15.05.2020

«Голосовал не в унисон»

«Голосовал не в унисон» «Голосовал не в унисон»

Известного адвоката уволили из МГЮА – якобы за прогул

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Руководство МГЮА имени Кутафина уволило московского адвоката Дмитрия Грица с поста директора Института бизнес-права – официальным поводом стал прогул в условиях самоизоляции. Сам Гриц отвергает эти обвинения – по его словам, настоящей причиной увольнения стал конфликт с руководством академии. «Адвокатская улица» решила разобраться в этой истории и узнала, что о ней думают сам Гриц, бывшие коллеги, администрация вуза и студенты.

О бычно внутренние конфликты в вузах редко выходят за стены учебного заведения, однако ситуация в Институте бизнес-права МГЮА широко обсуждается в юридическом сообществе. Дело в том, что московская академия считается одним из трёх сильнейших юридических вузов в России (отметим, что там находится одна из немногих кафедр адвокатуры в стране). Во-вторых, уволенный директор Института бизнес-права Дмитрий Гриц имел среди студентов и коллег имидж вузовского управленца нового поколения: молодой практикующий адвокат, руководитель юрфирмы, публично поддержавший осуждённого за «публичные призывы к экстремистской деятельности» Егора Жукова. Кроме того, Гриц активно ведёт телеграм-канал, блог в «Яндекс.Дзене», аккаунт в Instagram, что пока нетипично для сотрудников российских вузов. Например, директор ИБП создал чат-бот в телеграме, куда студенты могли писать ему напрямую.

Как раз из соцсетей многие студенты и узнали о неожиданном кадровом решении руководства академии.

«23.04.2020 г. меня уволили с должности директора института бизнес-права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) за прогул. Именно такая официальная причина», – написал Гриц в своём блоге на «Яндекс.Дзене».

«Подготовка почвы к увольнению»

Обвинения в прогуле адвокат отвергает. «С моей точки зрения, настоящей причиной увольнения является моя открытая позиция – она часто совпадала с позицией руководства, <…> но по некоторым вопросам c позицией конкретного проректора Мажориной Марии Викторовны я был несогласен», – рассказал Гриц «Адвокатской улице». Причём речь идёт вовсе не об активности в соцсетях, политических убеждениях или работе за пределами академии. Конфликт, как поясняет экс-директор, был вызван чисто внутренними причинами.

По его словам, ещё 27 января проректор Мажорина предложила Учёному совету университета «штрафовать» студентов за пропуск занятий. В вузе действовала система, при которой модуль по учебной дисциплине считался закрытым, «если есть минимум две положительные оценки, среднее арифметическое число полученных оценок равно или больше “3”», и студент посетил больше половины занятий. Учитывая правило «открытой сессии», когда твой преподаватель у тебя не может принимать экзамен, студенты не заинтересованы выстраивать отношения с ведущим преподавателем, и часть учащихся просто переставала ходить на пары, отсидев половину курса, признаёт Гриц. Он считал, что эту проблему надо решать комплексно, в том числе улучшением качества преподавания – чтобы студентам самим было интересно приходить на занятия. Но предложение было пойти по пути «запретов и штрафов», говорит Гриц: просто вычитать 0,2 балла за каждый пропуск – причём «не важно, по уважительной причине или нет».

Во время обсуждения часть членов совета раскритиковали эту идею, говорит он.

Адвокат Дмитрий Гриц

Мой главный довод был как раз в том, что не учитывается “уважительность” пропуска. Людям придётся приходить, даже если они заболеют. Не то чтобы у меня была такая только простуденческая позиция. Просто это нерационально, не отражает успехи в академической успеваемости, и я об этом публично заявил.

В ответ он услышал, что изменение «не принципиально» – мол, студентам не важно, получат они 3,2 или 4,8 баллов – главное, что больше 3. Гриц не согласен: во-первых, говорит он, в вузе есть студенты с «синдромом отличника», которые, даже заболев, будут ходить на пары, лишь бы не получить 4,8 вместо 5 баллов. Во-вторых, вуз намерен в будущем перейти на балльно-рейтинговую систему, и тогда учащимся станут важны даже 0,2 балла.

Тем не менее новое правило всё же было принято Учёным советом – на открытом голосовании против него выступил только Дмитрий Гриц. «Изменение про “-0,2 балла” приняли, но, как потом выяснится, я своим открытым несогласием на Учёном совете якобы “дискредитировал целую команду во главе с проректором Мажориной М.В., которая разрабатывала это предложение”, – написал Гриц в соцсетях. – Собственно, это и есть истинная причина моего увольнения – голосование не в унисон».

По его словам, уже через два дня проректор Мажорина выступила на директорате МГЮА «с необоснованными претензиями по работе» директора на Учёном совете. А 17 февраля на заседании Учёного совета начальник учебно-методического управления, обсуждая грядущую госаккредитацию, неожиданно заявила, что запросила посещаемость Грица – «и оказалось, что у него 33 пропуска за сентябрь-декабрь прошлого года». «Ни по каким другим директорам проверяемых институтов ничего подобного не озвучивалось на Учёном совете и отсутствовало в отчёте начальника УМУ, – заявил “Улице” Дмитрий Гриц. – Более того, чья-либо посещаемость не является предметом анализа при аккредитации – а значит, подобный вопрос вышел за пределы проверки». По его словам, «мудрый коллега» позже пояснил, что эти обвинения были высказаны для «подготовки почвы общественного мнения Учёного совета к увольнению директора», чтобы остальные «не волновались, когда меня уволят, и знали, за что».

Два часа или семь минут

Дмитрий Гриц утверждает, что часть указанных в отчёте начальника УМУ «пропусков» пришлась на его официальный отпуск; в другие дни он присутствовал в вузе, что подтвердили и коллеги, и студенты. Больше вопрос пропусков за 2019 год в академии не поднимался, говорит адвокат. 5 марта в Москве ввели «режим повышенной готовности», но в Университете очные занятия студентов продолжались вплоть до 20 марта – после этого учёба перешла в дистанционный режим. 25 марта Гриц встретился с ректором МГЮА Виктором Блажеевым – они беседовали о делах ИБП, «никакой речи о моём предстоящем увольнении не было». Однако проректор Мажорина продолжила высказывать необоснованные претензии, говорит адвокат, и в какой-то момент он письменно предупредил её, что готов обратиться в Минобрнауки с жалобой. После этого 13 апреля Гриц получил официальное требование предоставить объяснения «по целому букету “прогулов и опозданий” за период с 13 по 27 марта». К запросу была приложена таблица «входов и выходов» в здание, составленная на основе данных пропускной системы Университета.

«Утверждалось, что в какие-то дни меня не было на работе, в какие-то я присутствовал “слишком мало”», – рассказал “Улице” адвокат. Он не согласен и с этими обвинениями – по словам Грица, турникеты на входе в университет «работают со сбоями», и ещё работа проходит как в здании на Старокирочном переулке, так и в главном здании университета, куда въезд на машине вообще никак не регистрируется системой пропусков. Например, «в запросе было указано, что 16 марта я пробыл на работе 7 минут. Но в этот день в главном здании университета было двухчасовое совещание, я там был, выступал, это могут подтвердить больше 25 человек, – замечает Дмитрий Гриц. – В другом случае указана дата, когда я присутствовал на Учёном совете, где было человек 40, наверное».

Адвокат обратился к студентам с просьбой подтвердить, если они общались с ним в указанные даты «прогулов». «Мне написали много студентов, кидали скрины моих zoom-конференций, где я сижу в здании университета, в своём кабинете. Упоминали документы, которые подписывали у меня», – говорит Дмитрий Гриц. 16 апреля он направил подробную объяснительную начальнику управления кадров МГЮА Светлане Волковой. А 21 апреля получил от неё уведомление об увольнении и приказ об увольнении «за прогул». По его словам, накануне проректор Мажорина «втайне от него и его заместителей» собрала студенческий актив ИБП и убеждала «не оставлять цифровых следов», в том числе по поддержке Грица.

В отличие от самого адвоката, другая сторона конфликта крайне неохотно комментирует произошедшее. «Если Вас интересует информация по поводу увольнения Д.С. Грица, Вы можете обратиться в пресс-службу нашего Университета за получением официального комментария. Трудовые отношения не являются сферой моей компетенции», – ответила на вопрос «АУ» проректор Мария Мажорина. Ответ от пресс-службы вуза «Улица» так и не получила.

Зато увольнение Грица публично обсуждала в соцсетях начальник управления кадров МГЮА Светлана Волкова: «Гриц Д.С. был уволен за прогулы (отсутствие несколько дней на работе в марте, не в период повышенной готовности), – писала она в дискуссии по поводу открытого письма в защиту Грица. – Увольнение произведено с соблюдением норм трудового кодекса: запрос объяснения, учёт тяжести проступка и работы до проступка (нарушения трудовой дисциплины совершались и ранее), а также сроков применения дисциплинарного взыскания». Обращаясь к самому экс-директору, она написала: «Вам, как директору должно быть известно, что в те дни, когда Вы, без согласования с руководством перестали ходить на работу, работники Вашего института продолжали ходить на работу и выполнять обязанности (и женщины и мужчина). Все работали, пока приказом не была установлена работа в удалённом режиме. Мне кажется, что капитану не гоже в этой ситуации покидать корабль первым» (орфография и пунктуация сохранены – «Улица»).

Адвокат настаивает, что свой «корабль» во время карантина он вовсе не покидал. «Я был на работе и выполнял свои трудовые обязанности, – повторяет он в беседе с “АУ”. – Я вёл прямые эфиры, в Zoom видно, что за мной портрет Олега Емельяновича Кутафина, который висит в моём кабинете, над моим креслом, у меня дома нет такого портрета. Я считаю, что добросовестно выполнял свои обязательства директора института и увольнение надуманно».

«Требуется приходить вовремя на работу»

Увольнение директора института в разгар второго семестра, да ещё в условиях пандемии, удивило студентов. Некоторые начали сбор подписей в его поддержку. «Дмитрий Сергеевич производит впечатление доброго и отзывчивого человека, – сказал “Улице” представитель независимого профсоюза “Преобразование”, студент МГЮА Тимофей Васькин. – Он не похож на классических университетских бюрократов, которые считают студентов своими “подчинёнными”. Со студентами он всегда общался корректно, старался действительно понимать их проблемы и рассматривать их предложения». О каких-то конфликтах между Грицем и администрацией вуза, помимо описанного самим адвокатом в блоге, Васькину неизвестно. На вопрос о том, что студенты думают о причинах увольнения адвоката, он ответил: «Мнение такое, что причины недостаточно твёрдые и скорее заключаются именно в конфликте. Даже если признать, что с юридической точки зрения прогул обоснован, то по факту таких специалистов увольнять просто нельзя. КПД его работы зашкаливает, он профессионал и понимает студентов, потому что находится с ними, так скажем, на одной волне. Обычные университетские лекции он не читает. Как семинарист он ведёт только один предмет в рамках одного семестра у первокурсников. Однако сам он неоднократно проводил дополнительные мероприятия, где выступал как лектор».

Узнать позицию Студенческого совета ИБП «АУ» не удалось – его председатель Регина Костина вопросы корреспондента проигнорировала.

Как утверждает сам Гриц, он далеко не единственный практикующий юрист, покинувший МГЮА за последнее время. «АУ» попыталась связаться с некоторыми из бывших коллег Грица по вузу, но они отвечали на вопросы крайне неохотно.

Один из немногих, кто согласился подробно обсудить обстоятельства своего ухода, – бывший руководитель программы повышения квалификации «LegalTech директор» МГЮА Александр Трифонов. В 2019 году академия не продлила с ним трудовой контракт. «Это была, как мне передавали в администрации, самая эффективная коммерческая программа, которая была вообще в вузе за всю историю. Я так и не понял причину, по которой со мной не продлили контракт, никто мне её не сказал», – отметил он в беседе с «АУ».

Ситуацию с Грицем, с которым он лично знаком, Трифонову, по его признанию, комментировать сложно, так как обстоятельства их ухода из МГЮА различаются. Тем не менее он отметил: «Вы посмотрите на деятельность того же самого директора института (Грица – “АУ”), какие у него [высокие] результаты по сравнению с другими институтами. А на самом деле от него требуется приходить вовремя на работу – ну это просто смешно».

Экс-проректор Артём Терпугов отказался говорить о своём опыте работы в МГЮА, но на вопрос о причинах ухода всё же ответил: «Мой уход точно не связан с конфликтами. Я перешёл в другую организацию».

Другой сотрудник, недавно покинувший одну из позиций в вузе, согласился побеседовать с «Улицей» лишь на условиях анонимности. Он также был немногословен и указал на общие проблемы вуза: «Неспособность организовать работу. Неумение или нежелание выстраивать взаимоотношения в коллективе, плюс самодурство некоторых ключевых руководителей, которые имеют “доступ к телу”».

Ещё с одним московским адвокатом из числа бывших сотрудников МГЮА разговор и вовсе не задался – «Улице» указали на возможное судебное преследование в том случае, если его фамилия будет упомянута в материале.

«Ввиду ковидных обстоятельств»

Скандал, связанный с увольнением Грица, до сих пор не утихает. Студенческую петицию в защиту экс-директора подписали 225 человек – 15 мая её планируется направить руководству вуза. Сам Гриц, по его словам, ещё не решил, будет ли тем или иным образом обжаловать своё увольнение. При этом он остаётся преподавателем кафедры практической юриспруденции МГЮА «на четверть ставки». Впрочем, он не исключает, что по окончании учебного года контракт с ним продлён не будет.

Между тем «штрафы» за пропуски занятий, как рассказывают студенты МГЮА, продолжают действовать: «Система сохраняется. Студентам об изменении не сообщали, мне лично совсем недавно поставили “н” и сняли 0,2. Так что вроде как всё в силе», - заключил Тимофей Васькин.

Дмитрий Гриц пишет в соцсетях, что в условиях резкого перехода академии на дистанционное обучение произошло именно то, о чём он предупреждал Учёный совет и чего опасался.

Адвокат Дмитрий Гриц

К сожалению, это вычитание балла сохраняется, даже если студент не смог технически подключиться к онлайн-вебинару, пропустил занятие из-за организационной неразберихи на первой неделе (когда преподаватели даже не знали, что просто-напросто делать) или болел (в том числе и, представьте себе, коронавирусом).

Он рассказал «Улице», что 0,2 балла оказались куда значимее, чем представлялось вначале: «Сейчас ввиду ковидных обстоятельств университет ввёл систему “автоматов”. И этот средний балл по модулю стал предлагаться как оценка за экзамен. Если ты с ней не согласен, то ты идёшь и сдаёшь экзамен. А если согласен, то он проставляется оценкой. То есть де-факто эта правило о вычитании 0,2 балла очень сильно повлияло на успеваемость студентов».

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.