04.10.2022

«Признаки угрозы для каждого адвоката»

«Признаки угрозы для каждого адвоката» «Признаки угрозы для каждого адвоката»

Что защитники думают о претензиях московского военкома к их работе

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
«Специальная военная операция»

На прошлой неделе военный комиссар Москвы Виктор Щепилов раскритиковал работу адвокатов во время «частичной мобилизации». Корпорация давно не получала настолько недвусмысленной угрозы – военком намекнул на уголовное преследование за пособничество уклонению от службы, упомянул статью «о дискредитации армии», а также попросил палату «принять меры» к тем, кто помогает «уклонистам». АП Москвы ответила Щепилову сдержанно, но чётко: помогать военному ведомству отказалась и дала понять, что считает консультации по вопросу мобилизации полностью соответствующими закону. «Улица» попросила адвокатов прокомментировать письмо военкома – и ответ палаты на него.

Распространите, разъясните, мониторьте

23 сентября СМИ сообщили, что военный комиссар Москвы Виктор Щепилов направил письмо президенту столичной адвокатской палаты Игорю Полякову. В первые часы источники «Улицы» в АП Москвы предположили, что обращение может быть подделкой. Но позже палата официально подтвердила получение письма.

Виктор Щепилов заявил, что в Москве «активно распространяются предложения от имени адвокатов, адвокатских бюро и иных организаций и лиц, оказывающих юридические услуги, направленные на оказание содействия гражданам в уклонении от призыва на военную службу по мобилизации». По словам Щепилова, потенциальным мобилизованным «косвенно или напрямую» предлагают оформить фиктивные документы, которые освободят их от призыва. А также оказывают консультации и посреднические услуги «в вопросах уклонения».

Военком напомнил главе палаты, что уклонение от службы образует состав ст. 328 УК – причём она грозит не только «исполнителю», но и «организатору, подстрекателю и пособнику преступления». А затем сообщил, что соответствующие предложения адвокатов «зачастую» подпадают под ст. 280.3 УК (публичные действия, направленные на дискредитацию вооружённых сил России).

Статья 59 Конституции гласит, что защита Отечества – долг и обязанность гражданина России, написал Щепилов. И процитировал обращение Владимира Путина, в котором президент назвал целью мобилизации «защиту нашей Родины». Затем комиссар сослался на Кодекс этики адвоката, который «ставит закон и нравственность выше воли доверителя и запрещает защитнику исполнять незаконные поручения».

В конце письма Виктор Щепилов попросил Игоря Полякова «сформировать и распространить публичную позицию адвокатского сообщества Москвы» о недопустимости содействия уклонению от мобилизации. Кроме того, военком предложил провести среди адвокатов «соответствующую разъяснительную работу». И «организовать мониторинг информации» о подобной деятельности защитников – чтобы сообщить о ней «компетентным органам», а также принять меры вплоть до прекращения статуса.

Отметим, что органы адвокатского самоуправления достаточно долго не комментировали обращение военкома. При этом 24 сентября – на следущий день после сообщений СМИ о письме – столичная палата обратилась к адвокатам, готовым «оказать гражданам юридическую помощь по вопросам, связанным с мобилизацией». Их попросили прислать «ФИО, реестровый номер, контактный номер». Судя по соцсетям, на фоне предложения Щепилова о «мониторинге» этот призыв палаты вызвал недоумение у многих адвокатов.

26 сентября пресс-служба АП Москвы официально подтвердила, что палата получила письмо военкома и готовит ответ. Тогда же первый вице-президент АП Москвы Генри Резник заявил «АГ», что обращение к адвокатам никак не связано с письмом. «Люди паникуют, мечутся, корпорация не может оставаться в стороне от этой чрезвычайной ситуации, стремясь облегчить поиск профессионалов, готовых защитить права сограждан от нарушений», – пояснил он. Позже на сайте палаты был опубликован список адвокатов, «готовых оказать правовую помощь гражданам по вопросам, связанным с призывом на военную службу и мобилизацией». В первой версии списка были указаны контакты 29 защитников, на момент публикации этого материала их уже 59.

«Правовой нигилизм людей в погонах»

Пока московская палата готовила ответ Виктору Щепилову, «Улица» попросила экспертов прокомментировать претензии, высказанные в письме. Член КЗПА краснодарской палаты Алексей Иванов считает: обращение военкома стало «естественной реакцией власти на импульс адвокатского сообщества», которое откликнулось на запрос общества.

Член КЗПА АП Краснодарского края Алексей Иванов

Смысл адвокатуры в этом и заключается – помогать гражданам разрешать ситуации правовыми средствами. Но это не всегда совпадает с интересами государства. В результате таких «несовпадений» происходит реакция государства – в том числе в виде таких писем.

Адвокат АП Краснодарского края Тимур Филиппов уверен, что цель письма – запугать корпорацию. «Об этом говорят как тон обращения, так и прямые ссылки на статьи Уголовного кодекса, – говорит защитник. – Приятно, что московский военком изучает УК. Возможно, эти знания пригодятся ему в жизни». Он отмечает, что обращение похоже на типичное предостережение прокурора, «только написано гораздо примитивнее и безграмотнее».

«А суть письма можно кратко охарактеризовать как “не смейте оказывать юридическую помощь призывникам и резервистам”. При этом презюмируется незаконность деятельности адвокатов. Что, разумеется, является недопустимым, – говорит Филиппов. – Это демонстрирует снижение заинтересованности государства в соблюдении законности в стране в целом. Ну и подтверждает снижение стандартов работы государственных органов».

Адвокат напоминает, что «частичная мобилизация» сопровождается множественными нарушениями закона. Так, военкоматы призывают тех, кто не годен по здоровью или имеет законные основания для отсрочки. «А значит, юридическая помощь населению России нужна как никогда ранее. Ведь ценой нарушения закона военными комиссариатами может стать жизнь мобилизованного», – подчёркивает он.

И Филиппов, и Иванов отмечают: Виктор Щепилов в своём письме не указал, какие именно адвокаты нарушили закон – когда, где и при каких обстоятельствах. По мнению Иванова, комиссару стоило привести конкретные примеры «недостойного или противоправного оказания юридической помощи». И затем передать этот вопрос на рассмотрение органам адвокатского самоуправления – как того требует закон. «А угрожать адвокатуре уголовным преследованием и отдавать ей приказы считаю противоречащими самому смыслу независимости адвокатуры», – считает адвокат.

Член КЗПА АП Краснодарского края Алексей Иванов

Угрозы привлечения к уголовной ответственности адвокатов, оказывающих юридическую помощь, в том числе и в такой плоскости, как мобилизация, считаю неуместными. [Слова военкома] содержат признаки угрозы для каждого адвоката. И свидетельствуют о вмешательстве в адвокатскую деятельность.

Тимур Филиппов напоминает про ст. 49 Конституции и ч. 1 ст. 14 УПК о презумпции невиновности: «Конкретных сведений письмо не содержит. А значит, обвинение как граждан, так и адвокатов – причём во множественном числе – содержит признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 128.1 УК – “клевета в отношении нескольких лиц”. С чем я военного комиссара города Москвы и поздравляю». Филиппов отмечает, что «подобного рода голословные утверждения дискредитируют адвокатское сообщество страны, выставляя адвокатов пособниками преступников, формируя негативное отношение к ним как со стороны граждан, так и со стороны государственных органов».

Отдельно Филиппов напоминает, что у военного комиссариата нет полномочий «выявлять, проверять и расследовать факты совершения гражданами России преступлений».

Адвокат АП Краснодарского края Тимур Филиппов

Налицо классический обывательский подход, когда адвокатов отождествляют с делами их клиентов или с преступлениями, совершёнными их подзащитными. К сожалению, правовой нигилизм людей в погонах в России уже приобрёл массовый характер. И письмо военкома Щепилова – лишнее тому подтверждение.

Тимур Филиппов уверен, что палата может вообще не реагировать на подобное письмо – так как военком был не вправе его направлять, «тем более в таких формулировках». Максимум в ответе можно было бы напомнить Щепилову о запрете вмешательства в законную адвокатскую деятельность. И о недопустимости истребования у палаты сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам.

«Письма государственных лиц о том, как, кому, каким образом и в какой форме оказывать юридическую помощь, – тем более содержащие намеки на уголовное преследование – свидетельствуют о вмешательстве в адвокатскую деятельность и подрывают основы независимости адвокатуры», – согласен Алексей Иванов. Вместе с тем он считает, что адвокатура должна дать аргументированный ответ на любое обращение. Но палата при этом обязана опираться на закон – и ставить во главу угла интересы адвокатского сообщества. «Каждый факт противоправной деятельности адвокатов должен оцениваться по закону. Подчеркну, факт, а не абстрактное предположение, – уверен он. – И оценку деятельности адвоката должны давать органы адвокатского самоуправления, а не военные».

«Сквозящее солдафонство»

3 октября палата опубликовала ответ военкому – на четырёх листах. Его авторы для начала напомнили Виктору Щепилову о положениях Конституции, которые гарантируют защиту прав и свобод гражданина, а также право на юридическую помощь. Реализация этого права возложена на адвокатов, говорится в ответе. Дальше палата признаёт: действительно, сейчас адвокаты Москвы помогают доверителям и по вопросам, связанным с призывом и мобилизацией (в письме приводится ссылка на тот самый список, опубликованный на сайте АП). Но КПЭА требует от адвоката во всех случаях «честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности».

Ответ адвокатской палаты Москвы

В силу этих прямых требований законодательства, исполнение которых является профессиональной обязанностью адвоката, отсутствует необходимость в даче адвокатам каких-либо дополнительных разъяснений о недопустимости действий, нарушающих требования законодательства.

Затем палата напоминает о принципе адвокатской тайны – и о том, что защитника не могут допрашивать в качестве свидетеля об обстоятельствах, о которых он узнал после обращения к нему за помощью. Также закон запрещает вмешиваться в адвокатскую деятельность и препятствовать ей, продолжает АП. Отвечая на претензии военкома о возможной «дискредитации армии», палата напоминает, что адвоката нельзя привлечь к ответственности за мнение, высказанное при профессиональной деятельности, если виновность адвоката не установит суд.

Авторы письма подчёркивают, что закон запрещает требовать от адвокатов, работников адвокатских образований, адвокатских палат или ФПА любых сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам. А у адвокатской палаты Москвы – как и у других палат – нет полномочий и возможностей «мониторить» вопрос оказания адвокатами юридической помощи.

Наконец, АП сообщила военкому: палата не получала обращений от граждан о том, что адвокаты нарушают Закон об адвокатуре и КПЭА по теме мобилизации. Если такие обращения поступят, палата рассмотрит их «в установленном порядке», написано в документе.

Ответ адвокатской палаты Москвы

Оценка действий (бездействия) адвокатов на соответствие нормам уголовного законодательства, а также законодательства об административной ответственности, равно как и собирание информации о таких действиях, в компетенцию органов адвокатского самоуправления не входят, поскольку эта деятельность может осуществляться только специально уполномоченными законодательством РФ государственными органами.

В заключение авторы письма обратили внимание, что консультированием по поводу призыва на военную службу и мобилизации занимаются не только адвокаты – и не только члены АП Москвы.

Столичный адвокат Григорий Червонный в беседе с «Улицей» одобрил ответ своей палаты. «Обращение военкома считаю несдержанным вмешательством в адвокатскую деятельность. И попыткой поставить интересы военных комиссариатов выше интересов отправления правосудия, что незаконно и недопустимо», – сказал он.

Червонный расценивает письмо военкома как «способ воздействия на адвокатское сообщество с целью, противоречащей закону». «Оно нарушает право граждан на получение юридической помощи, а также право адвокатского сообщества на самоорганизацию и независимость. Впрочем, солдафонство, сквозящее в требованиях письма, непостижимо далеко от понимания этих прав», – констатирует адвокат.

С аргументами палаты полностью согласна защитница АП Москвы Валерия Аршинова. «Есть только одно, что меня пугает в этой аргументации. Военкомы могут растолковать ответ так, что якобы есть определённый список адвокатов, кто консультирует по вопросу “мобилизации” – а у других как бы нет полномочий, – опасается Аршинова. – Они ведь “по уставу” мыслят, прямолинейно. Из-за этого будут проблемы у других адвокатов, кто не в списке».

Автор: Екатерина Яньшина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.