06.04.2021

«За гражданина решит государство»

«За гражданина решит государство» «За гражданина решит государство»

ВС вступился за жертв домашнего насилия – и уничтожил институт частного обвинения

Иллюстрация: Виван Дель Рио

Сегодня пленум Верховного Суда направил в Госдуму проект серьёзных поправок в УПК. Судьи предлагают перевести дела по ст. 115 УК («умышленное причинение лёгкого вреда здоровью без отягчающих последствий»), ст. 116.1 УК («нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию») и ч. 1 ст. 128.1 УК («клевета») из категории частного в категорию частно-публичного обвинения. Если изменения примут, дела по этим статьям уже нельзя будет прекратить за примирением сторон. Адвокаты согласны, что это улучшит ситуацию с противодействием домашнему насилию. Но у реформы есть и значительный «побочный эффект»: ВС ликвидирует институт частного обвинения.

«Требует активного участия государства»

Три уголовные статьи, упомянутые в проекте ВС, – единственные, которые УПК относит к частному обвинению. Дела по ним возбуждают по заявлению потерпевшего или его представителя. Но если потерпевший заявит о примирении с обвиняемым, то дело должно быть прекращено – на любой стадии рассмотрения в суде первой инстанции; вплоть до удаления судьи в совещательную комнату.

В пояснительной записке к проекту говорится, что причинение лёгкого вреда здоровью и побои являются «типичными и наиболее распространёнными проявлениями семейно-бытового насилия, предупреждение которого требует активного участия государства». Но принцип частного обвинения подразумевает, что бремя доказывания вины полностью ложится на пострадавшего. Кроме того, жертва вынуждена самостоятельно поддерживать обвинение в суде; неявка на процесс без уважительной причины ведёт к прекращению дела за отсутствием состава преступления. ВС указывает и на другие проблемы: в случае примирения судебные издержки взыскиваются с обеих сторон, тогда как по делам частно-публичного обвинения – возмещаются за счёт федерального бюджета.

Отдельно Суд обращает внимание на неоднозначное правоприменение ст. 116 УК. Человек, впервые нанёсший побои, привлекается к административной ответственности даже без заявления потерпевшего. Но если он повторно совершил подобное деяние, то возбуждение уголовного дела зависит уже от позиции потерпевшего. Получается, что «повторные агрессоры», представляющие опасность для общества, «могут находиться в более привилегированном положении», делает вывод ВС.

Верховный Суд

Отмеченные и другие особенности частного порядка уголовного преследования, включая фактическое отсутствие стадии предварительного расследования, свидетельствуют о том, что в настоящее время он не отвечает потребностям эффективной уголовно-правовой защиты прав и свобод человека и гражданина.

Суд подчеркивает, что Концепция государственной семейной политики и Национальная стратегия действий в интересах женщин предполагают усиление роли государства в защите потерпевших по таким делам. Этого требует и подход ЕСПЧ к проблеме домашнего насилия, отмечается в документе.

ВС приводит депутатам статистику 2020 года. За умышленное причинение лёгкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств (ст. 115 УК) по основной квалификации деяния были осуждены 1616 человек, в отношении еще 1519 – дела прекращены в связи с примирением сторон. По статье о побоях (ст. 116.1 УК) осуждены 1629 человек, а прекращено из-за примирения 1355 дел.

История с клеветой чуть сложнее. Изначально отнести этот состав к категории частно-публичного обвинения предложил Совет безопасности – это должно было «усилить защиту конституционных прав граждан». Идею поддержал президент, в поручении от 24 октября 2020 года он рекомендовал ВС подготовить законодательную инициативу.

В пояснительной записке ВС указывает, что клевета без отягчающих обстоятельств «наиболее сходна» с оскорблением, за которое установлена административная ответственность (ст. 5.61 КоАП), реализуемая в публичном порядке. Более того, клевета с другими квалифицирующими признаками (например, с использованием служебного положения) также является делом публичного обвинения. Таким образом, жертвы «обычной» клеветы защищены недостаточно, делает вывод ВС. За клевету без отягчающих обстоятельств в 2020 году были осуждены 56 человек, еще 131 дело прекращено в связи с примирением сторон.

В случае принятия законопроекта бремя доказывания по всем трём статьям будет возложено на гособвинение. «Это позволит обеспечить более тщательное исследование обстоятельств совершения преступлений в ходе обязательного предварительного расследования», уверен ВС. В случае примирения сторон решение о прекращении дела будет приниматься судом «не безусловно, а с учётом всех обстоятельств дела и сведений об обвиняемом».

Лучше, чем ничего

Перевод составов «домашнего насилия» из плоскости частного обвинения – одна из мер, которых добивались правозащитники и адвокаты.

Адвокат Мари Давтян

Понятно, что это не панацея. Для борьбы с проблемой домашнего насилия нужна система. Но важная часть этой системы – надлежащее уголовное преследование лиц, совершивших насилие. Поэтому лучше так, чем ничего.

Руководитель юридического департамента «Руси сидящей»* Ольга Подоплелова неоднозначно оценивает законопроект. «С одной стороны, это действительно приводит российское уголовно-процессуальное законодательство по делам о домашнем насилии ближе к международным стандартам, – говорит эксперт. – С другой стороны, законопроект касается в том числе клеветы. И нельзя забывать, что в последнее время выросло число заявлений о клевете в отношении жертв насилия со стороны агрессоров. Я полагаю, что подобное законодательное решение может стать очередным механизмом давления на жертв».

Партнёр АБ «Беков, Исаев и партнёры» Марк Исаев полагает, что часть заявлений по статьям о побоях и клевете подаётся «на эмоциях». И поправки могут привести к ситуации, когда человека будут привлекать к ответственности, даже если потерпевший больше не имеет претензий.

«В настоящий момент у потерпевшего нет права проводить допросы, очные ставки, назначать экспертизы. То есть возможности по собиранию доказательств ограничены», – напоминает Исаев. С этой точки зрения, передача расследования профессионалам – безусловное благо для жертв. «Но правоохранительные органы на сегодняшний день и так загружены. Каким будет качество следствия [по этим делам] – загадка», – предупреждает адвокат.

«По просьбам трудящихся»

Часть опрошенных «Улицей» экспертов обратили внимание на важный «побочный эффект» от принятия законопроекта. «Фактически речь идёт о полной ликвидации института частного обвинения как такового», – говорит адвокат АБ «Забейда и партнёры» Артём Саркисян. «Теперь граждане в уголовном процессе полностью потеряли диспозитивность – возможность решать вопрос по своему усмотрению», – возмущается адвокат Андрей Сучков. Он напоминает, что институт частного обвинения существовал в российском правосудии с 1864 года – «но в современной России за гражданина решит государство».

Адвокат Андрей Сучков

Теперь даже если двое толкнули друг друга (побои) или необдуманно высказались о ком-то (клевета), то без разрешения чиновника у них не получится прекратить уголовное дело примирением. И почему-то возникает уверенность, что государство будет очень избирательно подходить, кому дать возможность завершить все миром, а кому – обвинительный приговор, судимость и связанные с ней правоограничения.

Он считает, что нужные государству поправки целенаправленно проталкиваются «по просьбам трудящихся» – под видом борьбы с домашним насилием. Но эту проблему можно было бы решить другим путём, указывает эксперт, – просто ввести в УК соответствующую статью и отнести её к частно-публичному обвинению.

Артём Саркисян менее радикален – он вполне поддерживает вывод ст. 115 УК из категории частного обвинения. Адвокат напоминает, что «потерпевший зачастую находится в зависимом от обвиняемого положении» – и тогда «примирение» нельзя назвать искренним и безопасным для жертвы. Также Саркисян не против перевода ст. 116.1 УК – отмечая при этом, что с точки зрения защиты жертв домашнего насилия было бы логичнее криминализовать все случаи побоев и отнести их к категории частно-публичного обвинения.

А вот перевод клеветы «ближе» к оскорблению был инициирован ВС «исключительно с целью искоренения института частного обвинения», уверен эксперт.

Адвокат Артём Саркисян

Клевета и оскорбление являются сущностно разными деяниями, по-разному нарушают права потерпевшего и приносят разный вред общественным отношениям. При клевете потенциальный уровень давления на потерпевшего существенно ниже, поскольку посягательство происходит не на здоровье и физическую неприкосновенность лица, а только на его честь, достоинство и деловую репутацию.

Он считает, что перевод «обычной» клеветы в категорию дел частно-публичного обвинения усилит нагрузку на органы следствия. «Следовательно, более серьезные преступления останутся вне поля зрения правоохранительных органов», — делает вывод адвокат.

*фонд внесён в реестр так называемых «иностранных агентов»

Авторы: Елена Кривень, Александр Творопыш

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.