30.09.2020

СПбГУ занялся адвокатской этикой

СПбГУ занялся адвокатской этикой СПбГУ занялся адвокатской этикой

На защитника пожаловались в университет, где он преподаёт

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Комиссия по этике СПбГУ рассмотрела жалобу на своего преподавателя, адвоката Александра Торгашева. Поводом для разбирательства стало его вступление в защиту доцента университета Олега Соколова, который обвиняется в убийстве аспирантки Анастасии Ещенко. Жалобу подала мать погибшей: она указала, что университет публично осуждает обвиняемого – а значит, Торгашев не должен был его защищать. Члены комиссии осудили поступок преподавателя, но отказались признать нарушение этических норм. В адвокатских палатах Санкт-Петербурга и Москвы возмущены тем фактом, что университет считает допустимым судить адвоката за его профессиональную деятельность.

Адвокат Александр Торгашев вступил в дело Олега Соколова 31 июля 2020 года. Он стал вторым защитником известного историка. Напомним, полиция задержала Соколова 9 ноября 2019 года на набережной реки Мойки, в его рюкзаке обнаружили части расчленённого женского тела. Позже ему предъявили обвинение в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК) аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко, а также в незаконном приобретении оружия (ч. 1 ст. 222 УК). С 11 ноября он содержится в СИЗО, судебные слушания продолжаются уже почти год.

Сразу после задержания Соколова руководство университета официально заявило, что прекращает с ним отношения. Но семье погибшей показалось, что связь между Соколовым и университетом всё же сохранилась, рассказала «Улице» Александра Бакшеева, представляющая интересы потерпевшей стороны. Дело в том, что адвокат Александр Торгашев занимает должность ассистента на кафедре гражданского процесса юрфака СПбГУ. Вступление преподавателя вуза в защиту Соколова родственники Ещенко расценивают как скрытую поддержку университетом бывшего преподавателя. Поэтому Галина Ещенко – мать погибшей девушки – подала жалобу в этическую комиссию вуза.

Она считает, что действия Торгашева нарушают «Кодекс универсанта» СПбГУ. Правда, в этом документе не говорится, что совмещение преподавательской деятельности и статуса адвоката является неэтичным. «Нормы кодекса сформулированы общим образом. В нём не содержится конкретных ситуаций, включая ситуацию, подобную нашей, – признала в беседе с “Улицей” адвокат Бакшеева. – Однако я обратила внимание комиссии на п. 2 Кодекса, в котором указано, что “работники Университета обязаны достойно представлять Университет во внеуниверситетской среде, включая СМИ и современные электронные средства массовой коммуникации, заботиться о его репутации как научного и образовательного учреждения”».

Мнения разделились, но решение единогласное

Заседание Комиссии по этике состоялось 2 сентября. В университете утверждают, что в нём приняли участие восемь членов, а остальные шесть высказались постфактум. Но на видеозаписи Zoom-конференции (есть в распоряжении “Улицы”) лишь пять человек комментируют обращение Ещенко. Так, почётный профессор СПбГУ Людмила Громова отметила, что с юридической стороны оценивать действия Александра Торгашева может адвокатская палата – а комиссия по этике может судить лишь с нравственной точки зрения.

Почётный профессор СПбГУ Людмила Громова

Я считаю неуместным участие действующего преподавателя университета в процессе, по отношению к которому университет высказал однозначное негативное отношение. Если бы я была на его месте, я бы, естественно, приняла другое решение. В данной ситуации я бы не стала рисковать репутацией университета.

Её мнение так или иначе поддержали и остальные участники конференции. Другую позицию заняла лишь завкафедрой теории и истории государства и права Дженевра Луковская. «Нужно напоминать, что каждый имеет право на защиту? – спросила профессор у коллег. – Но стоит напомнить, что [Торгашев] выступал не как преподаватель, а как представитель адвокатского корпуса, который имеет частную адвокатскую практику. Я не согласна с тем, что он нарушил какие-либо этические нормы как преподаватель. Потому что он здесь не фигурировал как преподаватель».

Председатель комиссии по этике Геннадий Богомазов, подводя итоги дискуссии, отметил, что ему «не нравится акцент» потерпевшей стороны на причастности университета к защите Соколова. По его словам, у Ещенко и Бакшеевой нет оснований делать выводы о том, что университет поддерживает Соколова. Тем не менее он также осудил позицию адвоката Торгашева.

Председатель комиссии по этике СПбГУ Геннадий Богомазов

Понимая, что Соколов был сотрудником университета, понимая, что сам он является сотрудником университета, выступать в данном случае – это подвести университет. Я совершенно уверен, что Торгашев совершил этическую ошибку.

Хотя большинство участников дискуссии в своих личных мнениях осудили Торгашева, итоговое решение комиссии (есть в распоряжении редакции) оказалось иным. «Обеспечение любому подсудимому права на защиту и права на юридическую помощь – профессиональный долг адвоката, – сказано в документе. – Деятельность А. В. Торгашева по представлению интересов О. В. Соколова в уголовном процессе и оказанию ему квалифицированной юридической помощи осуществляется не от имени и не по поручению СПбГУ, а в рамках его профессиональной деятельности адвоката, и потому действия А. В. Торгашева не могут расцениваться как нарушение норм этики универсанта».

«Зловредной истории нет»

Решение комиссии по этике не удовлетворило семью погибшей, рассказала «Улице» адвокат Александра Бакшеева. «Оно повергло и без того убитых горем родителей в очередной шок. Я полагаю, к сожалению, в этом и заключается истинное отношение университета к чудовищной трагедии, к памяти об Анастасии, к её родителям: говорить одно, а делать совсем другое», – считает Бакшеева. Она добавила, что тоже не согласна с комиссией.

Сам Александр Торгашев в беседе с «Улицей» выразил недоумение тем, что университетская комиссия по этике вообще рассматривала его адвокатскую работу. Он затруднился сказать, какой именно пункт Кодекса универсанта мог нарушить в данном случае. «Адвокатская деятельность в этом смысле независима и не имеет никакого отношения к деятельности преподавательской. Участвуя в данном уголовном деле, да и, собственно, и в гражданских делах, я действую не как преподаватель университета, а как адвокат, – считает Торгашев. – Я осуществляю свою деятельность на профессиональной основе, поэтому все участники процесса должны уважать друг друга. Если кто-то старается тем или иным способом воспрепятствовать этой деятельности, то это подпадает под нарушение законодательства об адвокатуре».

Тем не менее Торгашев уточнил, что он и его процессуальная оппонентка «уважают» позиции друг друга. «Специальной зловредной истории нет ни с её, ни с моей стороны», – уверен он. Однако 17 августа Торгашев сам подал жалобу на Бакшееву в адвокатскую палату Москвы. По его мнению, своими высказываниями в СМИ коллега нарушила кодекс профессиональной этики (в разговоре с «Улицей» он не стал уточнять, какие конкретно нормы КПЭА указал в жалобе). К обращению он приложил подборку цитат защитницы (полный список есть у редакции) о его вступлении в дело.

«Это просто вопиющая и омерзительная ситуация, которая только могла быть. Это плевок семье. СПбГУ не принесли извинений семье, и сейчас они направляют своего сотрудника для того чтобы представлял Соколова в уголовном процессе», – приводит Торгашев слова Бакшеевой из интервью телеканалу «Известия 78». В другой цитате из комментария изданию «Росбалт» говорится: «Тот факт, что действующий сотрудник СПбГУ до сих пор представляет интересы обвиняемого в гражданских процессах, а теперь и в уголовном, о чём в курсе все, включая руководство университета, является возмутительной и вопиющей ситуацией».

23 сентября Адвокатская палата Москвы отказалась возбуждать дисциплинарное производство в отношении Бакшеевой. Ответ палаты есть в распоряжении «Улицы», причины отказа в нём не указаны. Александра Бакшеева считает это решение «абсолютно логичным». «Жалоба со всеми дополнениями и приложениями составила в общей сложности более 100 страниц. В ней не было ничего из того, что можно было бы признать нарушением с моей стороны законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, – уверена адвокат. – Доводы моего процессуального оппонента в основной своей массе были основаны на субъективных предположениях, допущениях и умозаключениях».

В разговоре с «Улицей» оба адвоката затруднились ответить, планируют ли они продолжить противостояние вне рамок судебных заседаний. Александр Торгашев пояснил, что он не может ни комментировать решение об отказе в возбуждении дисциплинарного производства, ни определиться с подачей повторной жалобы, пока не увидит документ. Бакшеева утверждает, что семья убитой ещё не решила, есть ли смысл обжаловать вердикт комиссии по этике СПбГУ.

«Замораживающее воздействие на защитника»

Отметим, что неизвестно, какую ответственность мог бы понести Александр Торгашев, если бы комиссия по этике признала нарушение внутренних правил университета. «Улица» отправила соответствующие вопросы в пресс-службу СПбГУ ещё в начале сентября, но письменного ответа так и не получила, а ответственные сотрудники университета перестали отвечать на звонки. Источники, близкие к руководству СПбГУ, говорят, что на комментарии надеяться не стоит, потому что университет в последнее время стал «очень закрытой структурой» – «особенно та его часть, к которой относится комиссия по этике».

«К работе комиссии по этике в СПбГУ в последние годы возникает очень много вопросов. Такое впечатление, что это какое-то образование, которое создано непонятно для каких целей, – объясняет на условиях анонимности собеседник “Улицы” из АП Санкт-Петербурга, – Многие годы университет прекрасно работал без комиссии по этике. И вдруг появилась такая комиссия, которая начала выносить очень удивительные решения. Осуждать адвоката, который является преподавателем университета, за то, что он согласился осуществлять защиту лица – это не понимать основ жизни общества в целом и не понимать, что такое правосудие».

Опрошенные «Улицей» представители корпорации единогласно говорят, что судить адвоката за его работу могут только квалифкомиссия и совет его палаты. Обращения, подобные поступившему в СПбГУ, – это «попытка оказать замораживающее воздействие на защитника».

«Есть комиссия по защите профессиональных прав адвокатов, и это вопрос, безусловно, этой комиссии. И я думаю, что такая бы помощь была оказана адвокату [если бы его наказали в вузе], – считает собеседник “Улицы” из АП Санкт-Петербурга, который попросил не называть его имени. – В данной ситуации было оказано давление на адвоката. Есть помимо этических норм, нормы верховенства права, в соответствии с которыми адвокат является независимым».

«Упрекать адвоката в том, что он выполняет адвокатские функции… это просто непонимание сути адвокатской деятельности. Матери погибшей мы можем простить всё, но есть же здравый смысл», – недоумевает член совета АП Москвы Константин Ривкин. Он называет ситуацию парадоксальной.

С ним заочно соглашается член квалифкомиссии АП Санкт-Петербурга Владимир Соловьёв. «Обращалась [в СПбГУ] мама убитой девушки. Понять её, безусловно, можно – у неё горе и она имеет право обратиться. Адвокат в данной ситуации выполнял свою профессиональную деятельность – участвовал в качестве представителя и оказывал квалифицированную юридическую помощь. И решение, вопреки тому, что до этого были некие намёки, вынесено совершенно правильное», – резюмирует Соловьёв.

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.