18.02.2021

Утерянное судопроизводство

Утерянное судопроизводство Утерянное судопроизводство

Столичный суд признал пропажу дела

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Московский адвокат Екатерина Батурина столкнулась с утерей гражданского дела доверительницы в Мещанском районном суде. Иск был подан ещё в 2013 году и закончился «отказником»; позже адвокат попыталась добиться повторного рассмотрения по вновь открывшимся обстоятельствам. Она получила отказы от всех инстанций вплоть до 2КСОЮ. Мещанский суд долго не выдавал ей кассационное определение – а затем сообщил, что решение вместе со всем делом невозможно найти. «Улица» поговорила с Батуриной – и спросила других адвокатов о том, что нужно делать в такой ситуации.

В 2015 году к адвокату АП Москвы Екатерине Батуриной обратилась женщина – потерпевшая по уголовному делу о мошенничестве. В 2010–2011 годах она открыла в Московском кредитном банке несколько вкладов – по её словам, в общей сложности сумма составляла 17 миллионов рублей. В 2012 году женщина решила забрать деньги, но ей выдали лишь часть. В банке настаивали, что остальные деньги – порядка девяти миллионов рублей – она ранее уже сняла со счёта по девяти расходным ордерам. Вкладчица подала в Мещанский суд гражданский иск о взыскании средств, но банк представил семь кассовых ордеров; экспертиза подтвердила подписи истицы на них. В августе 2013 года суд оставил иск без удовлетворения.

В октябре 2013 года женщина обратилась в полицию – и через 10 месяцев сотрудники СЧ СУ УВД по САО возбудили уголовное дело о мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). Также она попыталась обжаловать «отказное» решение суда – и на этом этапе пришла к адвокату Батуриной. «Всё, что стало известно по уголовному расследованию, мы изложили в новом заявлении о пересмотре иска по вновь открывшимся обстоятельствам в Мещанский суд», – рассказывает Батурина. Так, в 2017 году другая экспертиза установила, что подписи доверительницы были подделаны – вероятно, бывшей сотрудницей банка. Однако Мещанский суд в 2018 году отказался пересматривать решение – а Мосгорсуд отклонил апелляцию. Батурина подчёркивает, что суд больше полугода не отправлял ей апелляционное постановление.

В ходе расследования в банке были изъяты два недостающих расходных ордера с подделанной подписью, говорит Батурина. С ними она обратилась уже в Коптевский районный суд – с иском (есть у редакции) о защите прав потребителя, который подаётся по месту жительства истца. И в 2018 году Батуриной удалось взыскать с банка сумму двух вкладов своей доверительницы – примерно 2,5 млн рублей. В сумме со штрафом, набежавшими процентами и компенсацией судебных расходов её доверительница получила около 9 млн рублей.

«Московский городской суд приносит свои извинения»

После победы в Коптевском суде Батурина решила подать кассационную жалобу на отказ в пересмотре решения Мещанского суда за 2013 год. «Да, мы по двум ордерам получили, но всего их было девять, – напоминает адвокат. – По остальным мы тоже хотели отменить решение и получить деньги».

Кассационная жалоба, подготовленная Батуриной

В настоящее время по одним и тем же обстоятельствам случившегося (всё произошло в одно и тоже время, подписи оформлены одной сотрудницей банка) имеется два противоположных решения гражданского суда. Потому что при рассмотрении иска в Мещанском суде новые существенные обстоятельства не были установлены.

Адвокат и её доверительница просили отменить решение Мещанского районного суда и направить дело на новое рассмотрение в ином составе. Жалобу без участия сторон рассмотрел 2КСОЮ – и в начале 2020 года отказал. Батурина решила обжаловать решение в Верховном Суде, но не смогла получить кассационное определение. В марте 2020 года она направила запросы в Мещанский райсуд и 2КСОЮ. «В ответ – тишина, – возмущается Батурина. – Получается, у нас есть новое обстоятельство, что какая-то девочка подделала подпись. Но мы его никак не можем до Верховного суда донести и дело гражданское “ломануть”».

В мае адвокат пожаловалась в Верховный Суд на невозможность получить документы – и в июне ВС перенаправил жалобу в Мосгорсуд. Это не помогло, поэтому в ноябре Батурина повторно написала в ВС. «С июня 2020 года прошло полгода, судебные акты не получены. Это выходит за рамки разумных сроков. Даже если нельзя найти дело, то судебные акты должны храниться в обязательном порядке в соответствии в Инструкцией по судебному делопроизводству. Но нам их не выдают. Причины непонятны», – указала она в письме (есть у редакции).

ВС снова переслал обращение в Мещанский суд – и его руководство назначило проверку. Однако ни решение, ни остальные материалы так и не были найдены. Проверка показала, что 5 марта документы вернулись в Мещанский районный суд из 2КСОЮ – а затем след оборвался. «Установлено, что по состоянию на 28 декабря 2020 года гражданское дело… в архиве Мещанского районного суда города Москвы не обнаружено, меры по его поиску исчерпаны, в связи с чем выдать заявителю заверенные надлежащим образом копии принятых по делу судебных актов не представляется возможным. Московский городской суд приносит Вам свои извинения за причинённые неудобства», – говорится в документе, предоставленном адвокату по результатам проверки (копия есть у «АУ»).

«Получается, что я сейчас должна пойти восстанавливать решение судьи, который нам отказывается дело пересмотреть. Так, что ли? Какой-то бред, я даже не знаю, как это сделать в данном случае», – сокрушается Батурина в беседе с «Улицей». Также адвокат сообщила, что намерена пожаловаться в Европейский суд по правам человека.

«В судах общей юрисдикции возможно абсолютно всё»

«Адвокатская улица» обратилась к защитникам из разных регионов, которые ведут гражданские дела – и попросила рассказать, сталкивались ли они с подобными проблемами.

Краснодарский адвокат Роман Кабанов называет утерю целого дела «большой редкостью» – чаще встречаются длительные задержки с выдачей документов. «Особенно этим грешат суды общей юрисдикции, да и в арбитражных судах тоже бывают задержки. Мой “рекорд” был в 2013 году, когда арбитражный суд Краснодарского края готовил по налоговому спору решение в течение полугода, – вспоминает адвокат. – Но так, чтобы дело вообще пропало – ну это прямо полундра, что-то нереальное».

«На мой взгляд, в судах общей юрисдикции возможно абсолютно всё», – говорит московский адвокат по налоговым спорам Екатерина Болдинова. Сама она, впрочем, сталкивалась только с задержками выдачи документов. «Из недавней практики – мы почти три месяца получали судебный акт. И получили только после неоднократных жалоб и писем».

Председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе назвал случай Батуриной «достаточно вопиющим». Он обращает внимание, что несколько лет назад в Гражданский процессуальный кодекс была добавлена глава о восстановлении утраченного судебного производства. «Это свидетельствует о том, что случаи такие происходят – и происходят регулярно, хоть и не часто», – говорит он. По словам Краузе, ГПК предполагает, что заинтересованное лицо может обратиться в суд и представить все документы, которые у него есть: исковые заявления, письменные доказательства, возражения и так далее. После этого судебное производство может быть восстановлено.

В практике самого Краузе потерянных дел или решений не было. Хотя благодаря ему в одном из судебных участков Санкт-Петербурга случайно нашли дела, которые ранее считались потерянными. В тот день адвокат настойчиво добивался выдачи исполнительного листа по выигранному делу. Уступив его напору, сотрудники канцелярии 40 минут искали документ – а потом признались, что в ходе поисков нашли два утерянных дела. «Если бы не вы, то мы бы не знали потом, что делать – с нас же спросили бы за них», – пересказывает Краузе слова секретаря суда.

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.