. Мы надеемся, что при новом разбирательстве некомпетентность и халатность медиков будут учтены – и, как следствие, изменятся квалификация преступления и выбор наказания.

Хочу отметить, что выступая перед судьями ВС, я просил их в мотивировочной части указать на право адвокатов истребовать аналогичные данные не только в уголовных, но и в гражданских делах, тем самым проявив доверие к адвокатуре. Судебный акт пока не опубликован, так что неизвестно, прислушался ли суд к моей просьбе. Но я убеждён, что подтверждение ВС такого права адвокатов приведёт к улучшению качества оказываемой медицинской помощи. Адвокат независим и от медицинских организаций, и от государства, а его прямой обязанностью является защита прав граждан. Придание ему нового статуса – субъекта контроля качества и безопасности медицинской деятельности – будет залогом объективности и эффективности контрольных мероприятий, а также открытости их результатов. Приведённый случай – яркое тому подтверждение: если бы я не обратился в Росздравнадзор, то некомпетентный фельдшер скорой помощи не был бы отправлен на профессиональную переподготовку.

На фоне перманентных разговоров о многочисленных нарушениях прав защитников радует, что высшая инстанция поддержала нас, усилив статус адвокатского запроса. Считаю, что посыл Верховного суда пусть ненамного, но изменит отношение процессуальных противников, нижестоящих судов и остальных госорганов к фигуре адвоката.

Примечательно и другое. Верховный суд обозначил свою позицию одновременно с Конституционным судом РФ, который недавним постановлением раскрыл для родственников врачебную тайну покойного и обязал законодателя разработать конкретный порядок доступа к медицинским документам умерших пациентов. Конечной целью заявителей в КС была проверка качества оказания медпомощи, что свидетельствует об актуальности этого вопроса. Открытое обсуждение врачебных ошибок позволит найти компромисс между интересами пациентов и медицинскими работниками, а вот сокрытие этих данных ведёт к росту недоверия и напряжённости.

Редактор: Наталья Соколова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.