18.11.2022

Не совсем граждане

Ольга Подоплелова
Ольга Подоплелова
Руководитель юридической службы «Руси сидящей» (внесена в реестр «иноагентов»)

Ольга Подоплелова – про новый инструмент репрессий

Россия постепенно перенимает советскую практику лишения «неугодных» гражданства – вопреки императивному запрету Конституции. Пока что речь идёт о «натурализованных» россиянах – тех, кто получил гражданство не по праву рождения. Но не стоит надеяться, что власть будет соблюдать законодательные ограничения, предупреждает руководитель юридической службы «Руси сидящей» (внесена в реестр «иноагентов») Ольга Подоплелова. В колонке для «Улицы» она рассказывает, как суд по требованию прокуратуры лишил единственного гражданства Аршака Макичяна – российского оппозиционера с армянскими корнями. При этом даже МВД признало нарушения в иске.

Традиционная ценность

С точки зрения истории и правового регулирования в лишении гражданства нет ничего оригинального. Достаточно вспомнить, что оно практиковалось ещё в древнегреческих полисах, где было наказанием за наиболее тяжкие преступлениями. И сейчас это довольно распространённое явление во многих правопорядках.

Однако если обратиться к недавней истории, станет очевидно: лишение гражданства стало одной из форм политических репрессий. Советское государство таким образом избавилось от многих «неудобных» граждан: можно вспомнить революционера Льва Троцкого (1932), писателя Александра Солженицына (1974) и его супругу Наталию (1976), певицу Галину Вишневскую и виолончелиста Мстислава Ростроповича (1978). Эта мера продолжала применяться вплоть до конца 1980-х годов – и была закреплена законодательно. Лишить гражданства можно было, «если лицо совершило действия, порочащие высокое звание гражданина СССР и наносящие ущерб престижу или государственной безопасности СССР».

Помня об этом, разработчики Конституции 1993 года позаботились о гарантии неповторения. В части 3 статьи 6 Конституции появилась норма, что «никто не может быть лишён гражданства Российской Федерации». Этот запрет долгое время оставался императивным. Но постепенно – шаг за шагом – мы возвращаемся к ситуации, когда лишение гражданства применяется как инструмент репрессий.

Хотя начиналось всё весьма безобидно и очень по-российски: с банального бюрократического бардака.

Наша потеря – ваша проблема

После распада СССР многие бывшие советские граждане получали российские паспорта за рубежом – в консульских учреждениях. В основном это были этнические русские, которые хотели жить в России. В тот момент никаких электронных баз данных, конечно, не было. Все списки и документы передавались в архив МИД России на хранение – и часть документов безвозвратно терялась.

Годы спустя ничего не подозревающих людей ожидал неприятный сюрприз. МВД периодически обнаруживало: ни у них, ни в архиве МИД нет личных дел «новых» россиян. Специальным заключением они объявлялись «не приобретшими гражданство Российской Федерации в установленном порядке». Эти люди оставались без документов и должны были получать гражданство заново. Или долго и упорно судиться с МВД – чаще всего безрезультатно.

Только в 2019 году Верховный Суд запретил эту практику двумя кассационными определениями (1, 2). Он указал, что суды должны проверять, сколько времени прошло с момента выдачи первого паспорта и выдавались ли другие паспорта. При этом Суд однозначно заявил, что МВД не должно перекладывать на граждан ответственность за свою небрежность. В закон были внесены поправки, позволившие пострадавшим «вне очереди» получить – фактически восстановить – гражданство в порядке признания.

Все граждане равны, но некоторые равнее

Параллельно развивалась ещё одна практика – которая, судя по доступным судебным решениям, особенно сильно ударила по гражданам с отличным от русского этническим происхождением. Она позволяет отменять решения о приобретении человеком гражданства, если он «предоставил заведомо ложные сведения» в заявлении, которое заполняют соискатели российского гражданства.

Такую возможность даёт чиновникам статья 22 Закона о гражданстве. Претензии МВД чаще всего касаются умолчания в заявлении о близких родственниках, указания добрачной фамилии или несообщения о наличии детей от предыдущих браков за рубежом. В таких случаях министерство обращается в суд с просьбой установить факт сообщения заведомо ложных сведений – и на этом основании отменяет решение о приобретении гражданства.

Руководитель юридической службы «Руси сидящей» Ольга Подоплелова

При этом Конституционный Суд уже много лет твердит, что в такой ситуации необходимо учитывать срок проживания в России и наличие оснований для приобретения гражданства. Но суды и МВД игнорируют эту позицию.

А в 2017 году в статью 22 были внесены серьёзные поправки. Они приравняли судимость по ряду «террористических» и «экстремистских» преступлений к сообщению заведомо ложных сведений – о себе и о своём намерении соблюдать российские законы. И если описанные выше практики так или иначе позволяли людям снова получить российское гражданство, то новое регулирование стало приобретать черты публично-правовой санкции.

Самыми известными такими случаями отмены гражданства стали дела Евгения Кима и Алексея Новикова. Российское гражданство было у них единственным, так что они в итоге стали апатридами.

Дело Алексея Новикова прокомментировал Конституционный Суд. Он указал, что отмена решения о приобретении гражданства за терроризм и экстремизм – это не санкция, а «конституционно-восстановительная мера». Поэтому её нельзя считать лишением гражданства по смыслу части 3 статьи 6 Конституции.

Своим определением КС по сути открыл ящик Пандоры.

Осколки империи, элементы системы

И вот здесь стоит перейти к делу Аршака Макичяна, которое от «Первого отдела» мы ведём с юристом Максимом Оленичевым (внесён в реестр «иноагентов»). Тут власти превзошли сами себя: они лишили гражданства не только известного экоактивиста, но также его отца и двух братьев.

Отец Аршака – Артур Фрунзикович – приехал в Россию из Армении в середине 1990-х. Армянского гражданства у него не было; он жил в Москве по советскому паспорту. Закон о гражданстве это допускал – и в паспорте даже была поставлена отметка о регистрации по месту жительства. В 2002 году Артур Фрунзикович обратился за получением российского паспорта на основании части 4 статьи 14 Закона о гражданстве (в действовавшей на тот момент редакции). Чтобы получить паспорт, нужно было соответствовать следующим критериям:

  • прибыть в Россию из государств, входивших в состав СССР;
  • -быть зарегистрированным в России по месту жительства на 01.07.2002 года – либо получить разрешение на временное проживание или вид на жительство;
  • заявить о своем желании приобрести гражданство России до 01.01.2008 года.

Артур Фрунзикович соответствовал всем этим требованиям – и в ноябре 2002 года миграционная служба выдала ему паспорт. Об этом сохранилась отметка в ведомственном журнале. А в 2004 году сыновья Артура Фрунзиковича также получили паспорта – поскольку их отец являлся гражданином России.

В 2006 году Артуру Фрунзиковичу исполнилось 45 лет, и он должен был получить новый паспорт. Он обратился в миграционный орган и получил ответ, что его паспорт в 2002 году был выдан с нарушением. Это нарушение заключалось в том, что в МВД его потеряли личное дело. До постановления ВС оставалось ещё 13 лет, так что документ изъяли (составив соответствующий акт). И предложили либо судиться с миграционной службой, либо получить гражданство заново.

Артур Фрунзикович выбрал второй вариант. Для этого он в тот же год получил гражданство Армении, затем вернулся в Россию – и вновь получил российское гражданство, отказавшись от армянского.

Всё это время его семья продолжала спокойно жить в Подмосковье – по месту регистрации. Дети учились; Аршак и его младший брат Гагик представляли Россию на международных музыкальных конкурсах, выступали на лучших концертных площадках с ведущими оркестрами. А старший брат Армен за свои успехи получил в вузе президентскую стипендию.

Время, назад

Прошли годы. Аршак Макичян стал политическим активистом. Он был одним из организаторов экологического движения Fridays for Future и соратником Греты Тунберг, выходил на пикеты с целью привлечь внимание к климатическим проблемам. В 2021 году он пытался участвовать в выборах в Государственную Думу. Его изначально поддерживала партия «Яблоко», однако затем на съезде неожиданно утвердила другого кандидата.

После начала «спецоперации» Аршак и его супруга участвовали в антивоенных акциях. Из-за угроз уголовного преследования пара эмигрировала. Аршак продолжил выходить на пикеты и давать интервью зарубежным СМИ. А в мае 2022 года прокурор подмосковной Шатуры обратился в суд, потребовав отменить решения о приобретении гражданства Аршаком, его отцом и двумя братьями.

В суде прокуратура указала: МВД ещё в январе 2021 года приняло заключение, что паспорт 2002 года «выдан с нарушением установленного порядка». Мы с коллегой напомнили, что речь шла о потере документов самим же МВД. Более того, представитель подмосковного управления МВД пояснил в суде: заключение 2021 года – это технический документ. Он был создан, чтобы пометить тот паспорт как недействительный в электронной базе. Поэтому МВД даже не стало сообщать Артуру Фрунзиковичу про это заключение.

Но прокурор настаивал на своей версии: паспорт 2002 года был изъят в 2007 году, а в 2021 году был признан «выданным с нарушением». Получается, в период с 2002 по 2007 год Артур Фрунзикович якобы не был гражданином. А значит, в 2004 году он «сообщил о себе заведомо ложные сведения», когда обратился с заявлением о принятии детей в гражданство России.

Прокуратура хотела одним выстрелом убить двух зайцев. Ведомство настаивало, что дети Артура Фрунзиковича не имели права стать гражданами России в 2004 году. А использование якобы «заведомо ложных сведений» лишило его права ещё раз подавать на гражданство. На этом основании прокурор попросил аннулировать и паспорт 2007 года.

Кроме того, в иске было и второе требование: признать семью утратившей право пользования домом и снять её с регистрационного учёта по месту жительства. Прокуратура заявила, что дом, где они зарегистрированы, непригоден для проживания сейчас, в 2022 году. В качестве доказательств они привели фотографии и акты двух опросов: соседа и человека, живущего в трёх километрах.

В заседании мы заявили, что у Артура Фрунзиковича и в 2002-м, и в 2007 году были все установленные законом основания для получения российского гражданства. Затем напомнили позицию Верховного Суда: власти не могут перекладывать на человека ответственность за утрату чиновниками документов по первому паспорту. Тем более что в учётном журнале сохранились записи о выдаче ему паспорта. А значит, инсинуации о «покупке паспорта в переходе», которые звучали в некоторых СМИ, беспочвенны.

Далее мы указали, что в 2004 году паспорт Артура Фрунзиковича ещё не был признан недействительным. Поэтому здесь отсутствует признак «заведомости» ложных сведений.

Руководитель юридической службы «Руси сидящей» Ольга Подоплелова

И в любом случае несовершеннолетние на тот момент дети не могут сейчас нести ответственность за действия их отца.

Следующий наш аргумент – тот факт, что с 2002 года власти выдали Артуру Фрунзиковичу и трём его сыновьям в общей сложности 18 внутренних и заграничных паспортов. И у чиновников ни разу не возникло сомнений.

Наконец, ни у кого из членов семьи нет иного гражданства или устойчивых связей с зарубежными странами – в том числе с Арменией. Всё это время семья жила в России и платила здесь налоги. А власти подтверждали их гражданство в том числе выдачей полисов медицинского и пенсионного страхования.

Вопрос о праве пользования домом может показаться в этом деле второстепенным. Но оно прекрасно высвечивает несостоятельность претензий к Макичянам. Мы указали, что решение о непригодности дома для проживания должны были принять местные органы власти, а не прокуратура. Кроме того, отменять регистрацию по месту жительства нельзя, даже если семья там сейчас не проживает. Ведь на момент постановки на учёт семья жила в доме – об этом свидетельствуют квитанции об оплате коммунальных услуг, справки с 2004 по 2007 год и другие документы.

В этом процессе вообще было много странностей. Например, нас частично поддержало ГУ МВД России по Московской области. Представители ведомства утверждали, что по Закону о гражданстве прокурор не имеет права обращаться с таким иском – это может делать только МВД.

Судье, видимо, до последнего хотелось принять решение в нашу пользу. Вечером 24 октября она ушла в совещательную комнату – а через 10 минут секретарь объявила, что постановление мы узнаем завтра, по телефону. Но на следующий день нам сказали, что требования прокуратуры «удовлетворены частично».

И только через неделю выяснилось, что суд лишил Макичянов гражданства. Единственное отклонённое требование – о признании утратившими право пользования домом. Но с регистрационного учёта всех всё равно сняли, потому что паспорта признаны недействительными.

Кто следующий

Конечно, мы подадим апелляционную жалобу. Но уже сейчас понятно, что справедливости в этом деле добиться будет очень сложно. И Аршак, и его отец, и братья станут апатридами – что существенно усложнит им жизнь и в России, и за рубежом. Например, аннулирование паспорта автоматически влечёт блокировку банковских счетов. А если они решат получить временное удостоверение лица без гражданства, то не смогут выезжать по нему из России.

Мы видим: власти пытаются убедить людей, что дело Аршака Макичяна не имеет отношения к политике. Подконтрольные им СМИ прямым текстом заявляют, что отец Аршака «купил паспорт». Это типичный пропагандистский приём: придумать совершенно безумные обвинения и подкрепить их «экспертными мнениями» от самозваных «экспертов». Хуже всего то, что в случае Аршака власти играют на самых низменных чувствах – и нагнетают ненависть к мигрантам и неславянским народам.

Очевидно, что практика лишения гражданства в ближайшее время будет расширяться. Прямо сейчас Госдума рассматривает поправки в Закон о гражданстве. И президент, как сообщают СМИ, предложил расширить перечень преступлений, за которые можно «отменять решения о принятии в гражданство». Ему уже вторит Совет Федерации, предлагая включить в закон дополнительные составы.

Да, пока что эти инициативы касаются только тех, кто получил российское гражданство в порядке натурализации. Граждане «по рождению» и получившие гражданство в порядке признания – как жители «присоединенных» территорий Украины – сейчас в безопасности, если толковать закон буквально. Но мы знаем, как быстро можно поменять закон. И помним позицию Конституционного Суда, которая буквально развязывает депутатам руки.

Руководитель юридической службы «Руси сидящей» Ольга Подоплелова

И как бы власти ни старались, нелогичность этого «юридического Франкенштейна» выдаёт политический мотив преследования.

Наконец, в деле Аршака мы видим, что органы власти могут лишить человека гражданства даже вопреки законодательным нормам и судебным позициям. Новейшая история России учит нас: то, что сначала обкатывается на самых уязвимых, затем может стать повсеместной практикой.

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.