14.12.2022

«Спецоперация» всё спишет

«Спецоперация» всё спишет «Спецоперация» всё спишет

Госдума отменяет наказания за преступления, совершённые «в интересах» России

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
«Специальная военная операция»

Вчера Госдума приняла в первом чтении удивительный с правовой точки зрения законопроект. Его официальная цель – регулирование «применения положений» Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов России на четырёх «присоединённых» территориях. По сути депутаты предлагают установить там правовой режим в стиле «дикого Запада» или даже Средневековья. Главное положение законопроекта – отказ от уголовного преследования за абсолютно любое преступление, если оно было совершено «в защиту интересов Российской Федерации». Опрошенные «Улицей» эксперты не стесняются в выражениях, комментируя эту идею.

В интересах революции

З аконопроект «О применении положений УК и УПК РФ на территориях ДНР, ЛНР, Запорожской области, Херсонской области» подготовили и внесли главные законотворцы последних лет – сенатор Андрей Клишас и депутат Павел Крашенинников. В этот раз к ним присоединилась депутат, к.ю.н. Ирина Панькина (ЕР). На первый взгляд это типичный для ситуации «переходного правосудия» документ. В нём 13 страниц – и большая их часть посвящена «урегулированию вопросов интеграции» четырёх территорий. Вот типичный пункт законопроекта: «Вступившие в законную силу судебные решения, принятые на территориях ДНР, ЛНР, Запорожской области, Херсонской области до 30 сентября 2022 года, имеют ту же юридическую силу (в том числе для целей исполнения уголовного наказания), что и судебные решения, принятые на территории РФ». Или другой пример: «Производство предварительного расследования преступлений, уголовные дела которых находились в производстве органов предварительного расследования ДНР и ЛНР до 30 сентября 2022 года, продолжается в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ».

Однако между этими чисто юридическими положениями в тексте законопроекта «запрятано» принципиально важное новшество. Его стоит процитировать целиком.

Статья 2

1. Преступность и наказуемость деяний, совершённых на территориях Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики, Запорожской области, Херсонской области до 30 сентября 2022 года, определяются на основании уголовного законодательства Российской Федерации. Поворот к худшему при этом не допускается.

2. Не является преступным и наказуемым деяние, ответственность за совершение которого установлена нормативными правовыми актами Украины, если оно содержит признаки преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, но было направлено на защиту интересов Российской Федерации, Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики либо охраняемых законом интересов граждан или организаций Российской Федерации, Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики, населения и организаций Запорожской области, Херсонской области.

В пояснительной записке подчёркивается, что подобная индульгенция выдаётся на действия, совершённые до 30 сентября 2022 года. Однако эта дата указана лишь в первой части статьи 2 – так что при буквальном прочтении законопроект не устанавливает временных границ для отказа от уголовного преследования.

Адвокат Михаил Беньяш (внесён в реестр «иностранных агентов») называет эту норму «абсолютно жуткой». «Получается, судья сможет освободить человека от уголовной ответственности за абсолютно любое преступление. Просто потому что сочтёт действие направленным “в защиту интересов Российской Федерации”, – констатирует Беньяш. – Это, во-первых, не имеет отношения к праву. Во-вторых, открывает колоссальные возможности для коррупционных схем. А в-третьих, ставит в очень неоднозначную позицию саму Российскую Федерацию. Страна по сути заявляет: “Совершайте любые преступления в защиту моих интересов, я вам всё прощу”. Это просто дичь».

Адвокат Михаил Беньяш

Такое было у Дюма – когда кардинал Ришелье выписывал бумагу: «Всё, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства». Здесь получается примерно то же самое. Это разрушение права.

По мнению Беньяша, в первую очередь суды смогут оправдывать военных преступников. Однако под действие закона подпадают и другие составы: «Человек может признаться: “Я убил бойца ВСУ в интересах Российской Федерации”, и его уголовное преследование прекратится. Но можно же и дальше пойти – и прощать преступления, связанные с оборотом наркотиков или совершённые против половой неприкосновенности. Этот документ позволяет освободить от ответственности педофила, террориста или наркодилера».

Адвокат предполагает: норма разработана, «чтобы не бегать всё время к Путину за помилованием тех или иных лиц». «Чтобы на местах был ручной инструмент освобождения от уголовной ответственности вообще по всем преступлениям, – говорит Беньяш. – Не думаю, что это будут использовать все суды – скорее, этим будут заниматься специально обученные судьи. Но они будут пачками прекращать уголовную ответственность».

Исполнительная директриса ЦЗПЧ «Мемориал», юристка Анастасия Гарина отмечает: «Статья законопроекта даже не содержит каких-либо ограничений – например что речь идёт о преступлениях небольшой тяжести или когда вред уравновешивается вот этой государственной пользой. Нет, разрешаются любые преступления “в защиту интересов” Российской Федерации и её друзей. Пытки в интересах Российской Федерации? Изнасилование в интересах Российской Федерации? Геноцид в интересах Российской Федерации? Да пожалуйста. Ну что тут скажешь? Гойда».

Она подчёркивает: ни в законопроекте, ни даже в пояснительной записке не уточняется, что именно означает фраза «в интересах РФ». И задаётся вопросом: «В чём же, простите, состоят, по мнению авторов законопроекта, интересы Российской Федерации – если для их защиты совершаются преступления?»

Исполнительная директриса ЦЗПЧ «Мемориал» Анастасия Гарина

По своему определению преступления – это наиболее общественно опасные деяния. Это что-то очень плохое для общества. Что же это за государство такое, которое разрешает совершать в своих интересах что-то, противоречащее общественным интересам? А в чьих тогда интересах это государство действует, раз не в интересах общества?

Адвокат Юлия Стрелкова не исключает, что принятие закона обернётся ростом преступности: «Всё будет зависеть от личности тех, к кому её [эту норму] применят». И признаётся, что вопрос применения этой нормы не вполне понятен без разъяснений Пленума ВС или формирования практики.

Михаил Беньяш также указывает, что в действующем российском УК нет подобных положений – так что адвокатам, следователям и судьям просто не на что будет опереться. «У нас в Уголовном кодексе есть возможности прекращения уголовных дел и освобождения от уголовного преследования. Но там всё это чётко расписано: одна категория дел подпадает под эти поблажки, другая – не подпадает, третья – подпадает с какими-то условиями. Здесь же [это касается] всех подряд, – говорит Беньяш. – Наше российское право – извращённое, искажённое, ультрапозитивистское. Оно кажется странным, но оно как минимум логичное. А вот такой подход – это волюнтаризм как он есть».

Адвокат Михаил Беньяш

Когда профессиональные криминологи это прочитают, они за голову схватятся. Я надеюсь, что в Госдуме есть люди, которые сохранили какое-то ощущение реальности, и что они это не пропустят.

Анастасия Гарина также надеется, что закон вряд ли будет принят с такими формулировками: «Это делается в попытках защитить агентов российского государства от ответственности за военные преступления. Но попытка настолько наивная, что, полагаю, она в таком виде не пройдёт – и законопроект будет дорабатываться и сильно видоизменяться».

К сожалению, Госдума ещё в октябре закрыла прямые трансляции пленарных заседаний, поэтому «Улица» не смогла проследить за обсуждением законопроекта. Как сообщает «Коммерсантъ», на вчерашнем заседании депутат Алексей Куринный (КПРФ) попросил Ирину Панькину привести пример деяния, которое считается преступлением, но при этом совершено «в интересах» России. Соавтор законопроекта ответила, что речь может идти о «нарушении территориальной целостности». Других замечаний к этой норме у депутатов не возникло, утверждает «Ъ».

Присяжных просим удалиться

Ещё одна статья законопроекта предусматривает, что суд присяжных на «присоединённых» территориях может применяться лишь с 1 января 2027 года. Адвокат Юлия Стрелкова говорит, что аналогичная норма была установлена в Крыму и Севастополе в 2014 году. Чисто технически это выглядит логично, продолжает эксперт: «Подготовка к введению суда присяжных предусматривает создание списков кандидатов, подготовку юристов и инфраструктуры». Михаил Беньяш соглашается, что эта мера «хоть и крайне неприятная», но понятная: «Отсутствие “присяжки” – это грустно. Но это делается не из-за какого-то злого умысла. Чтобы ввести институт присяжных, требуется большая работа. Поэтому они взяли паузу на четыре года, чтобы подготовиться».

Юристка Анастасия Гарина всё-таки видит подвох и в этом решении: «Российские чиновники справедливо подозревают, что им не понравятся решения простых людей (имеются в виду присяжные заседатели. – “АУ”) по поводу тяжких преступлений, совершенных на этих территориях “в защиту интересов Российской Федерации”».

Юлия Стрелкова указывает, что этот «перерыв» будет наиболее болезненным для жителей недавно «присоединённых» к России территорий. «Законодательство Украины содержит смешанную модель суда, когда судья и заседатели вместе выносят решение. До последнего времени она была доступна жителям Херсонской и Запорожской областей – а теперь планируется на четыре года оставить их наедине с профессиональным судом без каких-либо “народных” форм рассмотрения дела. Конституцию, увы, это не нарушает: в России суд присяжных тоже вводился в регионах поэтапно. КС тогда рассматривал множество жалоб на отсутствие присяжных в тех или иных регионах – и нарушений не находил».

Прекращение приравняют к отказу

Статья 4 законопроекта тоже чисто «переходная». Она предусматривает, что «решение о прекращении производства в связи с отсутствием события уголовного правонарушения, в связи с отсутствием в деянии состава уголовного правонарушения или в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), вынесенное на территориях Запорожской и Херсонской областей до 30 сентября 2022 года, имеет силу решения об отказе в возбуждении уголовного дела». Говоря проще, решение о прекращении уголовного преследования будет приравнено к постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела.

Юлия Стрелкова считает, что авторы хотели нивелировать различия законодательства России и Украины в части процедуры возбуждения дела. Однако людям, привлекаемым к ответственности, было бы лучше, если бы украинское постановление о прекращении дела приравнивалось к аналогичному акту по российскому УПК, говорит адвокат: «Процедура отмены постановления о прекращении дела сложнее, чем в случае постановления об отказе – через год требуется судебный порядок. Сложно сказать, было ли это истинной целью законодателя или [оказалось] побочным эффектом. Однако для стороны защиты этот момент негативен».

Отказ от обязательств

В статье 10 законопроекта говорится, что «вред, причинённый гражданам в результате уголовного преследования на территориях ДНР, ЛНР, Запорожской области, Херсонской области до 30 сентября 2022 года, не подлежит возмещению в порядке, предусмотренном главой 18 Уголовно-процессуального кодекса РФ». Это значит, что «новые» граждане не смогут потребовать реабилитацию за необоснованное уголовное преследование, которое произошло до «присоединения». Юлия Стрелкова считает: законодатели руководствуются тем, что Россия якобы не должна компенсировать из своего бюджета вред, причинённый не её органами и должностными лицами. «Не вдаваясь в дискуссию об оправданности такого подхода, отмечу, что это крайне негативно для тех, кто необоснованно привлекается или привлекался к уголовной ответственности. Я не вижу для них возможных путей взыскать деньги именно от российских органов, – говорит адвокат. – Допустим, [можно было бы] предъявить некий иск. Но кто будет надлежащим ответчиком, с учётом того, что их преследовали не российские, а украинские правоохранительные органы?» По мнению Стрелковой, было бы правильно предоставить таким людям компенсационную выплату от России – в каком-то специально созданном для этого порядке.

Адвокат Юлия Стрелкова

Я думаю, тут намёк на то, чтобы они искали способ взыскивать деньги с украинских органов. Это логично с точки зрения права. Но фактически потерпевшие оказались в ситуации заведомо намного худшей, чем реабилитированный житель Москвы, Екатеринбурга или Киева.

«Коммерсантъ» сообщает, что в Госдуме эту норму раскритиковал депутат Юрий Синельщиков (КПРФ). Он напомнил, что некоторые жители Крыма ещё до 2014 года были осуждены по украинскому законодательству за призывы к присоединению полуострова к России. «После присоединения Крыма дела прекратились, но вред никто не возместил, в том числе и моральный. Более того, в картотеке остаются сведения о том, что человек привлекался к уголовной ответственности. Одному человеку так отказали в регистрации на выборах в качестве кандидата в депутаты», – цитирует издание депутата. Впрочем, КПРФ поддержало проект в первом чтении «и надеется поправить его ко второму».

Юлия Стрелкова говорит, что в этой части проект схож с законом, принятым в 2014 году для Крыма и Севастополя – а в некоторых аспектах полностью дублирует его. Но при этом он содержит различные нормы для ЛДНР и Херсона с Запорожьем. По словам адвоката, это связано с тем, что производство в ЛНР и ДНР сейчас ведётся по их собственным УПК, а в Запорожье и в Херсоне – по законодательству Украины. «Поэтому, когда законодатель хочет перевести их на УПК РФ, ему приходится адаптировать их по-разному, – объясняет Стрелкова. – Исходное положение Херсона и Запорожья аналогично Крыму и Севастополю в 2014 году, поэтому для них сохраняется всё то, что было наработано в 2014-м. ДНР и ЛНР жили по другим актам, которые законодатель оценил как более схожие с УПК РФ. Поэтому, к примеру, им разрешено продолжать расследования без отдельного сложного механизма “перестройки”. Это очень удобно и экономно для органов расследования. Как это будет для обвиняемых – покажет практика».

Вчера законопроект был принят в первом чтении. Госдума выделила пять дней на приём поправок – они принимаются до 17 декабря.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.