19.05.2020

«Судебная система переживает беспрецедентный шатдаун»

Эмили Винборн
Эмили Винборн
Адвокат, сотрудник Службы юридической помощи коренным народам Австралии

Адвокат из Австралии рассказывает, как эпидемия затруднила доступ к правосудию

Процесс
Защита в условиях пандемии

«Адвокатская улица» продолжает изучать опыт работы иностранных юристов в условиях пандемии и карантинных ограничений. На этот раз мы публикуем колонку адвоката, которая живёт на другой стороне земного шара – в Австралии. Эмили Винборн подробно рассказала, как судебная система страны пытается справиться с кризисом. В её истории многое кажется знакомым – проблемы с дистанционным судопроизводством, переполненность тюрем и даже государственное приложение для смартфонов. Но есть и своя специфика – прежде всего, проблемы коренного населения.

А встралия – островная страна. Поэтому как только вирус начал распространяться, мы закрыли границы. Правительство предупредило, что эта мера может продлиться целый год. А удалённые и менее густонаселённые штаты, где зарегистрировано не так много случаев заражения, закрылись от соседей. Вот так право на свободу передвижения значительно ограничили в пользу права на жизнь.

Сейчас по всей стране гражданам запрещено собираться в публичных местах. Детали ограничений отличаются от штата к штату, но везде есть три легальные причины выйти из дома: купить продукты, заняться на улице спортом и пойти на работу (если невозможно делать это удалённо). В школу ходят только те дети, чьи родители задействованы на ключевых производствах и не могут присматривать за ними. Остальные учатся онлайн. К примеру, в Новом Южном Уэльсе, где я живу, только 5% учеников посещает школу. За соблюдением ограничительных мер следит полиция, в большинстве штатов полицейские могут выписать нарушителю штраф на месте.

Правительство призывает граждан добровольно установить на смартфоны официальное приложение COVIDSafe, которое отслеживает контакты между людьми через Bluetooth. Если пользователь приложения заболевает, власти идентифицируют всех, кто находился рядом, связываются с ними и рассказывают, что делать дальше и куда обратиться за помощью. Утверждается, что система полностью анонимна – каждому человеку присваивается личный код, и даже сами пользователи не могут посмотреть свои данные. Государство заверяет, что информация шифруется и хранится только 21 день. Установка приложения добровольна, но власти заявили, что послабление карантинных мер будет зависеть в том числе от того, сколько человек им пользуется.

«Теперь эта традиция попрана»

Первой «коронавирусной» мерой, введённой в судебной системе Австралии, стал запрет посещения заседаний всем, за исключением непосредственных участников процесса (стороны, свидетели, эксперты и т.д.). Также было уменьшено количество человек, которые могут одновременно находиться в зале суда. В суд перестали пускать членов семьи и друзей, которые хотели бы поддержать близких. Суды в Австралии публичные по своей природе, это давняя традиция. Теперь эта традиция попрана.

Также заседания запрещено посещать лицам с симптомами ОРВИ, даже если обычно их участие в деле обязательно. Помимо этого сторонам разрешили не приходить в суд на начальных стадиях рассмотрения дела. Судьи стали относиться к неявке свидетелей или обвиняемых со снисхождением – ведь многие подпадают под ограничения передвижения, находятся на самоизоляции или болеют. Всё это приводит к большим задержкам в рассмотрении дел.

Практически сразу было ограничено и право на рассмотрение дела присяжными – это решили уже сами суды. Если дело с участием присяжных уже начали рассматривать по существу, то его либо откладывают, либо, по ходатайству подсудимого, передают единоличному судье.

Во второй половине марта суды приняли ещё более жёсткие меры – отложили рассмотрение большинства не срочных дел. Оставшиеся заседания проходят дистанционно: по видеоконференцсвязи, по телефону или письменно.

Адвокат Эмили Винборн

И получилось, что людей поставили перед выбором: либо процесс переносится (возможно, надолго), либо стороны соглашаются на довольно скомканное виртуальное судопроизводство. Причём в ряде случаев суды перенесли заседания без предоставления реальных альтернатив.

Например, в Новом Южном Уэльсе сейчас просто не выдают охранные ордера жертвам домашнего или межличностного насилия («personal violence orders», используются, если жертва и агрессор знакомы, но никогда не были близки – «Улица»).

Также суды этого штата перестали рассматривать уголовные дела по существу – даже в отношении лиц, содержащихся в изоляторах. Было решено, что перевозка в одной машине заключённых и тюремных сотрудников слишком опасна в условиях эпидемии. От идеи проводить заседания по видеоконференцсвязи тоже отказались, поскольку в тюрьмах нет оборудования для рассмотрения большого количества дел.

Впрочем, у многих адвокатов тоже есть аргументы против дистанционного уголовного процесса. Во-первых, защита часто не может получить от доверителей инструкции во время такого слушания. Это особенно влияет на качество защиты, когда у подсудимого есть проблемы со слухом (что свойственно многим представителям коренного населения Австралии) или когнитивные нарушения, которые в принципе есть у многих заключённых. Так, в 2017 году Комиссия по психологическому здоровью Нового Южного Уэльса докладывала, что у половины взрослых заключённых диагностированы или есть в анамнезе психические расстройства; у 20% заключённых – интеллектуальная инвалидность и пограничные состояния.

Адвокат Эмили Винборн

Часты жалобы на технические проблемы и качество интернет-соединения. Судья Верховного суда была вынуждена перенести слушания по делу против бывшего премьера Нового Южного Уэльса Эдди Обейда, обвиняемого в коррупции. Во время онлайн-заседания бывший политик не мог нормально общаться с защитниками, поскольку слишком медленно писал им сообщения – интернет-соединение оставляло желать лучшего.

«Некоторые заключённые не смогут вернуться домой»

Риск распространения вируса высок и в местах лишения свободы – тем более что австралийские тюрьмы переполнены, а у многих заключённых и так есть заболевания, повышающие опасность заражения COVID-19. Чтобы предотвратить рост числа тюремного населения, суды приостановили процессы, где человека уже признали виновным, но ещё не назначили наказание. Были запрещены все личные визиты, что усугубило и так не лучшее психологическое состояние заключённых. Визиты адвокатов тоже были ограничены – так, в Новом Южном Уэльсе защитникам рекомендовано общаться с клиентами по видеосвязи на специальной платформе. Если адвокат настаивает, что личный визит всё же необходим, тюремные сотрудники расспросят его о состоянии здоровья и измерят температуру. Если она выше 38 градусов, встреча не состоится.

Тем не менее в тюрьмы продолжают поступать новые осуждённые (хотя власти и заверяют, что помещают их на двухнедельный карантин). Персонал продолжает возвращаться домой после работы. Получается, вирус может передаваться заключённым от сотрудников и обратно – и так распространяться в обществе.

Был принят закон, позволяющий властям при желании досрочно выпустить заключённых, отбывающих наказание за относительно несерьёзные преступления. Условия у него довольно жёсткие: вышедший из тюрьмы человек может быть помещён под домашний арест, за ним может быть установлена электронная слежка. Но даже такое «освобождение» позволило бы снизить количество людей в тюрьмах и защитить их от вируса. Однако в Новом Южном Уэльсе власти заявили, что «пока не планируют никого выпускать».

Ситуация осложняется и тем, что некоторые сообщества жителей Австралии отгородились от остального мира, чтобы защитить себя от вируса. Поэтому некоторые заключённые не смогут вернуться домой. На этом фоне звучат предложения изолировать заключённых вместо того, чтобы выпускать их из тюрем. Лично я считаю, что эта мера неприемлема, поскольку она нанесёт непоправимый вред ментальному здоровью людей.

«Довольно расплывчатые формулировки»

Стоит отдельно указать на проблемы, с которыми сейчас сталкиваются социально незащищённые группы – например, коренное население Австралии и сообщества коренных жителей островов Торресова пролива. Они и до пандемии жили в неблагоприятных условиях, а сейчас правосудие стало для них практически недоступным. Ведь коренное население не всегда имеет доступ к телефонной связи и интернету.

Эти люди традиционно живут скученно, большими семьями, а значит, практика социального дистанцирования не будет иметь для них такого же эффекта, как у более состоятельных жителей Австралии. Возможно, из-за этого государство не сильно озабочено последствиями ограничения доступа таких сообществ к правосудию – приоритетом считается снижение риска распространения COVID-19 среди этих людей. Правительство говорит, что выделило 123 миллиона австралийских долларов на поддержку коренного населения, но конкретных действий я пока не видела.

Адвокатское сообщество в целом поддерживает меры, которые государство приняло для защиты людей, соприкасающихся с системой правосудия. Многие – включая Комиссара по правам человека и Совет адвокатов Австралии – поддерживают использование приложения COVIDSafe, но подчёркивают важность обеспечения защиты приватности пользователей.

Адвокат Эмили Винборн

Тем не менее очевидно, что написанные на скорую руку «коронавирусные» законы содержат довольно расплывчатые формулировки – и в будущем это породит множество проблем.

Я думаю, что многие штрафы за нарушение правил социального дистанцирования останутся неоплаченными, а социально незащищённым гражданам, включая коренное население, будет нанесён несоразмерный ситуации ущерб. К тому же, я считаю, полицейским дали слишком много полномочий.

Неизвестно, когда перестанут действовать ограничения в системе правосудия. Это объясняется тем, что тяжело предсказать дальнейшее развитие пандемии. Сложившаяся неопределённость лишает правосудия тех, кто и так слишком долго его ждал. Судебная система нашей страны переживает беспрецедентный «шатдаун». Глобальная пандемия COVID-19 оказала беспрецедентное влияние и на Австралию, и на права человека в нашей стране. Думаю, мы сможем оценить реальные последствия этого только после того, как закончится эпидемия.

Редакторы: Наталия Секретарёва, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.