15.06.2021

Врачебная этика встретила адвокатскую

Врачебная этика встретила адвокатскую Врачебная этика встретила адвокатскую

Рентгенолог добивается дисциплинарного наказания для адвоката

Иллюстрация: Мария Бойнова

Квалификационной комиссии АП Пензенской области пришлось дважды разбирать «дисциплинарку» в отношении адвоката Елены Невежиной. Бывший доверитель, врач-рентгенолог, обвинил её в серьёзном проступке. Защитница якобы играла на стороне следствия, склонила его к признательным показаниям, а потом заставила перевести деньги на свою личную карточку. На первом заседании комиссия признала лишь одно нарушение – что Невежина не заключила письменное соглашение с доверителем. Это не устроило его новых защитников, которые потребовали дополнительного разбирательства. «Улица» рассказывает, как оно проходило – и чем закончилось.

ДТП с отложенным исходом

В сентябре 2019 года под Пензой произошла авария. Ночью человек не справился с управлением и выехал на встречную полосу, где столкнулся с другой машиной. Её водитель N получил тяжёлые травмы; в 4 часа утра мужчину доставили в Нижнеломовскую межрегиональную больницу. Прямо в одежде N был направлен на КТ. Исследование проводил лаборант, потом травматолог назначил первое лечение.

В 8 утра на дежурство заступил врач-рентгенолог Александр Слободсков. Следуя инструкциям, он в первую очередь расшифровал снимки пострадавшего в ДТП. Врач подробно описал травмы грудной клетки – но отметил, что фрагменты одежды и других предметов затрудняли анализ снимка.

Несмотря на тяжёлое состояние, пациент находился в сознании, мог передвигаться и даже смог сделать звонок родным. К ночи ему стало хуже, мужчину перевели в реанимацию. Врачи-реаниматологи полчаса боролись за жизнь N, но не смогли спасти его. По версии медиков, смерть наступила из-за сочетанной травмы головы, грудной клетки, конечностей, внутренних органов и других повреждений – а также из-за пневмоторакса и гемоторакса, вызванных множественными переломами рёбер.

Однако судебная экспертиза пришла к выводу, что N умер из-за ненадлежащей медицинской помощи. Родственники погибшего заявили суду: по телефону N жаловался, что лежит не в реанимации, а лечащие врачи за ним не наблюдают. 5 июня 2020 года водитель, который выехал на «встречку», был осуждён за нарушение правил дорожного движения, повлёкшее тяжкий вред здоровью (ч. 1 ст. 264 УК; приговор есть у «АУ»). А Нижнеломовский межрайонный следственный отдел СК возбудил дело по ч. 2 ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности в результате ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей).

Адвокат пришёл по звонку

Поначалу следователи вели проверку в отношении лечащих врачей N, ведь именно они должны были наблюдать за пациентом. Однако через год следователь Алексей Земченков вызвал на дополнительный допрос рентгенолога Слободскова – в качестве свидетеля. К тому времени врач уже переехал в Москву и начал работать в столичной клинике. 1 февраля 2021 года Слободсков прибыл в Нижнеломовский СК – и там узнал, что стал обвиняемым. Оказалось, следствие пришло к выводу, что причиной смерти N стал неправильно расшифрованный снимок.

Слободсков утверждает, что попросил следователя отложить допрос по причине отсутствия адвоката. Но тот отказался, сославшись на «горящие» сроки. По словам врача, следователь сказал, что найдёт ему адвоката — свою знакомую, бывшего заместителя прокурора соседнего района Елену Невежину. Слободсков утверждает, что был уверен — речь идёт о защитнике по назначению. Следователь вышел из кабинета, потом вернулся и сказал, что позвонил адвокату и обо всём договорился. «О чём они разговаривали, я не слышал», – подчёркивает Слободсков.

Врач утверждает, что адвокат даже не поинтересовалась его версией произошедшего – и начала склонять его к даче признательных показаний. «Не было предварительного разговора с Еленой Анатольевной. Она сразу вошла в кабинет, где находились я и следователь. Изначально разговор шёл в том ключе, что я должен признать свою вину, – позже рассказывал Слободсков на заседании квалифкомиссии АП Пензенской области (протокол есть у “АУ”). – Уже смягчающие обстоятельства искались. Допрос как таковой и не проводился. Протокол следователем был уже подготовлен, он его распечатал – давай, мол, подписывай, времени нет».

Рентгенолог Александр Слободсков

Никакой моей позиции озвучено не было. Никаких разговоров, никаких ознакомлений с доступными на тот момент материалами, допросами моими предыдущими. Это всё происходило непосредственно в один момент и как по заранее подготовленному сценарию.

По словам Слободскова, следователь запретил ему сфотографировать заключения экспертов. «А адвокат Невежина подтвердила мне, что я не имею права на данной стадии получать копии заключений судебных экспертиз», – посетовал он. В итоге врач сдался и дал признательные показания, а его адвокат подписала все процессуальные документы – включая уведомление об окончании расследования. Следователь тут же предложил провести дополнительный допрос под видеозапись – а потом отпустил Слободскова под подписку о невыезде.

На следующий день следователь пригласил их с Невежиной на ознакомление с материалами дела. Врач отмечает, что бумаги были не пронумерованы и не подшиты. Он говорит, что успел сфотографировать первые две страницы, после чего следователь прервал ознакомление. Выйдя из здания СК, адвокат Невежина якобы заявила, что «по согласованию со следователем» Слободсков должен перевести ей 10 тысяч рублей по номеру телефона. Врач выполнил это требование.

Жалобы и аргументы

Хорошенько обдумав произошедшее, Слободсков решил отказаться от услуг Невежиной. Он обратился к двум московским адвокатам – Филиппу Шишову и Наталье Андреевой. Войдя в дело, защитники обратились к специалистам, которые пришли к выводу об отсутствии связи между описанием снимка и смертью N (заключения есть у «АУ»). Они заявили, что рентгенолог совершенно правильно указал на переломы рёбер. А значит, дальше наступила зона ответственности лечащих врачей, которые должны были постоянно наблюдать за пациентом.

Новые защитники объяснили Слободскову, что он имел право снимать копии документов. Перевод денег на личную карту адвоката они назвали «абсолютно недопустимым». Кроме того, они обнаружили в материалах дела ордер адвоката Невежиной. В нём было указано, что она вступила в дело по соглашению. Слободсков настаивал, что никакого соглашения не подписывал. И 24 февраля он подал одинаковые жалобы в палату Пензенской области, ФПА и Минюст (есть у «АУ»), попросив дать оценку действиям Невежиной. «Возможно, у адвоката Невежиной имеется такое соглашение, заключённое непосредственно со следователем Земченковым, который расследует моё уголовное дело!?» – написал врач.

Жалоба рентгенолога Александра Слободскова

Мне известны такие понятия, как совесть и порядочность. Я являюсь врачом-рентгенологом с многолетним стажем работы, который живёт надеждой, что профессиональные адвокаты действительно призваны защищать права, а не являются пешками в партиях, разыгрываемых следователями.

Елена Невежина в беседе с «Улицей» сказала лишь, что описанное в жалобе «является клеветой и не соответствует действительности».

Пензенское управление Минюста поддержало врача и 5 марта направило представление в палату; ФПА также переслала его жалобу в областную АП.

Впрочем, президент палаты Николай Демерзов возбудил дисциплинарное производство ещё 2 марта. Готовясь к заседанию, квалифкомиссия обратилась в Пензенскую областную коллегию адвокатов, где состоит Невежина. Там пояснили, что офис коллегии находится в Пензе, а защитница проживает в отдалённом поселке Пачелма – поэтому «регистрация соглашений ведётся ей лично». Коллегия подтвердила, что Невежина внесла в кассу 10 тыс. «за участие на предварительном следствии по уголовному делу по обвинению Слободскова». Правда, врач перевёл деньги 2 февраля, а Невежина передала их коллегии лишь 3 марта – на следующий день после возбуждения «дисциплинарки». Сама защитница не стала давать письменных пояснений в квалифкомиссию.

24 марта врач подал дополнительную жалобу в палату. Он указал, что Невежина нарушила п. 1 ст. 25 Закона об адвокатуре (адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения) и ст. 6 (вознаграждение вносится в кассу адвокатского образования). Также Слободсков добавил, что Невежина «не заявила ни одного ходатайства в его интересах», чем нарушила ст. 8 и ст. 9 КПЭА (адвокат обязан честно, разумно, принципиально исполнять свои обязанности; не вправе действовать вопреки интересам доверителя и навязывать свою помощь). В жалобе врач напомнил, что новые защитники получили два заключения специалистов, в которых говорится об отсутствии связи между смертью N и действиями врача. «Тем циничнее выглядят действия адвоката Невежиной, которая действовала не в моих интересах, а в интересах следствия, заставив меня признаться в том, чего я по сути не совершал», – заявил Слободсков. Он предположил, что Невежину со следователем «связывали прочные корпоративные интересы со времен её работы в прокуратуре».

«Нечестно, неразумно и недобросовестно»

26 марта квалификационная комиссия рассмотрела первую жалобу Слободскова. На заседание пришла и Невежина – к сожалению, в заключении (есть у «АУ») позиция адвоката приведена максимально коротко: «Считает, что нарушений не допустила».

Члены комиссии признали, что Слободсков и Невежина не заключили письменного соглашения. Из этого обстоятельства они сделали вывод, что «объём оказываемой юридической помощи, условия выплаты и размер вознаграждения… определить не представляется возможным». Комиссия отметила, что адвокат выписала ордер на защиту врача, а потом внесла деньги в кассу коллегии.

Квалификационная комиссия АП Пензенской области

Таким образом, формально можно сделать вывод о том, что Слободсков не возражал против участия Невежиной по данному делу в качестве защитника.

Члены комиссии пришли к выводу, что Невежина «действовала нечестно, неразумно и недобросовестно». Но при этом в заключении никак не упомянут тот факт, что Невежина перечислила деньги в коллегию лишь через месяц. Нет в нём и оценки действий адвоката во время допроса; никак не прокомментировано вступление в дело «по звонку» следователя. «Квалификационная комиссия в своей практике последовательно исходит из презумпции невиновности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя, – говорится в документе. – В ходе дисциплинарного разбирательства установлен лишь факт несоставления адвокатом Невежиной письменного соглашения между ней и доверителем».

Признание решает всё

Это решение комиссии не устроило Слободскова и его новых защитников. Врач обратился в совет палаты с просьбой о повторном разбирательстве – и 23 апреля дело вернули на новое рассмотрение. Совет отметил, что комиссия не исследовала доводы дополнительной жалобы Слободскова и не дала оценку работы Невежиной с точки зрения Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве.

Повторное заседание квалификационной комиссии прошло 28 мая. В решении (есть у «АУ») говорится, что в этот раз Невежина предоставила письменные объяснения. Адвокат признала, что следователь первым позвонил ей. Но по версии Невежиной дальше он передал трубку Слободскову – и тот попросил как можно скорее вступить в защиту. Именно поэтому она не успела заехать за бланками соглашения. «Однако договорённость о защите имела место… иначе Слободсков возражал бы против её присутствия на следственных действиях, как незнакомой ему женщины», – пересказывает комиссия объяснения адвоката.

Невежина утверждает, что следователь оставил их с врачом наедине. Она разъяснила Слободскому все права, ответила на вопросы и выслушала его версию произошедшего с N. Они «договорились, что заполнят бланк в другой день», и тогда же решили, что работа адвоката будет стоить 10 тысяч рублей. Если бы она действовала вопреки интересам доверителя, то он не стал бы переводить деньги, рассуждает женщина.

Версия Невежиной полностью противоречит словам Слободскова. Она подробно перечисляет все действия следователя – и утверждает, что он всё время оставался в рамках закона. Невежина заявила, что не знала всех деталей дела – а значит, никак не могла вынудить обвиняемого признаться. Она добавила, что Слободсков «дал логичные и связные показания свободно и самостоятельно, без каких-либо подсказок, наводящих вопросов и без давления на него».

Адвокат Елена Невежина

Человек, который не совершал преступления, не может дать логичные и связные показания об обстоятельствах совершения этого преступления.

Адвокат пояснила, что вносит деньги в кассу коллегии не сразу, а «по мере приезда в город Пенза». Напоследок Невежина заявила, что не связана «корпоративными интересами» со следователем – он не работал с ней в прокуратуре. По мнению адвоката, Слободсков подал на неё жалобы, «чтобы впоследствии использовать результаты дисциплинарного производства при судебном рассмотрении уголовного дела».

«Пять минут закончились»

В распоряжении «Улицы» оказался протокол второго заседания квалифкомиссии. Судя по нему, дискуссия была бурной. Так, Слободсков начал рассказывать свою версию произошедшего, но члены комиссии его остановили: «При чём здесь адвокат? [Это] следователь неправильно действовал». Заявителя перебивали ещё много раз – ему говорили: «Это уже есть в справке», «Зачем повторяться», «Давайте дальше». Когда Слободсков упомянул, что ему не давали ознакомиться с экспертизой, врача остановили вопросом: «У вас что, из рук её вырывали?». В конце концов, адвокат Андреева не выдержала и вступилась за доверителя: «Дайте договорить, пожалуйста. Вы тоже адвокат. [Что], если бы на вашего подзащитного в суде оказывалось такое же давление, какое оказываете сейчас вы?»

Члены комиссии не согласились с заявлением о «давлении». Но когда пришёл черед адвокатов Слободского выступать, их точно так же перебивали фразами «Давайте, чего в справке нет» и «Этот вопрос надо следователю задать». Андреева заявила, что Невежина нарушила КПЭА своими письменными заявлениями, «назвав Слободскова преступником». «Это ваше мнение. Надо хорошо ещё вчитаться», – ответили ей.

Комиссия решила уточнить у врача, с какой целью он перечислил 10 тысяч Невежиной. Эта часть протокола выглядит как настоящий перекрёстный допрос. Несколько человек быстро задают Слободскому вопросы, а когда он теряется и не может подобрать слова, заявляют, что он лжёт: «Зачем вот это сейчас сочинять-то?» В конце «допроса» врачу говорят: «Поверить вам? А почему мы не должны верить Невежиной?»

Адвокат Андреева попросила разрешения самостоятельно задать вопросы доверителю. Через минуту её снова начали перебивать: «Это имеет отношение к делу?», «Давайте по существу жалобы». «Извините, прошу возможность мне дать помочь моему подзащитному», – не выдержала Андреева. И получила ответ: «Извините, пожалуйста, у нас тут не подзащитный. У нас лицо, подавшее жалобу. А вы выступаете, извините, как в суде».

Дальше члены комиссии обсудили видеозапись допроса Слободскова и пришли к выводу, что «всё происходит спокойно, нормально». «Вы в жалобе пишете, что она не задала ни одного вопроса. А какие могут быть вопросы у адвоката, если подзащитный по сути признаёт свою вину», – сказал один из участников заседания. Позже они несколько раз повторили одну и ту же мысль: «Комиссию пытаются склонить к тому, чтобы дать юридическую оценку действиям [следователя] на следствии».

«Очень тяжело, – пожаловалась Андреева. – Все адвокаты очень трепетно относятся, когда их перебивают в суде. Прошу не повторять ошибки судей, дайте мне, пожалуйста, возможность высказать». Она попросила дать ей пять минут – и комиссия выслушала её возражения на объяснения Невежиной. Ближе к концу выступления Андрееву вновь перебили фразой «Извините, пять минут закончились». Но всё же дали возможность договорить.

Елена Невежина заявила, что «поддерживает» свои объяснения. И добавила: «Все эти жалобы имеют очевидные последствия для уголовного дела». «Безусловно, они имеют такую цель», – ответила Наталья Андреева.

Адвокат Наталья Андреева

Он был лишён права на защиту, там были немыслимые нарушения. И мы, безусловно, хотим, чтобы все они были констатированы, потому что это было предательство своего клиента. Мимо такого мы пройти не можем. Мы обязаны действовать в его интересах, а не в интересах следствия.

После некоторой дискуссии с комиссией адвокаты Слободскова сняли претензию о слишком быстром ознакомлении Невежиной с материалами дела. В итоге комиссия «утяжелила» первоначальное решение. Она признала, что Невежина «вступила в уголовное дело в отсутствие постановления о назначении защитника», «прибыла в другой районный центр по вызову следователя», чем фактически «навязала свою помощь». Кроме того, адвокат «нарушила порядок оприходования денежных средств».

Квалификационная комиссия АП Пензенской области

Довод заявителя о нелегитимности участия адвоката Невежиной в качестве его защитника в уголовном процессе полностью находит своё подтверждение.

В первом решении комиссии говорилось, что Невежина «действовала нечестно, неразумно и недобросовестно». Теперь к этой формулировке добавилось «не квалифицированно и непринципиально». «Такие действия подрывают авторитет адвоката и адвокатуры в целом», – говорится в документе.

При этом комиссия заявила, что Слободсков не смог предоставить доказательств «склонения к признательным показаниям» и других подобных нарушений Невежиной. Члены комиссии отказались оценивать жалобу на «действия в интересах следователя», так как «подобные действия, при условии их доказанности, образуют состав уголовно наказуемого деяния, а не дисциплинарного проступка». Также комиссия не согласилась с мнением Андреевой о том, что Невежина назвала Слободского преступником: «Этот довод является субъективным восприятием словесно-речевой модели».

Досталось и защитникам врача: «Говорить о том, что адвокат Невежина “всё делала не по КПЭА” не совсем правильно, так как нарушила она не все статьи Кодекса».

Квалификационная комиссия АП Пензенской области

Если адвокаты приняли поручение на представление доверителя в споре с другим адвокатом, они должны сообщить об этом коллеге и при соблюдении интересов доверителя решить дело миром. Этого сделано не было.

Пока неизвестно, когда совет палаты рассмотрит дисциплинарное дело. В беседе с «Улицей» Филипп Шишов предположил, что совет лишит Невежину статуса. Адвокат сослался на практику Московской палаты в деле Светланы Давыдовой, которая признала вину в госизмене под давлением защитника Андрея Стебенева – и его впоследствии лишили статуса. Также он надеется, что решение палаты поможет доказать суду нарушение права Слободскова на защиту на стадии следствия.

Обновление: после пояснений адвоката Филиппа Шишова, уточнены обстоятельства вступления адвоката Елены Невежиной в защиту.

Авторы: Юрий Слинько, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.