08.09.2021

Конфликт с интересами следователя

Конфликт с интересами следователя Конфликт с интересами следователя

Адвокат не дал отвести себя из дела

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

В июне петербургскому адвокату Дмитрию Подпригоре вынесли отвод. Перед этим следователь добавил в дело нового обвиняемого – человека, которого Подпригора защищал год назад в совсем другой истории. Следователь заявил, что теперь в деле возник конфликт интересов – правда, не предоставил никаких доказательств. Подпригора обратился в суд и попросил помощи у Комиссии по защите прав адвокатов. «Улица» рассказывает, как закончился этот конфликт.

Между N и M

В октябре 2020 года адвокат Дмитрий Подпригора вступил в защиту N, обвинённой в похищении человека в составе группы лиц (п. “а”, “в” ч. 2 ст. 126 УК). По версии следствия, она вместе с сообщницей затащила женщину в машину, за рулём которой был M. Вместе они якобы угрожали женщине, требуя, чтобы та позвонила нужному им человеку.

Делом занималось следственное управление по Невскому району ГСУ СКР по Санкт-Петербургу. Поначалу следствие обвиняло в похищении только N и её сообщницу, а M был свидетелем. Но 24 июня 2021 года мужчина стал третьим обвиняемым – и одновременно следователь отвёл Подпригору. Дело в том, что адвокат до марта 2020 года представлял интересы M в другом деле. В постановлении об отводе указано, что Подпригора «может использовать своё сложившееся положение с целью согласования позиций обвиняемой N и обвиняемого M для последующей дачи ими неправдивых показаний».

Следователь СУ по Невскому району ГСУ СКР по Санкт-Петербургу

Адвокату известна линия защиты обвиняемой N, а также обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, которые известны M… В связи с указанным адвокат Подпригора может манипулировать данными сведениями и искажать их, что в дальнейшем будет препятствовать оказанию им юридических услуг.

Следователь со ссылкой на ст. 72 УПК заявил, что защитник «не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого либо обвиняемого». Правда, никаких обоснований конфликта интересов M и N в постановлении не было.

Какие ваши доказательства

Подпригора не согласился со следствием и 28 июня обратился в Невский районный суд. В беседе с «Улицей» он подчеркнул, что жалоба (есть у редакции) была подана от имени подзащитной. По мнению Подпригоры, обращения самих адвокатов по такому вопросу часто рассматривают формально. Как и следователь, автор жалобы ссылается на ст.72 УПК – и указывает, что нельзя так просто заявить о противоречиях в деле. «Должно было быть установлено противоречие моих интересов интересам М. Однако такие сведения в материалах настоящего уголовного дела и в постановлении следователя отсутствуют, – заявила суду N. – Более того, на настоящий момент M даже не допрошен в качестве обвиняемого, в связи с чем говорить о противоречии его интересов моим интересам не представляется возможным».

Дальше в жалобе упоминаются опасения следователя о том, что адвокат сможет повлиять на «правдивость» показаний подзащитных. «Обращаю внимание суда на то, что обвиняемые могут давать любые показания, что прямо подтверждено положениями статей 16 и 49 УПК», – пишет N.

Параллельно Подпригора обратился за помощью в Петербургскую комиссию по защите прав адвокатов. Члены КЗПА поддержали его позицию. «Из действующих положений уголовно-процессуального закона не вытекает, что решение об отводе защитника принимается исходя лишь из предположения о возможности возникновения противоречия интересов в будущем, – говорится в заключении палаты. – Напротив, из п.3 ч.1 ст.72 УПК следует, что наличие таких противоречий должно иметь место на момент принятия решения об отводе».

Заключение КЗПА Санкт-Петербурга

Очевидно, что следователем не установлено самого факта нарушения прав обвиняемой, так как в мотивировочной части постановления высказано лишь предположение о возможности согласования позиции по уголовному делу между N и M… Более того, согласование позиции стороны защиты по групповому преступлению не исключается и при назначении любого иного защитника.

3 августа палата официально подтвердила незаконность отвода адвоката: «Постановление следователя произвольно ограничивает право обвиняемой N на получение квалифицированной юридической помощи и нарушает профессиональные права адвоката Подпригоры». Члены комиссии отдельно ответили в тексте постановления следователя «неверное употребление юридической терминологии, а также употребление языковых оборотов, не подходящих для официальных документов». Дмитрий Подпригора направил это заключение в суд.

«Кто борется, тот и добивается»

По словам Подпригоры, следователь никак не мог предоставить суду копии необходимых документов, поэтому заседания два раза откладывались. Но 8 августа ГСУ СК самостоятельно отменило постановление следователя как незаконное. Поэтому на третьем заседании адвокат сообщил суду, что предмет спора пропал. С тех пор Дмитрий Подпригора продолжает представлять интересы N, новых проблем в деле у него не возникало. «Это была прежде всего некачественная работа следствия, – прокомментировал он “Улице” итог конфликта. – Но кто борется, тот и добивается».

Глава КЗПА Сергей Краузе считает, что если бы даже ГСУ не отменило отвод, то суд всё равно бы учёл позицию палаты: «В явном виде никто из судей при отмене таких постановлений не может сослаться на решение комиссии по защите прав адвокатов. Но заключение палаты, безусловно, важно для них, поскольку это независимая позиция». По мнению Краузе, петербургские следователи регулярно проигрывали такие дела в судах – и постепенно отучились отводить адвокатов. За последние четыре года комиссия получила менее 10 обращений об этой проблеме.

Автор: Ирина Снеговская

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.