18.08.2022

Защита, помолчите

Защита, помолчите Защита, помолчите

Судья официально запретила обвиняемой общаться со своим адвокатом

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Московский адвокат Катерина Тертухина столкнулась с удивительными требованиями суда. 9 августа уголовное дело её подзащитной – активистки Ольги Кузьминой – поступило в Бабушкинский районный суд. А уже через час судья начала предварительное слушание. Тертухину об этом никто не уведомил, однако судья позвонила защитнице прямо в ходе заседания и предупредила о «частнике» за «прогул». После этого суд попытался использовать адвоката по назначению, но та отказалась дублировать коллегу. Судья пообещала «частник» и ей – а потом продолжила заседание. В отсутствие стороны защиты она продлила Кузьминой домашний арест и официально запретила общение с адвокатом. Теперь Тертухина должна как-то защищать женщину, не имея права разговаривать с ней. В палате ситуацию называют «правовым нигилизмом».

Лето и арбалеты

Г од назад экоактивистка Ольга Кузьмина забралась на высокое дерево в Бабушкинском парке и привязала себя к стволу. В руках у неё был сломанный арбалет, который она направила себе в грудь. Так женщина протестовала против стройки в рамках реновации (ссылка на СМИ из реестра «иноагентов»). Полицейским удалось её спустить лишь через несколько часов; позже Бабушкинский районный суд арестовал женщину на шесть суток по статье о неисполнении требований представителей власти (ч. 1 ст. 19.3 КоАП). Потом в отношении Кузьминой возбудили уголовное дело о хулиганстве (ч. 2 ст. 213 УК). Суд назначил ей домашний арест и принудительно направил в психиатрический стационар для проведения экспертизы. В заключении врачи заявили, что женщина могла не осознавать «фактический характер своих действий». Параллельно Кузьмину оштрафовали по статье о повреждении зелёных насаждений (ч. 1 ст. 4.18 КоАП Москвы) – из-за нескольких сломанных веток того самого дерева.

Назначить за 60 минут

Адвокат Катерина Тертухина практически сразу вступила в защиту женщины. Расследование длилось почти год и закончилось недавно, 4 августа. После этого следствие выделило Кузьминой и Тертухиной на ознакомление с делом всего четыре дня, два из которых пришлись на выходные.

8 августа защита закончила ознакомление. А утром следующего дня Тертухиной позвонила судья Бабушкинского районного суда Наталья Курышева – и поинтересовалась, почему адвокат не на заседании. «В 10 часов 30 минут [утра] мне звонит судья. И сообщает, что на 10 часов, оказывается, было назначено предварительное слушание, – рассказывает “Улице” адвокат. – Тут же мне набирает сама Ольга [Кузьмина]. Ей позвонил следователь и спросил, где она – мол, вообще-то идёт судебное заседание. А она находится под домашним арестом и не может никуда выходить без письменного разрешения следователя. После звонка Ольга быстро собралась и пошла в суд».

Адвокат сделала скриншоты (ссылка на СМИ из реестра «иноагентов») официального портала судов общей юрисдикции Москвы. Они подтверждают, что в 9:02 и 9:34 заседание по делу Кузьминой ещё не было назначено.

Адвокат АП Москвы Катерина Тертухина

Судя по карточке дела, оно поступило в суд 9 августа. Тут же прошло распределение между судьями, тут же было назначено заседание на 10 часов. Учитывая, что рабочий день в суде начинается в 9 часов – получается, на всё ушёл час.

Тертухина не могла экстренно приехать в Бабушкинский суд. Она напомнила Курышевой: согласно УПК, стороны уведомляются о заседании не менее чем за пять дней, а о предварительном слушании – за три дня. По словам Тертухиной, судья в ответ предупредила о возможных негативных последствиях – сказала, что будет вынуждена принять меры и вынести частное определение. «Я ответила: как только вы меня уведомите надлежащим образом – я обязательно приеду в суд», – вспоминает защитница.

После этого судья Курышева пригласила на заседание адвоката по назначению. Но та увидела в Автоматизированной информационной системе (АИС), что у Кузьминой уже есть защитник по соглашению. «Адвокат по назначению связалась со мной, я ей объяснила всю эту ситуацию, – рассказывает Катерина Тертухина. – Она приехала в суд, ознакомилась с материалами дела. Увидела, что меня не уведомляли о заседании – и, заявив самоотвод, покинула суд». По словам Тертухиной, коллега по назначению рассказала, что судья тоже обещала ей вынести «частник». «Улица» попросила у Тертухиной контакт защитницы, но та передала, что адвокат от общения со СМИ отказалась.

Молчите и слушайте

В итоге судья Курышева провела предварительное слушание вообще без защитников Кузьминой, возмущается Тертухина: «Согласно УПК, участие защитника обязательно. Более того, в ст. 438 дополнительно отмечается – в производстве с применением принудительных мер медицинского характера, как в случае с Кузьминой, без него просто нельзя».

На том же заседании судья продлила Кузьминой домашний арест ещё на три месяца – и ужесточила ранее установленные ограничения. «Улица» сравнила новое постановление Бабушкинского суда с предыдущим. Поначалу Кузьминой нельзя было ни с кем общаться, кроме защитников, следователей, близких родственников и проживающих совместно лиц. В новом постановлении защитников убрали из списка исключений. Как говорится в постановлении, это было сделано «с учётом того, что Кузьмина допускает нарушение ранее установленных запретов, препятствует производству по делу, допуская общение с лицами, злоупотребляющими процессуальными правами и настраивающими её на злоупотребление».

Катерина Тертухина поясняет, что ей пришлось подчиниться запрету, чтобы не допустить замены домашнего ареста на заключение под стражу. При этом адвокат категорически не согласна с требованием суда.

Адвокат АП Москвы Катерина Тертухина

Сейчас у нас идёт рассмотрение дела по существу. Мы не знаем, как будем готовиться к заседаниям, если судья запретила моей подзащитной общаться со мной. Это вопиющий случай – право на защиту не может быть ничем ограничено.

Реальность абсурдного запрета подтвердилась уже через три дня – когда уже Мосгорсуд рассматривал апелляционную жалобу на принудительную госпитализацию. По словам адвоката, Кузьмину в суд сопровождала инспектор ФСИН, которая потребовала, чтобы женщина не общалась со своим защитником. «Инспектор отвечает за исполнение решений и соблюдение ограничений, – пояснила Тертухина. – Она мне подтвердила, что в связи с постановлением [Бабушкинского районного суда] я не имею права общаться с Кузьминой».

На заседании Тертухина попросила разъяснить, как она может взаимодействовать со своей подзащитной. Но судья Мосгорсуда ответила лишь, что в её процессе адвокат имеет право общаться со своим доверителем без ограничений. Вопрос о защите по уголовному делу о хулиганстве остался не прояснённым.

Две минуты, которые потрясли суд

10 августа Катерина Тертухина обжаловала постановление Бабушкинского районного суда в Мосгорсуде (жалоба есть у «АУ»). В частности, адвокат подчеркнула, что продление меры пресечения должно рассматриваться в судебном заседании с участием защитника, а стороны должны быть заранее уведомлены о дате. «Судья Бабушкинского районного суда в нарушение данной нормы не только не уведомила стороны о судебном заседании, но и провела его в отсутствии защитника Кузьминой, чем существенным образом нарушила её право на защиту», – говорится в жалобе.

Прямой запрет на общение Кузьминой с адвокатом также существенным образом ограничивает её права, подчёркивает Тертухина: «Суд не мотивировал указанное решение, сославшись на бездоказательные нарушения Кузьминой условий нахождения под домашним арестом». Жалоба зарегистрирована, заседание по ней пока не назначено.

До сих пор неясно, вынесла ли судья Курышева «частники» Тертухиной и адвокату по назначению. «Через несколько дней я забрала в Бабушкинском суде постановление о продлении домашнего ареста, но частное определение мне так и не выдали. Но в случае его вынесения – буду обжаловать, конечно», – говорит Тертухина.

Также она не понимает, как вообще судья смогла подать заявку на «назначенца» – ведь в АИС было указано, что у Кузьминой есть адвокат по соглашению. По её словам, в палате «ни мне, ни назначенному защитнику не дали конкретных рекомендаций, что нам делать в таком случае».

Уже после публикации этого материала АП Москвы прислала «Улице» ответ, в котором подробно расписала процедуру назначения адвокатов через АИС. «Адвокатская палата не является участником уголовного судопроизводства и не может вмешиваться в процессуальные отношения, — говорится в письме. — Все спорные вопросы, возникающие между участниками судопроизводства, должны разрешаться в соответствии с действующим законодательством, в том числе разъяснениями совета АП Москвы и совета ФПА».

Ответ АП Москвы

Выявление и оценка обстоятельств, препятствующих вступлению в дело адвоката, назначенного защитником... а также надлежащее реагирование на такие обстоятельства в случае их выявления, являются обязанностью и ответственностью адвоката в каждом конкретном случае

Также палата пояснила, как судья смогла вызвать «назначенца»: «Адвокаты, осуществляющие защиту определенного лица по соглашению, имеют возможность разместить заявление об этом в личном кабинете АИС АПМ. В случае, если уже размещена или будет подана заявка на назначение защитника данному лицу, система автоматически уведомит назначенного адвоката о наличии у этого лица защитника по соглашению и сообщит его телефон и электронный адрес. Эта функция не препятствует размещению заявки, а служит способом оперативного информирования назначенного адвоката».

В понедельник, 15 августа, Бабушкинский суд начал рассматривать дело Кузьминой по существу. Процесс был назначен на 12 часов. «И ровно в 12:00 судья Наталья Курышева открыла заседание. Ольги к тому моменту ещё не было в зале – и в 12:02 заседание закончилось, судья приняла решение об отложении», – возмущается адвокат. По её словам, за эти две минуты Курышева успела спросить прокурора, нет ли возражений против проведения заседания в отсутствие обвиняемой. Но прокурор попросил отложить заседание – и заменить домашний арест на «стражу». На уточняющий вопрос судьи он ответил: «Сегодня – отложить, а в следующий раз – заменить».

После этого присутствующие вышли из зала суда – и встретили в коридоре запыхавшуюся Ольгу Кузьмину. Женщина рассказала секретарю, что инспектор ФСИН только в 11:55 дала разрешение покинуть квартиру. «Обычно инспектор приходила за Ольгой, и они вместе отправлялись в суд, – объясняет Тертухина. – А в понедельник она за пять минут до заседания позвонила и сказала, что не придёт. Хотя по закону должна за 24 часа сообщить о том, что не может осуществить доставку лица». Кузьмина хотела пройти к судье и лично объяснить причину опоздания, но секретарь отказался её пропускать в зал – и лишь выдал повестку на следующее заседание.

Тертухина недоумевает из-за истории с опозданием: «Заседание, которое было назначено 9 августа на 10:00, в итоге началось только в 16:00 – так как ждали приглашённого [судьёй] защитника, – напоминает она. – А заседание 15 августа было начато минуту в минуту – и перенесено на другой день, с угрозой изменения меры пресечения на более строгую, из-за опоздания всего на две минуты!» Сейчас адвокат готовится к заседанию 23 августа – и возмущена, что ей при этом нельзя общаться с доверительницей. «За помощью в палату я не обращалась, пока я обжаловала это постановление суда в установленном законом порядке», – говорит Тертухина.

«Я являюсь председателем президиума Межреспубликанской коллегии адвокатов – одной из крупнейших в России, – но впервые слышу о таких запретах, – заявил “Улице” заместитель председателя комиссии по защите прав адвокатов АП Москвы Роберт Зиновьев. – Такое ощущение, что у каждого судьи какой-то свой УПК. Или как минимум своё понимание и трактование УПК, которые порой противоречат и духу закона, и разъяснениям Пленума».

Он уверен, что запрет общения подсудимой с адвокатом посягает не только на фундаментальное право женщины на защиту. Это ещё и нарушение профессиональных прав адвоката – ведь Тертухину лишают возможности оказывать квалифицированную помощь и надлежащим образом выполнять свои обязательства по соглашению. «Я квалифицирую этот случай как правой нигилизм», – возмущается Зиновьев.

Зампредседателя КЗПА АП Москвы Роберт Зиновьев

Я думаю, здесь есть почва для реагирования не только вышестоящего суда, но и для ВС. Если такие случаи происходят в практике – значит, это требует очередного разъяснения. Кроме того, считаю, что есть основания и для обращения в квалификационную коллегию судей.

Роберт Зиновьев добавил – если защитник по соглашению не был уведомлён судом о заседании, то это также является существенным нарушением. «И оно тоже должно быть устранено судом вышестоящей инстанции», – подчёркивает он.

Катерина Тертухина согласна, что в этой ситуации «есть основания для подачи жалобы в судейскую коллегию». Но она поясняет, что «позиция [по жалобе на судью] должна быть сначала согласована с подзащитной». Однако именно этого адвокат и не может сделать из-за запрета на общение.

«Улица» направила запрос в Бабушкинский районный суд. В ответе говорится, что суд не может «предоставить сведения о ходе предварительного слушания», так как оно проводилось в закрытом заседании. Ответ подписан заместителем председателя суда Натальей Курышевой – в производстве у которой как раз и находится уголовное дело в отношении Ольги Кузьминой.

Обновление: добавлен ответ московской палаты.

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.