23.09.2020

«Не за шесть тысяч рублей, а за всю адвокатуру»

«Не за шесть тысяч рублей, а за всю адвокатуру» «Не за шесть тысяч рублей, а за всю адвокатуру»

Следователь не хотел оплачивать адвокату подготовку жалобы на него

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Адвокат АП Хакасии Артём Топоев столкнулся с необычным случаем отказа платить за добросовестную работу по назначению. Следователь, среди прочего, не хотела, чтобы адвокату оплатили подготовку жалобы на её же бездействие. В итоге защитник добился денег лишь через суд. Эксперты указывают, что в последнее время проблема «частичной оплаты» встречается всё реже – в том числе благодаря подобной принципиальности адвокатов.

В конце января 2020 года адвокат Артём Топоев вступил по назначению следователя в дело N, задержанного по подозрению в краже. При первой встрече в ИВС защитник заметил у доверителя синяки. Тот пояснил, что его ещё до задержания избил знакомый. Расценив сообщение как заслуживающее внимания, защитник обратился к следователю с ходатайством о проведении судебно-медицинской экспертизы. Прошение было удовлетворено, но никаких реальных действий сотрудники МВД так и не предприняли. «Бумагу, по сути, положили под сукно. Прошёл месяц, за ним другой, а экспертиза так и не состоялась», – вспоминает Топоев. 15 апреля он обратился в прокуратуру с жалобой на бездействие следователя. Надзорный орган с доводами защитника согласился, 6 мая удовлетворил жалобу и внёс требование об устранении нарушений. «В итоге синяки уже сошли и экспертам пришлось работать с бумагами. Благо, сотрудник ИВС со слов моего подзащитного в журнал внёс сведения о повреждениях», – говорит Топоев.

18 мая адвокат подал в СУ УМВД Абакана ходатайство, в котором просил провести восемь различных «следственных и процессуальных действий», включая повторный допрос потерпевшего. В первых числах июня N предъявили обвинение, где перечень составов расширился: кроме кражи ему вменили ещё и мошенничество. В связи с этим Топоев подал 4 июня ещё одно ходатайство – об ознакомлении с материалами дела по факту мошенничества. Уже на следующий день оно было удовлетворено.

«Проверка действий адвоката»

10 июня адвокат Топоев обратился в следственное управление с заявлением на оплату его работы. Он рассчитывал, что ему заплатят за 16 дней работы, однако майор юстиции Елена Бухтиярова решила иначе. Она отказала в оплате трёх дней, когда защитник писал жалобу на бездействие следователя и упомянутые выше ходатайства. «В обязанность следователя входит проверка действий адвоката по оказанию юридической помощи подзащитному, наличие подтверждающих документов, а также оценка этих действий на предмет оплаты за счёт средств федерального бюджета», – подчёркивалось в постановлении (имеется в распоряжении редакции). Первого июля Бухтиярова согласовала оплату лишь 13 дней работы, «выраженной в участии в следственных действиях и судебных заседаниях».

В документе поясняется, что, «по мнению органа следствия», подлежащие оплате ходатайства должны отвечать «различным формальным требованиям» – а также ряду сформулированных тут же критериев. К ним майор юстиции отнесла письменную форму ходатайства, которое обязательно должно быть заявлено «вне участия в каком-либо следственном действии или помимо судебного заседания». Поданная защитником бумага «в предусмотренных законом случаях» должна быть подкреплена документами, «свидетельствующими о процессуальных действиях адвоката».

Особое внимание следователь уделила мнению доверителя о работе адвоката по назначению.

Постановление следователя СУ УМВД по Абакану Елены Бухтияровой

Представляется, что подобное (подлежащее оплате – “АУ”) ходатайство должно быть в обязательном порядке согласовано с подзащитным лицом, которому, возможно, придётся в последующем оплатить процессуальные издержки по делу.

Довод о согласовании ходатайств с доверителем нашёл отражение и в перечне «критериев» – следователь подчеркнула, что ходатайство должно быть подписано «не только защитником, но и подзащитным лицом».

В итоге Елена Бухтиярова сочла, что требование об оплате двух ходатайств несостоятельно, поскольку они не отвечали указанным ею требованиям. Позиция, которую орган следствия занял по вопросу оплаты жалобы в прокуратуру, в документе ёмко характеризуется как «аналогичная». Впрочем, по словам защитника, в личной беседе следователь подробнее пояснила свою точку зрения. «Она буквально заявила: “Как это, вы на меня жалуетесь, а я ещё и платить за это буду?!” Аргументы, что это предусмотрено законом, её не убедили», – вспоминает Топоев.

По мнению адвоката, это заявление прекрасно иллюстрирует системную проблему: «Следователям очень не нравится, когда адвокат по назначению добросовестно выполняет свои обязанности – готовит жалобы, пишет ходатайства. Мы регулярно слышим от них реплики в духе “я же тебе плачу”. Они бюджетные средства воспринимают так, словно это их собственные».

Топоев уточняет, что обжаловал постановление не сразу – сначала попытался поговорить с начальником следователя Бухтияровой. «Он не прислушался. Заявил, что постановление мотивированное и ничего менять они не будут. Выступил единым фронтом с подчинённой», – рассказывает адвокат. После этого Топоев отказался от идеи обжаловать постановление у руководителя следственного органа: «Было понятно, что решение они примут не в мою пользу. Оставался выбор между прокуратурой и судом, я выбрал последнее – счёл, что решение будет более весомое».

«Грубое нарушение права адвоката на оплату его труда»

Артём Топоев 2 июня обжаловал постановление следователя в Абаканском городском суде. Ссылаясь на Закон об адвокатуре, постановление правительства «О возмещении процессуальных издержек» и сложившуюся судебную практику, он просил признать отказ следователя незаконным и необоснованным. «Полагаю, что все мои вышеуказанные действия (жалоба и два ходатайства – ‘’АУ’) регламентированы ч. 1, ст. 53 УПК», – сказано в документе (есть у редакции). Защитник особо отметил, что и ходатайства, и жалоба приобщены к материалам дела: «[Они] имеют существенное значение по установлению всех обстоятельств <…> и защите прав обвиняемого N».

Апелляционная жалоба адвоката Артёма Топоева

Считаю, что старшим следователем СУ УМВД по Абакану незаконно вынесено постановление о частичном отказе в удовлетворении ходатайства (…), чем грубо нарушено право адвоката на оплату его труда.

По словам Топоева, ни следователь Бухтиярова, ни её руководитель на заседании не появились. Прокурор позицию защитника поддержал частично, назвав «несостоятельными» доводы об оплате услуг за составление ходатайства об ознакомлении с материалами дела. 31 июля суд удовлетворил жалобу адвоката, решив, что постановление следователя «не мотивированно в достаточной мере». Перечень сформулированных Еленой Бухтияровой требований и критериев был сочтён «ошибочным толкованием и применением норм права». В решении указано, что нормативные акты не содержат подобных стандартов, как и запрета на оплату «юридической помощи, оказанной адвокатом вне следственных действий».

Постановление городского суда Абакана

В связи с тем, что адвокат-защитник, участвующий в уголовном деле по назначению, не может быть ограничен в перечне действий, выполняемых им в процессе защиты, он наделён определённой процессуальной самостоятельностью, мнением подзащитного связан лишь в случае отрицания им вины. Во всех иных ситуациях адвокат самостоятельно выбирает позицию защиты и в соответствии с ней определяет перечень действий, необходимых для её осуществления.

Суд также признал «необоснованным» отказ оплачивать жалобы в прокуратуру и ходатайства о проведении следственных действий. Однако в решении отмечается, что ходатайство об ознакомлении «не может расцениваться как самостоятельное и достаточное» – поэтому здесь отказ в оплате вполне правомочен.

Ни следственный орган, ни прокуратура постановление не обжаловали, 11 августа оно вступило в законную силу.

«Следователи считают, что они нам платят»

Артём Топоев рассказал «Улице», что достаточно часто сталкивается с попытками следователей урезать и без того скромную оплату работы по назначению. «Следователи плохо знают нормативную базу, не понимают, что должно оплачиваться. Приходится носить с собой постановление правительства об оплате процессуальных издержек», – говорит адвокат. Впрочем, большинство спорных ситуаций удается решить на этапе беседы со следователем или его руководством. «Мы садимся, разбираем, я объясняю, и приходим к консенсусу. До прокуратуры и суда дело не доходит», – поясняет защитник.

Президент АП Хакасии Татьяна Нагрузова подтверждает, что проблема, как правило, решается «в рабочем порядке». «До обжалования дело чаще всего не доходит, удаётся донести до следователей, что норма вполне определённая, – рассказывает она. – Артём Иосифович очень компетентный человек, он обстоятельно подошёл к делу и добился решения суда в свою пользу. Это можно только приветствовать». По её словам, палата была проинформирована о ситуации и оказывала информационную поддержку.

Президент АП республики Хакасия Татьяна Нагрузова

Мы разместили материалы на сайте и донесли эту положительную практику до коллег и, надеюсь, до процессуальных оппонентов. Сайт ведь читают и следователи, и их начальники. Думаю, что посмотрят и сделают вывод: «Адвокаты вон какие зубастые, не надо их прижимать».

Проблема «частичной оплаты» существует и в других регионах, рассказал «Улице» адвокат Андрей Сучков. В прошлом, будучи исполнительным вице-президентом ФПА, он предметно занимался вопросами оплаты труда адвокатов по назначению. «Часто дознаватели, следователи, суды не платят за работу защитника по назначению. Мотивируют тем, что адвокат работал не полный день – или мог всё сделать в один день, но растянул на несколько», – говорит Сучков. Впрочем, встречаются и реальные злоупотребления со стороны адвокатов: «Известны случаи предъявления к оплате “растянутых дней”. Бывает и так, что намеренно готовят процессуальные документы в выходные или праздники, хотя можно было сделать в рабочий день».

Сучков уточняет, что проблема «частичной оплаты» была острой пару лет назад, однако сейчас «практика уже устоялась». «Защитники активно обжаловали такие постановления в регионах. Эти обращения хоть и были точечными, индивидуальными, но ФПА и адвокатские палаты поддерживали их информационно и методически, – поясняет адвокат. – Теперь такие нарушения уже не столь массовые со стороны следствия и судов. Мы находимся в переходном периоде от системной проблемы к частным её проявлениям».

Сам Артём Топоев подчёркивает, что решил обжаловать постановление не ради денег, а чтобы «не плодить» порочную практику. «Шесть тысяч рублей – сумма небольшая. Но я не за деньгами в суд пошёл, а за всю адвокатуру, – подчёркивает он. – Иначе создаётся негативный прецедент. Завтра следователи начнут шантажировать защитников – “сиди тихо, а то останешься без денег”. Обжаловать такие нарушения не мелочность, не крохоборство, а принципиальная задача».

Автор: Александра Виграйзер

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.