30.09.2021

Конституционно значимый адвокатский гонорар

Конституционно значимый адвокатский гонорар Конституционно значимый адвокатский гонорар

КС выступил против занижения компенсаций за работу защитника

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Конституционный Суд опубликовал знаковое постановление о праве реабилитированного на справедливую компенсацию. Речь идёт о жалобе Алексея Атрощенко, который подвергся незаконному уголовному преследованию. Сначала государство согласилось возместить ему больше миллиона рублей, потраченных на адвоката. Но затем суд потребовал вернуть 900 тысяч, посчитав гонорар завышенным. КС решил, что детали соглашения гражданина с защитником не могут быть поводом для ущемления права на компенсацию – и даже признал неконституционной ст. 401.6 УПК об ухудшении положения подсудимого в кассации. Эксперты надеются, что это поможет избавиться от системной проблемы занижения компенсаций. Но указывают, что формулировка постановления КС всё же оставляет лазейку для судов.

Разорительная справедливость

В январе 2014 года в отношении жителя Приморья Алексея Атрощенко возбудили дело по ч. 3 ст. 327 УК (приобретение, хранение или использование заведомо поддельных документов). Обвиняемый заключил соглашение с адвокатом Александром Бондаренко: они договорились о ежемесячной оплате в 30 тысяч рублей. Но рассмотрение дела затянулось. Прокурор дважды возвращал материалы в Находкинский линейный отдел МВД на транспорте, а потом и мировой судья два раза вернул дело прокурору. В итоге 22 декабря 2016 года транспортная полиция прекратила преследование Атрощенко за отсутствием состава преступления, за ним признали право на реабилитацию. К тому моменту он заплатил адвокату 1,05 миллиона рублей – для этого ему даже пришлось взять займы.

Мужчина обратился в Находкинский городской суд с иском о возмещении имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием (к сожалению, КС не указал, какую сумму потребовал тогда Атрощенко; в картотеке горсуда также нет этой информации). В марте 2017 года суд согласился с требованиями реабилитированного. Но в мае транспортный прокурор отменил постановление МВД о прекращении дела – и Приморский краевой суд лишил Атрощенко права на компенсацию. До конца 2017 года мужчина судился с прокуратурой; его интересы вновь представлял Бондаренко. В конце концов Приморский краевой суд признал незаконным постановление, отменившее решение о прекращении дела.

Казначейство рубль бережёт

Атрощенко снова обратился в Находкинский суд за компенсацией. Он попросил выплатить ему 1,05 млн рублей – за услуги адвоката, связанные с уголовным делом, 19 тысяч рублей – траты на экспертизу, и ещё 90 тысяч рублей – расходы на представителя в «дополнительных» процессах по реабилитации. Суд согласился с этими требованиями и даже проиндексировал указанные Атрощенко суммы. С управления федерального казначейства взыскали в общей сложности 1,3 млн рублей. Но ведомство обжаловало решение: замначальника управления указал в жалобе, что Атрощенко завысил расходы на адвоката. Так, казначейство посчитало, что защитник подавал «идентичные» ходатайства во всех судах с прокуратурой. Кроме того, оно попросило исключить из общей суммы гонорар за два месяца 2015 года, когда мировой судья приостанавливал рассмотрение дела. Также казначейство просило не учитывать расходы на экспертизу, потому что она «не легла в основу постановления о прекращении уголовного дела».

Однако Приморский краевой суд утвердил сумму компенсации. Тогда казначейство подало кассационную жалобу в Верховный Суд, который вернул иск Атрощенко о компенсации на новое рассмотрение во вторую инстанцию. В процессе представители казначейства настаивали, что вознаграждение защитника Атрощенко «чрезмерно завышено». Они повторили аргументы из ранее отклоненной жалобы.

В этот раз Приморский краевой суд решил пересчитать компенсацию по средним ставкам адвокатских вознаграждений, утверждённых советом АП Приморского края. Суд счёл необоснованной помесячную оплату услуг адвокату – по его мнению, защитника привлекают «для совершения конкретных действий». Поэтому суд решил учесть только ту работу защитника, которая была прямо указана в материалах уголовного дела: 19 следственных действий, 12 судебных заседаний и 17 ходатайств, жалоб и заявлений. Акты выполненных работ, подписанные адвокатом и его доверителем, «не являются документами, подтверждающими работу по уголовному делу», решил суд.

При таком подсчёте получилось, что в деле Атрощенко адвокат работал всего 24 дня в 2014 году (при среднем суточном вознаграждении в 4 тысячи рублей) и 25 дней в 2015 году (5 тысяч рублей в сутки). В итоге краевой суд получил «обоснованные», по его мнению, расходы: 221 тысячу рублей на защиту по уголовному делу, 90 тысяч на споры с прокуратурой и 19 тысяч на проведение экспертизы. 28 февраля 2020 года он снизил размер компенсации на 900 тысяч рублей – их реабилитированный должен был вернуть в казну.

Однако Атрощенко к тому времени уже истратил компенсацию на погашение займов, которые брал на оплату работы адвоката. Суд разрешил ему выплачивать долг перед государством по 15 тысяч рублей в месяц.

Спасайтесь осмотрительнее

Атрощенко обратился в КС и попросил проверить конституционность трёх норм УПК: п. 4 ч. 1 ст. 135 (возмещение сумм за оказание юрпомощи), ст. 401.6 (поворот к худшему при пересмотре в кассации), п. 1 ч. 2 ст. 401.10 (об отказе в передаче кассационных жалоб). Мужчина пожаловался, что эти нормы нарушают гарантированные Конституцией права на рассмотрение дела в суде, на получение квалифицированной юридической помощи и на возмещение государством причинённого им вреда. Также Атрощенко посчитал, что они противоречат ч. 2 ст. 55 Конституции, которая запрещает издавать законы, умаляющие права и свободы.

Суд вынес постановление 23 сентября. Рассматривая жалобу, КС сразу отказался изучать претензию к п. 1 ч. 2 ст. 401.10 УПК, поскольку «в этой части обращение заявителя предполагает оценку законности конкретного судебного решения». Далее Суд обратился к своему же определению.

В нём говорится, что судья может установить несоответствие заявленной суммы расходов по отношению к реальным расценкам на адвокатскую помощь. Однако Суд решил, что сомнения необходимо трактовать в пользу реабилитированного. И добавил, что государство не может требовать от обвиняемых пользоваться юридической помощью по более низкой стоимости.

Конституционный Суд

Высокая стоимость помощи, полученной от адвоката, не может как таковая служить поводом к сокращению объёма прав реабилитированного на возмещение причинённого ему вреда.

Суд подчеркнул, что незаконное преследование само по себе мешает человеку «быть осмотрительным и умеренным в расходах на оплату юридической помощи». При этом обвиняемый имеет полное право «притязать на юридическую помощь хорошего качества и получать её в достаточном объёме».

Также КС отметил, что ежемесячная или поквартальная оплата работы адвоката не может быть причиной для снижения компенсации – особенно когда «длительная защита по уголовному делу обусловлена затяжным уголовным преследованием с неоднократным прекращением и возобновлением производства по делу, что вынуждает обвиняемого доказывать невиновность с избыточными затратами на отстаивание своих прав».

Вред и его причинители

В постановлении КС отдельно затронул вопрос снижения компенсации по просьбе «представителя причинения вреда». Суд назвал эту ситуацию «несправедливой» – особенно в случае неправомерного преследования. По мнению КС, невозможно предсказать, какую стоимость работы адвоката «причинители вреда» сочтут разумной.

Конституционный Суд

Расходы, на которые лицо решается в обстановке неправомерного преследования, нельзя считать безосновательными даже при некотором их превышении над средними, например, величинами адвокатского вознаграждения по месту ведения уголовного дела.

Суд решил, что отказ в полном возмещении вреда означает умаление конституционных прав и их судебной защиты. Ориентация на снижение размеров компенсации вела бы «к падению объёма и качества предоставляемой юридической помощи, ограничивая право на её получение», считает КС.

Но при этом Суд счёл конституционным п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК. Конституционный Суд подчеркнул, что эта норма не предполагает отказа от полного возмещения расходов на адвоката.

Поворот не туда

В постановлении Конституционный Суд признал неконституционной статью 401.6 УПК. Суд посчитал, что она не ограничивает сроки кассации при пересмотре актов о выплате компенсации, «влекущих поворот его исполнения и возврат присуждённых реабилитированному сумм».

КС подтвердил право органов, «представляющих казну», обращаться в кассацию – но назвал обязательными «разумные временные пределы» для решений, ухудшающих положение реабилитированного. Статья 401.6 УПК защищает лишь от поворота, связанного с изменением статуса или наказанием – но не от снижения компенсации.

Постановление Конституционного Суда

Отсутствие в ней [ст. 401.6 УПК] правил, препятствующих ухудшению положения реабилитированного, которому на основании вступившего в законную силу решения суда были выплачены суммы в счёт возмещения расходов на оплату юридической помощи, являет собою признак конституционно значимого пробела в законодательстве.

Интересно, что КС заявил о психотравмирующем воздействии судебных процессов на граждан. «В частности, каждое новое погружение лица в обстановку судебных разбирательств, имеющих генезис в событиях его уголовного преследования, может быть для него психотравмирующим», – пояснил суд.

В итоге Суд указал законодателю на необходимость ограничить сроки, в которые можно уменьшить сумму компенсации. И постановил пересмотреть решение крайсуда о снижении компенсации для Атрощенко.

Решение системной проблемы

Адвокат Александр Бондаренко – защитник Атрощенко – в разговоре с «АГ» назвал выводы Конституционного Суда понятными и применимыми. Он считает, что постановление позволит обвиняемым обращаться к адвокатам, не боясь отказа в компенсации. Бондаренко выразил надежду, что в ближайшее время в УПК внесут изменения, которые «позволят реабилитированным лицам спокойно распорядиться произведённым им государством возмещением».

Эксперты, опрошенные «Улицей», положительно оценили постановление КС. По мнению адвоката Леонида Абгаджавы, это решение «важное и полезное». «Остаётся только согласиться с КС в том, что оценка разумности трат на юридическую помощь в рамках реабилитации недопустима», – считает он. По мнению адвоката, обвиняемый не должен при выборе защитника ориентироваться на то, как потом суды будут оценивать разумность его трат. Требовать такой «разумности в выборе защитника» от незаконно преследуемого человека «несправедливо и не соответствует целям института реабилитации», уверен Абгаджава.

Тем не менее адвокат видит в формулировке постановления существенный изъян – фактическое разрешение судам снижать компенсации в случае «явного» завышения расходов. Ссылки на этот вывод КС, по мнению защитника, вскоре появятся в решениях судов.

Адвокат Андрей Гривцов тоже положительно оценил постановление. Он считает, что в последнее время КС редко высказывается по существу дела, а тем более говорит о конституционности нормы.

Адвокат Андрей Гривцов

В целом это была системная проблема, что прокуратура и Минфин пытались любыми способами снизить размер компенсации. Надеюсь, решение КС поставит этому барьер.

Защитник указывает, что Суд своим постановлением разрешил сразу две проблемы. «Теперь запрещено пересматривать решение о выплате реабилитированному компенсации через год после вынесения, – говорит Гривцов. – И указано, что вопрос стоимости оказания юридической помощи не может влиять на размер компенсации реабилитированному, так как он нёс эти финансовые потери по вине преследовавшего его государства».

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.