29.04.2022

«Сомнение – это моё конституционное право»

«Сомнение – это моё конституционное право» «Сомнение – это моё конституционное право»

Адвокат Беньяш добился прекращения дела о «дискредитации» армии

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
«Специальная военная операция»

На этой неделе краснодарский адвокат Михаил Беньяш смог «отбиться» от обвинения в «дискредитации» российских вооружённых сил. Он произнёс в суде вдохновляющую речь о том, что каждый гражданин России имеет право на сомнение – а «цензурная» статья 20.3.3 КоАП лишает людей этого права. Впрочем, дело было прекращено не из-за красноречия Беньяша, а благодаря его внимательности: он указал суду на процессуальные ошибки.

«Улица» уже рассказывала подробности истории Михаила Беньяша. 28 февраля он высказал своё критическое мнение о «спецоперации»; видеозапись с его обращением опубликовало кубанское издание «Протокол». Среди прочего, Беньяш попросил коллег-адвокатов «присоединиться и сказать: нет войне». Также он предложил матерям солдат-срочников убедить детей не участвовать в «спецоперации». В середине апреля краснодарская полиция составила в отношении адвоката протокол об административном правонарушении по новой «цензурной» статье 20.3.3 КоАП. Беньяша посчитали виновным в «дискредитации» российской армии. Полицейские даже заказали лингвистическую экспертизу, которая подтвердила их выводы.

Судебное заседание должно было состояться ещё 20 апреля, но его отложили на неделю: как пояснил Беньяш, «судья перегружен и не успевает». 27 апреля заседание длилось около получаса. Адвокат попросил суд внимательно изучить протокол: «Хотел бы обратить внимание, что в описательной части [протокола] не сказано, что конкретно я сделал. Если мы посмотрим, что я сделал, то увидим: “дискредитации” в этом нет».

Адвокат Михаил Беньяш

«Дискредитация», исходя из словарей Даля, Ожегова или Ефремовой, – это в данном случае распространение порочащих, недостоверных сведений. Никаких сведений порочащих и недостоверных я не распространял. 

Также защитник указал на ряд процессуальных нарушений: «По мысли сотрудников полиции, доказательством моей вины является материал КУСП № 17519 от 25 марта 2022 года. Так вот, уважаемый суд, я посмотрел материал дела – материалов КУСП там нет». Кроме того, в деле отсутствовали протокол исследования интернет-страницы и диск с записью видеообращения Беньяша. «У нас остаётся последнее доказательство моей виновности – это справка о [лингвистическом] исследовании. И вот относительно этой справки у меня есть несколько существенных замечаний. Начнём с того, что эта справка является незаверенной ксерокопией», – указал адвокат.

Ещё в деле не нашлось документа о том, что эксперт – майор полиции Завьялова – предупреждалась об ответственности за дачу заведомо ложных пояснений. «Мы об этом столько раз говорим во всех процессах, – возмущался Беньяш. – Стоит защите предъявить какое-то исследование, и прокурор тут же говорит: “Недопустимо! Не предупреждён об уголовной ответственности эксперт, не предупреждён об административной ответственности специалист”. Сейчас сотрудники полиции предъявляют справку об исследовании, в которой специалист не предупреждён об ответственности. Соответственно, имеет полную возможность врать столько, сколько ему хочется».

В итоге адвокат попросил исключить документ за подписью Завьяловой из числа доказательств (копия ходатайства есть у редакции). Беньяш добавил: если суд признает справку допустимым доказательством, он будет ходатайствовать о вызове Завьяловой на заседание.

«Давайте сократим нашу работу, – ответил судья. – Потому что суд в принципе согласен с вашими доводами относительно недопустимости справки специалиста в качестве доказательства по указанным вами основаниям: отсутствие предупреждения специалиста об административной ответственности и отсутствие самого вещественного доказательства, которое было предметом исследования». Также суд согласился, что «в протоколе не полностью описано, в чём же выражаются действия, которые свидетельствуют о “дискредитации”».

После этого Беньяш высказал своё мнение о претензиях полицейских: «Я выразил сомнение, но сомнение – это моё конституционное право. Нельзя человека преследовать за сомнение».

Адвокат Михаил Беньяш

Есть только один политический режим, в котором преследуют за сомнение, – это тоталитарный режим, который трактует сомнение как предательство. Россия по Конституции является правовым демократическим государством. И оно таковым является до тех пор, пока мы его таким считаем.

В итоге суд встал на сторону адвоката, прекратив дело за отсутствием состава административного правонарушения. «Это было неожиданностью, – признался Беньяш в беседе с “Улицей”. – Но судья [оказался] достаточно профессиональный, а процессуалка по делу была прямо вообще растоптана. Деградация везде, на всех уровнях власти: понабрали непонятно кого в полицию, даже не могут материал нормально собрать».

Впрочем, адвокат почти не сомневается, что решение районного суда позже будет отменено – «потому что по жалобам отделения по исполнению административного законодательства Краснодарский краевой суд отменяет всё вслепую». Он добавил, что намерен обратиться в КС с просьбой проверить статью 20.3.3 КоАП на соответствие Конституции. Как сообщала «Улица», ранее Центральный районный суд Воронежа отказался направлять в КС такой запрос.

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.