23.11.2022

Некомпенсационный закон

Александр Кальва
Александр Кальва
Юрист Института права и публичной политики (внесён в реестр «иноагентов»)

Александр Кальва – о попытке правозащитников получить возмещение расходов в КС

Ещё в 2020 году правозащитные организации получили возможность компенсировать из бюджета свои расходы по работе с Конституционным Судом. Но, к сожалению, пока эта возможность есть только в теории – а на практике КС отказал Институту права и публичной политики* в компенсации, ссылаясь на якобы отсутствие нужных документов. Теперь Институт обратился в Суд с ходатайством о разъяснении порядка выплат. Юрист Александр Кальва рассказывает, почему эта ситуация важна для каждой НКО.

П раво компенсировать расходы за работу в КС правозащитные организации получили в 2020 году – после выхода новой редакции ст. 100 Закона о Конституционном Суде. Там говорится: если КС принял постановление и указал, что дело подлежит пересмотру, то «гражданам, юридическим лицам, органам местного самоуправления, а также правозащитной или благотворительной организации» возмещаются:

1) уплаченная государственная пошлина;

2) расходы на оплату услуг представителей, переводчика (в разумных пределах);

3) расходы на проезд и проживание заявителей и их представителей, понесённые ими в связи с явкой в суд;

4) почтовые расходы, связанные с рассмотрением дела;

5) компенсация за фактическую потерю времени.

Институт первым из правозащитных организаций обратился в КС с ходатайством о компенсации расходов. Это произошло после нашей победы по «митинговому» делу Ирины Никифоровой. В постановлении от 17 мая 2021 года Суд признал неконституционной практику привлечения организатора нескольких одиночных пикетов к административной ответственности.

Важно отметить, что Институт не берёт платы за помощь заявителям – и оплачивает работу юристов из грантов и пожертвований. Компенсация этих трат из госбюджета очень помогла бы нашей работе. Кроме того, мы ожидали, что по примеру Института другие правозащитные организации тоже начнут обращаться к Конституционному Суду за компенсацией своих расходов.

Мы подали ходатайство 3 июня 2022 года. В документе мы сообщили, что в 2020 году заключили с Никифоровой договор о бесплатной юридической помощи. За свои деньги Институт нанял адвоката, который работал сразу по нескольким делам, включая дело Ирины. С учётом времени, затраченного на работу по делу, и установленной в Институте почасовой ставки мы запросили компенсацию в размере 121 600 рублей.

Юрист Института права и публичной политики Александр Кальва

Норма о компенсации для правозащитных организаций появилась совсем недавно, практики по её использованию ещё не было, а порядок её получения нигде не установлен. И мы ожидали хотя бы какого-то содействия Конституционного Суда.

В ходатайстве мы отметили, что в случае необходимости готовы представить дополнительные документы. Конституционный Суд запросил подтверждение оплаты услуг адвоката по представлению интересов Никифоровой. Мы отправили платёжные поручения по договору между ним и Институтом. В ответ на это 14 июля мы получили отказ. КС заявил, что мы не предоставили документы, подтверждающие конкретные расходы, понесённые Институтом на оплату услуг адвоката по представительству Никифоровой. При этом Суд никак не прокомментировал уже отправленные Институтом документы, включая платёжные поручения.

Я напомню, что компенсация расходов правозащитной организации – одно из обязательных правовых последствий постановления Конституционного Суда. Таким образом, Суд отказался от исполнения собственного постановления – чем нарушил статью 100 профильного закона.

Вероятной причиной отказа КС стало его нежелание разбираться со спецификой заключённого между Институтом и адвокатом абонентского договора. Как я уже сказал, адвокат работал за фиксированную плату сразу по нескольким делам – включая дело Ирины Никифоровой. По таким договорам не указывается сумма расходов на каждое конкретное дело.

В итоге возникла неопределённость: возможно ли исполнить постановление Конституционного Суда в части компенсации расходов правозащитной организации, если адвокат работал по делу на основании абонентского договора оказания услуг?

Для устранения этой неопределённости 11 ноября мы подали ходатайство о разъяснении постановления по делу Никифоровой – на основании статьи 83 Закона о Конституционном Суде (разъяснение решения). Мы указали, что порядок компенсации расходов правозащитным организациям – в том числе по абонентским договорам – не установлен ни в законодательстве, ни в подзаконных НПА, ни в регламенте Конституционного Суда. В статье 100 говорится лишь, что компенсировать расходы нужно «в разумных пределах».

Чтобы помочь Конституционному Суду в выработке порядка расчёта компенсации расходов при работе юриста по абонентскому договору, мы привели практику Верховного Суда. В определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС от 25 мая 2021 года говорилось: «В случае, если в договоре стоимость оказываемых услуг за каждое процессуальное действие не определена и невозможно установить, каким образом произведено формирование цены оказываемых услуг, суд вправе самостоятельно произвести оценку оказанных услуг в соответствии с критериями разумности заявленных судебных расходов и существом данного спора».

При рассмотрении того дела Верховный Суд принял расчёт судебных расходов, представленный стороной – и установленный в инструкции о порядке определения размера гонорара. В ходатайстве Конституционному Суду мы предложили перенять эту практику Верховного Суда.

Важно отметить, что не только Институт заключает с привлекаемыми юристами абонентские договоры. Общественный запрос на бесплатную юридическую помощь всегда высок – и правозащитным организациям приходится работать с большим числом обращений. И заключать отдельные договоры по каждому конкретному делу с приглашёнными юристами становится просто нецелесообразно. Вот почему правозащитные организации чаще всего выбирают абонентские договоры – это позволяет поручить юристам работу сразу по нескольким направлениям. А значит, отказ КС – это проблема не только Института, но и подавляющего большинства российских НКО.

Другие правозащитные организации, судя по всему, ещё не обращались в Конституционный Суд за компенсацией – такой информации нет ни на его официальном сайте, ни в СМИ. Одна из возможных причин заключается в том, что далеко не все правозащитные организации работают с КС. 

11 ноября Конституционный Суд принял ходатайство, но ответ на него ещё не поступил. Решение по ходатайству будет приниматься в закрытом совещании, а определение о разъяснении постановления – или об отказе в принятии нашего ходатайства к рассмотрению – будет официально опубликовано.

Пока что из этой ситуации можно сделать следующие выводы:

1) КС не заинтересован в содействии правозащитным организациям в реализации их прав;

2) порядка получения компенсации правозащитными организациями нет – и КС не заинтересован в его появлении;

3) для невыплаты правозащитным организациям компенсаций КС готов не исполнять собственные постановления и нарушать Закон о Конституционном Суде.

Но всё же есть надежда, что отказ был всего лишь ошибкой секретариата. И Конституционный Суд, рассмотрев наше ходатайство о разъяснении постановления, обратит внимание на проблему и восстановит справедливость.

* Признан «иноагентом».

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.