02.11.2022

Уголовно-мобилизационный кодекс

Уголовно-мобилизационный кодекс Уголовно-мобилизационный кодекс

Обвиняемый в покушении на убийство спрятался от прокурора на фронте

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
«Специальная военная операция»

Прибайкальский районный суд Бурятии был вынужден из-за «спецоперации» приостановить разбирательство по делу о покушении на убийство и разбое. Подсудимый, состоящий на учёте у психиатра, получил повестку и был мобилизован – несмотря на подписку о невыезде. Прокурор потребовал вернуть мужчину и отправить его под стражу – но суд отказался это сделать, сославшись на УПК. «Улица» спросила эксперта, соответствует ли закону такой «лайфхак».

«Спецоперация» всё спишет

Н а ситуацию в Бурятии обратил внимание* адвокат и депутат Московской городской Думы Евгений Ступин. Он назвал её «странным явлением» и констатировал «повальный рост пренебрежения к соблюдению действующего закона».

Как выяснила «Улица», дело N впервые поступило в Прибайкальский суд ещё в 2012 году. Редакции известно имя этого человека, но мы не можем его указать, так как речь идёт в том числе о медицинском диагнозе. Поначалу мужчина обвинялся в разбое и незаконном приобретении оружия (ст. 222 ч.1, п.п. «б» и «в» ч. 4 ст. 162 УК). С тех пор суд восемь раз возвращал дело в прокуратуру. Со временем ст. 222 УК из обвинения исчезла, зато добавилось покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105).

Адвокат Юрий Беликов – защитник N – отказался общаться с «АУ» удалённо; у редакции не было возможности встретиться с ним лично. «Улица» изучила постановление Прибайкальского районного суда от 26 октября. Там говорится, что N находился под подпиской о невыезде (из документа неясно, какой регион ему запрещено покидать). Также он «состоит на учёте у врача-психиатра». В июне 2022 года мужчина прошёл амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу. Медики рекомендовали провести ещё одну – уже в условиях стационара. Её назначили на июль, но потом перенесли на октябрь.

27 сентября суд «направил уведомление» военкомам Иркутской области и Кучугского района «не подвергать подсудимого мобилизации» (в постановлении не уточняется причина такого обращения). Но уже 28 сентября N был «призван на воинскую службу». Об этом его адвокат сообщил суду 5 октября. В тот же день суд направил запрос в военкомат Иркутского района – и 10 октября там подтвердили, что N «направлен на военную службу по частичной мобилизации».

На заседании 26 октября прокурор настаивал, что обвиняемый «умышленно скрылся от суда для участия в военной операции». Он потребовал объявить N в розыск, изменить меру пресечения на заключение под стражу и приостановить производство по делу. Но адвокат Беликов заявил, что его подзащитный не скрывался от суда, а «на законных основаниях получил повестку и исполнил обязанность».

Адвокат Юрий Беликов

N был мобилизован на основании указа президента, это не добровольное участие в мобилизации.

Защитник настаивал, что оснований для «стражи» нет – и тоже предложил приостановить производство «на период мобилизации». Напомним, 31 октября президент Путин заявил, что призыв в рамках частичной мобилизации завершён. Однако он не стал издавать отдельный указ либо подписывать иной документ о прекращении самой мобилизации.

Суд согласился с доводами защиты и назвал заключение N под стражу «нецелесообразным». Среди прочего, судья сослался на ч. 1 п. 4 ст. 238 УПК – она позволяет приостановить производство по делу «в случае, когда место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в судебном разбирательстве отсутствует». Также суд напомнил про ст. 247 УПК – разбирательство по уголовным делам о преступлении небольшой или средней тяжести может проходить без подсудимого только по его же просьбе. В итоге суд постановил, что «рассмотрение дела в отсутствие подсудимого невозможно в связи с его мобилизацией на военную службу».

Между двух законов

«Улица» решила проверить, соответствует ли закону решение суда. Правительственный портал «Объясняем.рф» сообщает: люди, в отношении которых ведётся предварительное следствие, не подлежат призыву на военную службу. Авторы «объяснения» дают ссылку на ст. 23 Закона о военной службе. Там действительно говорится: призыву не подлежат граждане, «в отношении которых ведётся дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд».

Однако юрист фонда «Русь сидящая» (внесен в реестр «иноагентов») Алёна Савельева настаивает, что в данном случае применяется специальный Закон о мобилизации. И там в ст. 17 – где прописаны исключения – не упоминаются подследственные или подсудимые. «Получается, что их призыв по мобилизации формально никто не запрещает», – констатирует она.

Вместе с тем Савельева отмечает другую сложность – ведь в постановлении суда упоминается, что N состоит на учете у психиатра. «Призывная комиссия должна была провести полноценную медкомиссию, а не медосмотр, как это сейчас практикуется, – уверена эксперт. – Они должны были исключить возможность, что заболевание N – если оно обнаружится – не попадает в список на отсрочку (категория “Г”). Или не означает полной негодности к службе (категория “Д”)».

Добиться возобновления производства по делу N всё-таки возможно, говорит Савельева. Для этого потерпевший должен обжаловать постановление Прибайкальского суда, сославшись на ч. 5 ст. 247 УПК. Там говорится, что в исключительных случаях разбирательство по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами России или уклоняется от явки. Юрист подчёркивает, что Прибайкальский районный суд неправильно определил категорию преступлений N: «Покушение на убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, равно как и разбой в особо крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего – это преступления вовсе не “средней тяжести”, как говорится в определении суда».

«Улица» обратила внимание, что N обвиняется в преступлениях, совершённых минимум 10 лет назад. Но юрист «Руси сидящей» напомнила, что в случае с особо тяжкими преступлениями человек освобождается от уголовной ответственности через 15 лет с момента нарушения закона – так что в случае N всё зависит от продолжительности «спецоперации».

Савельева добавила, что ей неизвестны другие случаи мобилизации подсудимых. Однако в фонд «Русь сидящая» поступали обращения от россиян с условным сроком, которым тоже приходили повестки.

Отметим, что 28 октября группа сенаторов во главе с Андреем Турчаком и Андреем Клишасом внесла в Госдуму законопроект о приостановке производства по делам, где одна из сторон участвует в боевых действиях. Для этого законодатели предлагают внести поправки в Гражданско-процессуальный кодекс, Кодекс административного судопроизводства, Арбитражный процессуальный кодекс и ряд других документов. УПК в тексте законопроекта не упоминается.

* Принадлежит Meta – признана экстремистской организацией и запрещена в России.

Автор: Анна Никитина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.