29.12.2022

«Адвокат бы не помог»

Алиса Климентова
Алиса Климентова
Айти-специалист

Айти-специалист Алиса Климентова рассказала, как самостоятельно защищалась по «делу о вобле»

Процесс
«Специальная военная операция»

В октябре тюменский суд прекратил «цензурную административку» за фразу «Нет в***е». Судья поверил автору надписи – Алисе Климентовой: она настаивала на том, что за звёздочками скрываются слова «Нет вобле». Фраза моментально разошлась по интернету – и стала одним из самых узнаваемых мемов. Но вскоре после этого полицейские добились пересмотра позитивного решения – и суд всё же признал Климентову виновной, назначив штраф в 30 тысяч рублей. «Улица» решила узнать подробности этого разбирательства и неожиданно выяснила, что у девушки не было защитников. Климентова рассказала «АУ», почему решила отстаивать свои интересы самостоятельно; с чем, по её мнению, связан пересмотр дела, – и почему она ни о чём не жалеет.

«Полицейские посмеялись»

Я вышла на тюменскую площадь Согласия и единства 24 сентября. В магазине рядом с площадью я купила мел и нарисовала на асфальте пацифик, приписав рядом фразу «Нет в***е». Меня практически сразу задержали – и отвезли в отделение полиции, где изъяли коробку с мелками.

Задержанных было много – выяснилось, что в тот день на площади проходил митинг против мобилизации. Мы очень долго ждали, когда на каждого из нас оформят протокол. Я чувствовала безумную усталость, очень хотелось пить. Но понимала, что нужно подготовиться к беседе с сотрудниками полиции – ведь они обязательно спросят, что означает фраза «Нет в***е». Поэтому в ожидании своей очереди я перебирала в голове слова, которые состоят из пяти букв и начинаются на букву «в».

И в итоге решила, что слово «вобла» идеально отражает абсурдность ситуации. После чего написала в объяснении (есть у «АУ») следующее: «Данное предложение расшифровывается как “Нет вобле”, так как я испытываю антипатию к вобле по причине неприятного запаха. Знак “пацифик” я нарисовала, так как он мне нравится. Что означает данный знак, я не знаю. О том, что 24 сентября на площади Единства и согласия должно было проходить незаконное мероприятие против мобилизации, я не знала. Своё отношение к объявленной частичной мобилизации, а также к спецоперации – оставлю при себе».

Конечно, полицейские посмеялись, когда прочли моё объяснение. Но вскоре меня отпустили домой. В протоколе (документ есть у «АУ») они написали, что я «осуществляла публичные действия, направленные на дискредитацию использования вооружённых сил РФ, а именно рисовала мелом синего цвета на асфальте международный символ мира, разоружения, антивоенного и антиядерного движения знак пацифик и слова “Нет в***не”». Мне вменили ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП.

«Неприязнь к вобле никак не опровергнута»

Позже я узнала, что 10 октября моё дело рассмотрит Центральный районный суд Тюмени.

Алиса Климентова

Хотя у меня было время, чтобы найти защитника, я решила этого не делать. С момента моего задержания ситуация развивалась настолько абсурдно, что никакой адвокат бы не помог.

Я ждала, что меня признают виновной. Так же считали мои родственники – они успокаивали меня, говорили, что в этом нет ничего страшного.

10 октября я пришла в суд, но заседание отложили. Во-первых, потому что в суде не смогли воспроизвести видеозапись, которую сделал один из полицейских: на ней видно, как я пишу «Нет в***е» на асфальте и как меня задерживают. Во-вторых, на следующее заседание вызвали полицейского Иванова, который меня задержал и оформил рапорт.

Рассмотрение возобновилось через два дня – 12 октября. Запись наконец воспроизвели, полицейского Иванова допросили. Он рассказал суду, что 24 сентября получил задание поехать на площадь Единства и согласия, где якобы планировалось проведение митинга против мобилизации. Иванов в числе других сотрудников полиции наблюдал за происходящим. По его словам, в какой-то момент находящиеся на площади люди начали «рисовать мелом на асфальте какие-то знаки, солнце и т. д.» – и он видел, как я начала писать «Нет в***е». Но при этом полицейский подчеркнул, что я не выкрикивала никаких лозунгов и вообще ничего не говорила. Поэтому ему «доподлинно неизвестно», что эта надпись означает, – и он может только предположить, а не утверждать, что я имела в виду «Нет войне». Я же свою позицию про «воблу» не изменила – и просто повторила её в суде.

И неожиданно судья Сергей Романов встал на мою сторону (постановление есть у «АУ»). Он пришёл к выводу, что показания полицейских и сделанная ими видеозапись «не содержит достаточных и достоверных данных» о том, что я дискредитировала российскую армию, а моя неприязнь к вобле никак не опровергнута. Романов также указал, что «сведений о значении нарисованного знака в материалах дела не имеется и суду не представлено». Сам же по себе знак «пацифик», по его мнению, «не свидетельствует о дискредитации использования ВС РФ».

В итоге суд прекратил дело и постановил вернуть мне изъятую при задержании коробку с цветными мелками. Я была удивлена.

Алиса Климентова

После этого фраза «Нет вобле» была буквально везде. Я чувствовала себя немного неловко – не очень люблю внимание к себе. С другой стороны, мемы и шутки были действительно смешные.

«Правоохранители не смирились»

Через несколько недель я узнала, что полиция оспорила решение судьи Романова о прекращении моего дела. Жалобу написал полицейский Успанов, который оформил протокол и изъял цветные мелки.

В документе (есть у редакции) говорилось, что 24 сентября на площади Единства и согласия проходила акция «против мобилизации», «направленная на подрыв доверия к решениям органов государственной власти РФ по использованию Вооружённых сил РФ…» Успанов заявил, что все участники этого митинга, около 10 человек, «были объединены единым замыслом». И это якобы подтверждалось скриншотами размещённых в интернете постов с призывами выйти в этот день на центральные площади городов. Полицейский также указал, что эти посты сопровождались знаками «пацифик» и логотипами движения «Весна»*, «выступающего за подрыв общественной безопасности и дискредитацию органов государственной власти РФ».

Успанов заявил, что я тоже принимала участие в этой акции – и сослался на видеозапись, на которой я молча пишу «Нет в***е». По мнению полицейского, так я публично выразила «несогласие с объявленной частичной мобилизацией» и дискредитировала использование российских вооружённых сил. Он попросил отменить решение судьи Сергея Романова и вернуть дело на повторное рассмотрение.

Алиса Климентова

Я думаю, что правоохранители не смирились с решением суда только из-за того, что оно прогремело на всю страну. Если бы не огласка, полицейские, скорее всего, не стали бы обращаться в вышестоящий суд.

После того как мы получили копию жалобы, моя мама обратилась в «ОВД-Инфо»**. Там мне помогли составить возражение на жалобу и ходатайство о прекращении дела (документы есть у «АУ»).

В возражении я указала, что ст. 20.3.3 КоАП предусматривает ответственность за публичные призывы к воспрепятствованию использования ВС РФ – но я этого не делала, а знак «пацифик» ни к чему такому не призывает. Повторила, что надпись «Нет в***е» означает «Нет вобле». И сообщила, что ни в какой акции протеста я участия не принимала.

В ходатайстве я написала, что рапорты полицейских нельзя использовать в качестве доказательств моей вины, потому что некоторые из них противоречили действительности. Например, автор жалобы – старший лейтенант полиции Успанов – в своём рапорте отметил, что я написала на асфальте «Нет в**не», хотя в протоколе об административном нарушении мне вменяется написание «Нет в***е».

Но я уже понимала, что суд изменит решение судьи Романова. Это было ясно по общей ситуации в стране. 21 ноября Тюменский областной суд подтвердил мои ожидания. Заседание длилось около десяти минут: у судьи не было вопросов ни к одной из сторон. В итоге он отменил решение судьи Романова и отправил материалы дела на новое рассмотрение – в тот же Центральный районный суд.

«Совершенно не жалею»

Повторный суд состоялся через месяц – 20 декабря. Дело рассматривала другая судья – Ирина Шадёркина. Кроме нас двоих в зале суда не было никого. Судья зачитала все документы и удалилась в совещательную комнату, не задав мне ни одного вопроса. Её долго не было, она вернулась примерно через сорок минут – и огласила «обвинительное» постановление.

В решении (есть у «АУ») судья Шадёркина написала, что я рисовала мелом синего цвета на асфальте «международный символ мира, разоружения, антивоенного и антиядерного движения – знак “пацифик” – и слова “Нет в***не”», то есть «осуществляла публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ». Довод о том, что написанная мной фраза означает «Нет вобле» судья сочла несостоятельным: «каких-либо препятствий для полного указания названия рыбы “вобла”» у меня якобы не было. А то, что я якобы не знала о значении знака «пацифик», по её словам, не исключает ответственности за его демонстрацию. В итоге меня признали виновной по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП и выписали штраф в 30 тысяч рублей.

Алиса Климентова

Я была к этому готова, но мне хотелось верить, что эта ситуация разрешится иначе. Поэтому мне стало обидно. Это было просто несправедливо.

Раньше я никогда не сталкивалась с российской судебной системой – но меня ничего не удивило. То, что суд изначально «оправдал» меня, говорит прежде всего о профессионализме конкретного судьи. В моих действиях нет состава преступления, судья Романов это знал и подтвердил своим постановлением. Я не думаю, что сыграла роль какая-то симпатия к моей позиции: он просто действовал в рамках закона. Чего нельзя сказать о двух других судьях.

Оспаривать второе решение я не буду, потому что это бесполезно – и вся эта история меня немного утомила. Но я совершенно не жалею о том, что вышла тогда на площадь и сделала эту надпись. Эта ситуация позволила мне увидеть, какие классные люди меня окружают – и что они готовы прийти на помощь. Очень много незнакомых людей писали мне приятные слова и всячески поддерживали меня.

В какой-то момент мне написал администратор Telegram-группы «Тюмень – богатый регион!» и предложил помощь. Сначала я отказывалась, потому что мне было неловко. Но меня убедили, что люди действительно хотят помочь. И в итоге мы собрали всю сумму, 30 тысяч рублей, почти за сутки. Люди присылали деньги, а в банковских сообщениях писали мне слова поддержки.

* Движение внесено в реестр «иноагентов»; признано экстремистской организацией и запрещено.

** Проект внесён в реестр «иноагентов».

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.