25.03.2022

Торгово-экономическая спецоперация

Роман Кабанов
Роман Кабанов
Адвокат АП Краснодарского края

Роман Кабанов анализирует возможную национализацию

Процесс
«Специальная военная операция»

Последний месяц юристы и бизнес обсуждают перспективу национализации имущества западных компаний, которые ушли из России из-за несогласия со «специальной военной операцией». В СМИ опубликован законопроект о назначении внешнего управления на таких производствах – с последующей их продажей на торгах. По просьбе «Улицы» адвокат Роман Кабанов изучил этот документ и пришёл к выводу, что здесь некорректно говорить о национализации. Предлагаемая схема вообще не имеет аналогов, уверен эксперт, и ещё глубже загоняет Россию в антиправо. Адвокат предупреждает: если закон будет принят и начнёт действовать в таком виде, то восстановить доверие иностранных инвесторов вряд ли когда-нибудь удастся.

Попытка ухватиться за соломинку

О глянитесь вокруг прямо сейчас – и вы едва ли найдёте товар или услугу, где совсем нет иностранной составляющей. В современном мире просто не существует «национального» товара. Стоит чуть копнуть – и обязательно наткнётесь на иностранное сырьё или зарубежную технологию. Либо окажется, что производство зависит от «чужих» узлов и агрегатов.

Казалось бы, что может быть более «российским», чем сельское хозяйство и «АвтоВАЗ»? Но при выращивании сельскохозяйственных культур на 100% отечественной оказывается только земля – а на всех остальных этапах используется значительная доля иностранного элемента. Ну а российский, казалось бы, «АвтоВАЗ» на 68% принадлежит французскому Renault.

С начала «специальной военной операции» отдельные представители экономического блока правительства не раз уже признавались, что не ожидали такого массового исхода иностранного бизнеса из России. Вот почему государство экстренно ищет способ нивелировать негативные последствия. Ведь уход огромных компаний из российской экономики означает не только сокращение рабочих мест, но и уменьшение налоговых, таможенных и иных поступлений в доход бюджета. Чтобы не допустить этого, государство решило сохранить в России имущественные активы юридических лиц, «связанных с иностранными государствами». Так и появился законопроект «О внешней администрации по управлению организацией», который СМИ и юристы прозвали Законом о национализации. Забегая вперёд, скажу: это не совсем точная, но при этом ещё достаточно мягкая характеристика.

Нет никаких сомнений, что это решение власти является не столько экономическим (и тем более правовым), сколько политическим. Это следует даже из поверхностного анализа доступной на данный момент версии документа. В ней содержится ряд оригинальных словосочетаний, которые никак не раскрываются ни в российских законах, ни в правовой доктрине. Например, «недружественные действия», «необоснованное прекращение деятельности», «очевидные экономические основания» и так далее.

Законодательная техника, которая преподаётся на юридических факультетах, требует максимальной конкретизации – чтобы правовая норма не была «резиновой». Но как в данном случае судья должен определить, являются ли действия «недружественными», если никаких законодательно закреплённых критериев «недружественности» просто не существует?

Адвокат Роман Кабанов

Подобная имплементация политических понятий в юридический текст создаёт правовую неопределённость. Следствием которой неизбежно будет произвольное применение правовых норм и мер юридической ответственности.

Очевидно, что формулировки законопроекта больше напоминают методические рекомендации министерств или служебные регламенты-разъяснения Верховного Суда России, чем текст нормативно-правового акта уровня федерального закона.

Смена караула

Законопроект состоит из двух частей: об управлении и об имуществе. Управление предполагается передать внешней администрации (функции которой отданы «ВЭБ.РФ» и Агентству по страхованию вкладов). Из документа вполне очевидно: у внешней администрации есть лишь одна задача – подготовить организацию к замещению активов путём их выделения. А эта процедура имеет своей целью смену собственника имущества.

В законопроекте прописаны условия, при которых возможно введение внешней администрации. Это может произойти, если:

  • лица «иностранных государств, совершающих недружественные действия», являются контролирующими лицами компании либо владеют в совокупности прямо или косвенно не менее чем 25% её голосующих акций (долей в уставном капитале);
  • балансовая стоимость активов организации по состоянию на последнюю отчётную дату составляет более одного миллиарда рублей и (или) среднесписочная численность работников организации за месяц, предшествующий подаче заявления о назначении внешней администрации, превышает 100 человек.

Для введения внешней администрации достаточно хотя бы одного из двух оснований:

  • управление организацией фактически прекращено в нарушение требований законодательства России;
  • действия органов управления организацией могут привести к необоснованному прекращению деятельности, ликвидации или банкротству организации.

Примечательно, что законопроект наделяет правительство полномочием устанавливать дополнительные основания. Правда, вряд ли авторы задумываются, что в таком случае введение внешней администрации будет регулироваться двумя разными по силе нормативно-правовыми актами: федеральным законом и подзаконным актом правительства.

Какие ваши убедительные доказательства?

Принятие решения о назначении внешней администрации отнесено к подсудности Арбитражного суда Москвы. Но прописанный в законопроекте судебный порядок мало напоминает реальное отправление правосудия.

Так, заявление о назначении внешней администрации подлежит рассмотрению судом уже через 5–7 дней после его принятия – без проведения предварительного судебного заседания. Очевидна проблема с извещением самой «национализируемой» организации через её органы управления. По правилам, судебная корреспонденция хранится на почте до 10 дней. Получается, что за 5–7 предусмотренных законом дней организация может быть даже не извещена о заседании. Я уж не говорю о том, что в такой срок будет довольно затруднительно подготовить позицию по делу.

Ещё законопроект предусматривает право акционеров (участников) организаций и органов их управления на судебную защиту их прав. Но судебные акты по Закону о национализации подлежат немедленному исполнению с даты оглашения резолютивной части – и могут быть обжалованы лишь в течение 14 рабочих дней в апелляционном порядке.

Да, организация может подать в суд ходатайство о намерении возобновить хозяйственную деятельность на территории России. Если будут представлены «убедительные доказательства» таких намерений, то суд должен отказать в назначении внешней администрации. Но подать такое ходатайство можно только один раз.

Адвокат Роман Кабанов

И такой спорный механизм – единственно возможный способ не допустить смены собственника имущества.

Использование судебной системы при решении вопроса о назначении внешней администрации – с учётом качества предлагаемого правового регулирования, политической обстановки и уровня независимости судебной системы – вряд ли будет иметь что-то общее с правосудием.

Сама процедура назначения внешней администрации не представляет особого интереса. Как я уже говорил, её основная задача – подготовить организацию к замещению активов. В результате этой процедуры на базе имущества организации создаётся хозяйственное общество, единственным участником которого становится сама организация. А её доля в уставном капитале либо акции созданного общества подлежат продаже на торгах. До торгов управлять обществом будет всё та же внешняя администрация. Важная деталь: к процедуре замещения активов путём выделения не применяются стандартные правила о гарантиях прав кредиторов при реорганизации.

Запасным вариантом смены собственника имущества организации являются её ликвидация либо банкротство. Целесообразность того или иного варианта определяется, разумеется, внешней администрацией.

Обязательным условием участия в торгах является обязательство победителя минимум на год сохранить не менее 2/3 рабочих мест и продолжать деятельность организации. Если эти условия будут нарушены, то договор купли-продажи акций либо доли в уставном капитале подлежит расторжению судом – а торги проводятся по второму кругу.

Добро пожаловать в лихие девяностые

Где-то на этом этапе у читателя должен возникнуть резонный вопрос: насколько это всё вообще законно? Что ж, статья 235 ГК предусматривает возможность обращения имущества юридических и физических лиц в государственную собственность. В кодексе это честно называется национализацией. Однако ГК предусматривает два нюанса. Во-первых, национализация должна проводиться на основании закона. А во-вторых – с обязательным возмещением собственнику стоимости имущества и убытков. К тому же при национализации изымаемая собственность переходит к государству. А по модели нового законопроекта она реализуется с торгов и становится собственностью их победителя.

Вообще, статья 235 ГК содержит исчерпывающий перечень оснований прекращения права собственности. И законопроект о внешней администрации не попадает ни под одно из этих оснований. А в силу статьи 3 ГК все нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу. Поэтому законность грядущего регулирования вызывает обоснованные сомнения – во всяком случае, пока не изменена статья 235.

Адвокат Роман Кабанов

Предлагаемый законопроектом механизм внешнего управления не встроен в систему действующего правового регулирования – а потому будет способствовать появлению нестыковок и противоречий.

Добавлю, что законопроект никак не регламентирует судьбу вырученных на торгах денежных средств. И если они будут обращены в доход государства, то с точки зрения права у этого действия просто нет названия. Это будет решением даже более диким, чем национализация. Потому что даже при национализации собственнику выплачивается рыночная стоимость имущества и убытки.

Возможна, впрочем, схема, при которой деньги формально будут предназначены «материнской» организации – чтобы Россия могла сохранить лицо. Но при этом денежные средства будет невозможно передать за границу по каким-либо политическим причинам – и тогда они будут обращены в доход государства. Как первый, так и второй вариант имеют очень сомнительное отношение к праву. Скорее это напоминает присвоение трофеев от торгово-экономической «специальной операции».

После прочтения законопроекта меня не покидает аналогия с перераспределением собственности в 1990-е годы. Ведь бизнес – это не только имущество и имущественные права, а ещё и технологии. И если можно устроить передел собственности, изменив бенефициаров, то в результате предлагаемых манипуляций технологии и бизнес-процессы будут утрачены. Условный «Макдоналдс» – не только печи, техника и недвижимость. Главное в нём – уникальная бизнес-система и отлаженность всех процессов. Национализировать их просто невозможно.

Таким образом, Закон о внешней администрации погружает российский правопорядок ещё на метр вглубь антиправа. В нём нет ни экономического резона, ни реванша социальной справедливости. Возможно, на фоне происходящих политических событий он и не сыграет особой роли в плане ухудшения инвестиционного климата. Но после окончания «специальной военной операции» инвесторы будут помнить, что их деньги российская власть не защитила.

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.