21.08.2020

Правосудие обиделось

Правосудие обиделось Правосудие обиделось

Краснодарский суд возвратил жалобы из-за «недопустимых выражений»

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Краснодарский гарнизонный военный суд нашёл необычный способ отказывать адвокатам в рассмотрении жалоб. Суд утверждает, что в тексте содержатся «провокационные» или «недопустимые» выражения в адрес государства, следствия или потерпевшего – после чего возвращает их защитникам для пересоставления. «Улица» изучила, какие выражения суд признаёт недопустимыми – и узнала, реально ли противостоять желанию судьи «воспитывать» адвокатов.

Не жалоба, а обращение

Е щё весной, 29 апреля, адвокат Гоар Галстян подала в Краснодарский гарнизонный военный суд апелляционную жалобу на продление подзащитному меры пресечения в виде запрета определённых действий. Вместо того, чтобы передать жалобу в вышестоящую инстанцию, суд рассмотрел её и вернул защитнику для пересоставления по причине не соответствия ст. 389.6 УПК. В этой статье говорится, что жалоба должна содержать наименование суда, данные о заявителе и приговоре, доводы заявителя и подпись. Но в постановлении суда (есть у «АУ») утверждалось, что перед тем, как передать жалобу в апелляционную инстанцию, судья решил проверить ее на соответствие Закону о порядке рассмотрения обращений граждан – в соответствии с ч. 3 ст. 11 которого государственный орган вправе не отвечать по существу на обращения, содержащие нецензурные либо оскорбительные выражения. Именно такие недопустимые высказывания суд якобы обнаружил в жалобе адвоката. «Данная апелляционная жалоба защитника не подлежит направлению в суд апелляционной инстанции, поскольку использование защитником Галстян в жалобе оскорбительных и провокационных выражений в адрес потерпевшего из-за несогласия с данными им показаниями нельзя оценивать как законное осуществление права на свободу выражения своего мнения при обжаловании судебного постановления», – говорится в постановлении. Отметим, что жалобу по какой-то причине изучал тот же судья, решение которого Галстян и оспаривала – заместитель председателя Андрей Меняйло.

В постановлении не указаны выражения, вызвавшие неудовольствие суда. Гоар Галстян считает, что речь, скорее всего, идет о фразах «доводы защитника о лживости показаний потерпевшего» и «представление ложных показаний». Она уверена, что суд первой инстанции в любом случае не имел права рассматривать апелляционную жалобу по существу. Ссылку на Закон об обращениях граждан адвокат считает несостоятельной, поскольку для апелляционных жалоб предусмотрен иной порядок. «По установленному УПК порядку суд должен был просто передать жалобу и материалы в вышестоящую инстанцию – Южный окружной военный суд в Ростове. Суд первой инстанции не вправе вмешиваться и рассматривать жалобу по существу, – объяснила Галстян. – Думаю, судья понимал, что жалоба не рассматривается в порядке Закона об обращении граждан. Просто нашёл такой выход, чтобы обосновать возврат. Суд таким образом вторгся в компетенцию вышестоящего суда. Попытался воздействовать на позицию защиты, тем самым вторгся и в адвокатскую деятельность».

Защитник оспорила решение о возврате жалобы в апелляционной инстанции, и Южный окружной суд встал на её сторону. Суд указал, что слова о лживости показаний потерпевшего не являются оскорбительными, а жалоба соответствует требованиям УПК. 29 мая постановление судьи Меняйло отменили, а материалы вернули в Краснодарский гарнизонный суд – чтобы он принял жалобу и передал на рассмотрение по существу в вышестоящую инстанцию. Так и произошло; впрочем, там жалобу всё равно не удовлетворили и продлили меру пресечения.

Провокационные высказывания в отношении государства

Адвокат Алексей Жадан работает по тому же уголовному делу, что и Гоар Галстян, но защищает другого обвиняемого. Он столкнулся с аналогичной ситуацией в Краснодарском гарнизонном военном суде. 30 апреля Жадан обжаловал продление подзащитному домашнего ареста, и в тот же день суд вернул ему апелляционную жалобу для пересоставления – с теми же формулировками, что и для Галстян. Судья Сергей Пелихов, постановление которого обжаловал адвокат, как и его коллега Андрей Меняйло, сослался на Закон об обращениях граждан.

Адвокат тоже оспорил возврат в вышестоящий суд. В своей жалобе (есть у «АУ») он написал: «По мнению суда первой инстанции, в тексте апелляционной жалобы… характер оскорблений в адрес следователя, потерпевшего и членов его семьи носили следующие слова, словосочетания и фразы: “заведомо ложные”, “являются по своей сути совместной провокацией со стороны органа следствия и родственников потерпевшего”, “могли быть даны потерпевшим также и по указанию следователя либо выдуманы самим следователем, в том числе с целью дискредитации отца обвиняемого как высокопоставленного должностного лица”, “необоснованные домыслы и умозаключения”». Защитник уверен, что все эти выражения «соответствуют официально-деловому стилю», не содержат нецензурных или иных оскорбительных слов и являются его законной правовой позицией по делу. Поэтому суду первой инстанции не следовало искать в этих словах оскорбительный смысл – лишь передать в суд вышестоящий инстанции, который и должен был проверить заявленные доводы в ходе заседания.

«В жалобе я написал, что неправдивые показания могли быть даны в сговоре со следователем, чтобы дискредитировать отца моего доверителя – он высокопоставленное должностное лицо. По закону я могу сообщить всё, что предполагаю, даже то, что инопланетяне на нас напали, – говорит адвокат. – Если в этом сообщении нет нецензурной лексики и выражений, унижающих чье-либо достоинство, суд [апелляционной инстанции] должен дать этим доводам правовую оценку. Но [суд первой инстанции] ни в коем случае не [должен был] возвращать мне жалобу из-за того, что эти доводы оскорбляли потерпевшего или следователя». Он попытался оспорить возврат в Южном окружном суде. Но 2 июля, в отличие от Гоар Галстян, получил отказ.

Из постановления Южного окружного суда

Мнение защитника о том, что вышеуказанные положения Закона не распространяются на апелляционные жалобы по уголовным делам, является необоснованным, поскольку в соответствии со ст. 1 названного закона им регулируются правоотношения, связанные с реализацией гражданами права на обращение в государственные органы, а установленный им порядок распространяется на все обращения граждан, включая обращения в суд.

Таким образом, окружной суд признал, что проверка жалобы на соответствие УПК возлагается на суд первой инстанции – а нарушение требований закона о порядке рассмотрения обращений граждан является основанием для отказа в рассмотрении апелляционной жалобы. Суд повторил, что жалоба не должна содержать провокационных и оскорбительных в адрес следствия и потерпевшей стороны выражений – и подтвердил законность возвращения жалобы.

Повод не рассматривать жалобу

По мнению Алексея Жадана, причиной разного подхода к абсолютно идентичным жалобам могло стать то, что Гоар Галстян является единственным защитником у своего клиента. Отказ в удовлетворении её жалобы мог быть расценен как препятствие в защите. А Жадан, защищая своего доверителя, работает в группе с другими адвокатами, – и апелляционную жалобу его коллеги окружной военный суд рассмотрел сразу, хотя и не удовлетворил. «Если бы мою жалобу на возврат апелляционной жалобы удовлетворили, то постановление о продлении меры пресечения вновь становится “не вступившим в силу”, и всё должно быть рассмотрено заново, – говорит он. – Даже прокурор говорил, мол, зачем вы жалуетесь, всё равно доводы вашего коллеги, которые практически идентичны вашим, уже рассмотрены. Поэтому я считаю, что реальная мотивировка судьи окружного военного суда – это нежелание отменять уже вступившее в законную силу постановление о продлении домашнего ареста и заново рассматривать вопрос о законности его вынесения». По его мнению, на уровне Краснодарского гарнизонного военного суда «защитникам пытаются закрыть рот и загнать их в рамки самоцензуры», чтобы адвокаты «не слишком яростно отстаивали права своих доверителей, а также не заявляли о нарушениях со стороны органов предварительного следствия».

Гоар Галстян поддерживает позицию своего коллеги. Адвокат рассказала, что отказавшийся рассматривать её жалобу судья неоднократно создавал ей сложности в ознакомлении с протоколом и открыто поддерживал следствие – например, в споре о праве адвоката использовать диктофон во время следственных действий.

Адвокат борется за право использовать диктофон
СК и суд считают, что нельзя вести запись без разрешения следователя

Алексей Жадан подал жалобу в кассационную инстанцию. Адвокат намерен пожаловаться на действия судьи в квалификационную коллегию, если вышестоящая инстанция всё же признает его решения незаконными. Если этого не произойдёт, защитник планирует обратиться за разъяснением в адвокатскую палату Краснодарского края. С заключением АП защитник готов дойти до Верховного суда.

Член комиссии по защите прав адвокатов АП Краснодарского края Алексей Иванов считает, что оценивать корректность выражений в апелляционной жалобе не задача суда. При возникновении претензий к адвокату суду стоило обратиться в палату – но ни в коем случае не возвращать жалобу, поскольку это в первую очередь может навредить интересам подзащитного. «То, что суд не может принимать апелляционную жалобу в порядке Закона об обращениях граждан, а должен применять в этом случае УПК – настолько очевидно, что даже рассуждать об этом нет смысла, – заявил он. – Ситуация понятна до банальности, и это вещь вопиющая. К сожалению, наши процессуальные оппоненты часто ищут повод, чтобы вернуть жалобу или не принять заявление».

Член КЗПА АП Краснодарского края Алексей Иванов

В правоохранительных органах часто применяют Закон об обращении граждан, чтобы не принимать заявление о преступлении – регистрируют его как обращение гражданина. И я с удивлением констатирую, что этим начали заниматься и суды. Я не склонен обвинять суды в непрофессионализме, поэтому думаю, что это делается осознанно. Если жалобу не хотят рассматривать по существу, то ищут любые поводы.

В Краснодарском военном гарнизонном суде на запрос «Улицы» ответили, что не обязаны предоставлять информацию о находящихся в производстве или рассмотренных делах.

Отметим, что председателем Южного окружного военного суда до последнего времени был Михаил Птицын. Сегодня Высшая квалификационная комиссия судей рекомендовала кандидатуру Птицына на пост председателя Мосгорсуда.

Автор: Елена Кривень

Редакторы: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»), Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.