26.03.2021

Коронавирус следствию не помеха

Коронавирус следствию не помеха Коронавирус следствию не помеха

Адвоката не допустили к больному в СИЗО, зато следователь прошёл без проблем

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
Защита в условиях пандемии

Петербургский адвокат Сергей Воронов не смог попасть в СИЗО к доверителю: ему заявили, что подзащитный болеет COVID-19. Только через месяц Воронов узнал, что следователь, в отличие от него, без проблем прошёл к больному и предъявил обвинение. Теперь адвокат требует, чтобы действия сотрудников СИЗО признали незаконными.

Правило пяти дней

В декабре 2020 года Сергей Воронов вступил по назначению в защиту N, подозреваемого в краже велосипеда (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК). «Мой доверитель – курьер – украл велосипед у другого курьера и продал его за 2 000 рублей, – рассказал «Улице» защитник. – Потерпевший заявил, что ущерб составил 12 тысяч. N задержали, пообещали подписку о невыезде. Он человек наивный, всё рассказал, дал полный расклад ещё во время проверки сообщения о преступлении». После этого прошёл первый допрос – в присутствии назначенного адвоката Воронова. Внезапно следователь начала составлять протокол задержания подозреваемого в порядке статьи 91 УПК, вспоминает защитник. «Она заявила, что у моего подзащитного есть непогашенная судимость, поэтому следствие намерено обратиться в суд с ходатайством об избрании меры пресечения», – рассказал Воронов.

На следующий день, 16 декабря, N заключили под стражу в СИЗО-6. Он остался в статусе подозреваемого. «Если мера пресечения избирается в отношении подозреваемого, то в течение 10 суток с момента задержания ему должны предъявить обвинение. Иначе мера пресечения отменяется», – напоминает Воронов. Вечером 23 декабря, накануне истечения срока, ему позвонила следователь и потребовала завтра же приехать в СИЗО. Но Воронов отказал, напомнив, что по УПК адвоката необходимо уведомлять об участии в следственных действиях минимум за пять дней. На следующий день защитнику пришло извещение, что 25 декабря пройдут следственные действия с участием N. Адвокат снова напомнил следователю о необходимости уведомления за пять суток – и заявил, что 25 декабря уже занят.

Посторонним адвокатам вход воспрещён

28 декабря Сергей Воронов приехал в СИЗО-6, но сотрудники не пустили его к доверителю, заявив, что у того выявили COVID-19. На следующий день адвокат направил административный иск в Ломоносовский районный суд Ленинградской области о признании недопуска незаконным. Тогда же он отправил через канцелярию СИЗО адвокатский запрос: попросил предоставить информацию, когда N был поставлен диагноз – и до какого момента он будет находиться на обсервации. Ответ пришёл уже после Нового года (есть у «АУ»). Администрация СИЗО заявила, что его доверитель не может участвовать в следственных действиях и судебных заседаниях с 22 декабря по 5 января.

Когда карантин закончился, N перевели в СИЗО-1, и 21 января он смог поговорить с Вороновым по видеоконференцсвязи. Доверитель рассказал, что 25 декабря к нему пришёл следователь с другим адвокатом (Воронов не стал называть «Улице» имя коллеги «по личным причинам»). По словам N, в ходе этого посещения ему было предъявлено обвинение.

Адвокат Сергей Воронов

Оказывается, коронавирус не такой уж и заразный, если речь идёт о том, чтобы не выпускать человека из-за пропущенных сроков предъявления обвинения.

Тогда Воронов снова направил в СИЗО-6 адвокатский запрос, попросив предоставить сведения о посещениях его подзащитного. «Начальник учреждения ответил мне, что в следственных кабинетах никто моего подзащитного не посещал», – говорит адвокат (письмо есть у «АУ»).

После этого Воронов вступил в дело уже в качестве адвоката по соглашению. В ходе ознакомления с материалами дела в суде он узнал, что обвинение действительно было предъявлено в карантин, 25 декабря, – но не в следственном кабинете, а в кабинете оперативного взаимодействия.

Принять меры

Иск Воронова к СИЗО до сих пор не рассмотрен. Поначалу адвокат возлагал на него большие надежды в контексте дела доверителя: «Если бы суд признал мой недопуск законным, тогда мы получили бы основание для признания обвинения 25 декабря недопустимым доказательством. А если бы суд удовлетворил иск, то тем самым признал бы нарушение права на защиту. Мы бы придумали, как это использовать – например, для возвращения уголовного дела прокурору». Но N заявил адвокату, что хочет условный срок. В итоге мужчина выбрал особый порядок: ему предъявили новое обвинение, а прошлое – от 25 декабря – не вошло в обвинительное заключение. 17 февраля Куйбышевский районный суд Санкт- Петербурга приговорил N к двум годам лишения свободы условно.

Закончив с делом, Сергей Воронов 25 марта обратился в комиссию по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб (обращение есть у «АУ»). «Пусть дело завершено, но сам факт прохода по-тихому к больному парню никуда не делся, – пояснил он “Улице”. – Нужна огласка, поскольку любое нарушение прав человека любит тишину». Он попросил палату отреагировать на инцидент, а также сообщить о нём министру юстиции Константину Чуйченко. «Полагаю очевидным, добросовестным и законным отказ в допуске меня к больному человеку, – говорится в обращении адвоката. – В то же время я полагаю, что допуск следователя для производства следственных или процессуальных действий при аналогичных обстоятельствах носит характер откровенно незаконный и попросту халатный по отношению к здоровью окружающих».

Адвокат Сергей Воронов

Как следователя допустили к моему подзащитному – загадка. Это грубейшее нарушение санитарных норм в условиях, когда мы стараемся оградить себя от самой мимолетной встречи с болезнью.

Председатель комиссии Сергей Краузе сказал «Улице», что обращение Воронова будет рассмотрено «на ближайшем заседании». «Улица» направила запрос в СИЗО-6, но пока не получила ответа.

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.