13.09.2021

«Чем адвокаты отличаются от лампочки»

«Чем адвокаты отличаются от лампочки» «Чем адвокаты отличаются от лампочки»

Адвокаты перегорают, но продолжают работать

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

«Адвокатская улица» и «Закон.ру» снова собрали юристов и адвокатов для обсуждения профессиональных проблем. В этот раз темой войсчата стало эмоциональное выгорание. Несколько коллег поделились своими откровенными историями об этой проблеме. Так, в случае с Андреем Козловым причиной выгорания стала постоянная сверхурочная работа. Анастасия Пилипенко и Анастасия Гарина считают, что всё дело в низкой результативности защиты в российских судах. Психолог Екатерина Абрамова и коуч Юрий Зачек рассказали о других возможных причинах выгорания – и дали советы, как с ним бороться. «Улица» пересказывает этот разговор (с некоторыми сокращениями и незначительной стилистической редактурой, необходимыми при публикации живой устной речи).

Статистика выгораний

Ж урналист «Права.ру» Алексей Малаховский подробно рассказал об исследовании о распространённости выгорания среди российских юристов. В мае, перед ПМЮФ, издание совместно с Baker McKenzie опросило более тысячи человек – и 86,6% респондентов признались, что ранее сталкивались с симптомами выгорания. «Ещё более примечательная цифра, что 44,3% из них так и не справились с этой проблемой к моменту опроса», – добавил Малаховский.

Говоря о возможных причинах выгорания, респонденты отметили затяжной стресс (55,9%), переработки (52,1%), необходимость быть на связи в режиме 24/7 (43,8%), а также высокую степень ответственности (42,9%).

Симптомы, которые юристы наблюдали у себя:

  • утрата интереса к тому, что раньше было важно (71,9%);
  • чувство вины или беспомощности в ситуациях, связанных с работой (68,8%);
  • проблемы со сном (55,4%);
  • постоянная усталость, вялость (42,4%);
  • мысли о суициде (39%).

Юристам, которые смогли «выбраться» из этого состояния, помогло общение с семьёй и друзьями (60,5%), хобби (56,9%), духовные практики и медитация (47,7%), отдых и путешествия (36,4%), а также спорт (22,5%). «Самое интересное, что 93% справились с трудностями собственными силами, и лишь 7% помог работодатель, – сказал Малаховский. – У последних мы отдельно уточнили, как именно им помогли. Оказалось, что трети поменяли рабочий функционал, ещё треть взяла отпуск, четверти опрошенных сократили рабочее время».

Обратная сторона карьеры

«Эти цифры ужасают, но они отражают реальное положение дел, – считает адвокат, управляющий партнёр RussianLegal Андрей Козлов. – По моим ощущениям, почти каждый юрист так или иначе в ходе своей карьеры сталкивается с данным состоянием». Он поделился с участниками войсчата своей личной историей.

После института Андрей Козлов попал в престижную юридическую фирму. «Я понимал, что у меня есть перспективы добиться профессионального роста. И принял для себя такую установку, что работать надо много и отдавать работе приоритет, – вспоминает адвокат. – Это убеждение поменяло весь мой образ жизни, и через год я стал проводить на работе в среднем по 60–70 часов в неделю. Иногда я мог работать по 30 часов без перерыва».

По словам Козлова, такой график серьёзно отразился на его здоровье: к 23 годам он стал весить почти 100 килограммов, а врачи предупреждали о высоком уровне холестерина. При этом работа так и не приносила отдачи: у Козлова было ощущение, что «жизнь не отвечает взаимностью». Спастись от такого состояния адвокату помогла смена цели – он решил получить зарубежное образование: «Я переключился на подготовку к учёбе, потом уехал в Лондон. Эта ситуация меня и спасла».

Адвокат, управляющий партнёр RussianLegal Андрей Козлов

Надо найти баланс в жизни, иметь хобби, развиваться, заниматься медитацией, проводить время с друзьями. Если ты будешь фокусироваться на одной работе, в конечном итоге она станет местом, которое будет тебе противно.

Козлов отмечает, что победа над выгоранием принесла закономерный результат. «Я сейчас работаю гораздо меньше, а результат – выше. Не всегда большое количество затраченного времени приводит к результату, – говорит адвокат. – Если вы научитесь быть осознанными – сможете от чего-то отказываться, что-то делегировать – то у вас сразу возрастёт мотивация. И результат будет приходить быстрее».

Уголовное выгорание

Адвокат АП Санкт-Петербурга Анастасия Пилипенко призналась, что выгорает «более или менее постоянно». «Выгорание – это не насморк, оно больше похоже на какое-то хроническое заболевание. Нужно постоянно предпринимать какие-то усилия, чтобы не допускать обострения», – рассказала она.

В случае Пилипенко выгорание вызвано в том числе профессиональной спецификой. Она работает в основном по уголовным делам, а это «достаточно сложная сфера, где очень низка результативность». «Мне кажется, один из симптомов выгорания – когда ты перестаёшь понимать, насколько твои усилия адекватны результату – и наоборот, – говорит адвокат. – Перестаёшь понимать: а ты сделал всё, что мог? Или результата нет всё-таки по твоей вине? Я думаю, это каждого касается, кто работает по уголовным делам».

Адвокат АП Санкт-Петербурга Анастасия Пилипенко

Как у меня проявлялось выгорание? Например, когда нет рабочего задора. Ты едешь в судебное заседание и не думаешь о том, как там будет круто – а надеешься, что его отложат. Когда начинаешь ловить себя на этой мысли, нужно что-то делать.

Координатор международной программы ПЦ «Мемориал» (признан иноагентом) Анастасия Гарина согласна с коллегой: постоянное отсутствие результата неминуемо приводит к снижению мотивации. «Как быть, если все твои действия – это сизифов труд? Результат заранее известен, и не потому, что ты плохо работаешь, а по определённым причинам социально-политического характера, – говорит Гарина. – Мне кажется, это мой основной фактор выгорания. И никакие благодарности доверителей тут не спасут – потому что хочется увидеть ощутимый результат».

Другими причинами выгорания, по мнению Анастасии Пилипенко, могут быть повышенная ответственность защитника – и невозможность делегировать обязанности. «В любом случае ты делаешь всё самостоятельно. Хорошо, если есть с кем посоветоваться – но решение ты принимаешь сам. И подчинённых нет, и начальства нет, вся ответственность исключительно на тебе, если ты адвокат, – говорит Пилипенко. – Из-за этого ты не можешь позволить себе уехать в длительный отпуск. Всё время надо быть на связи – это тоже способствует выгоранию».

Адвокат АП Санкт-Петербурга Анастасия Пилипенко

Чем мы отличаемся от лампочки? Она не работает после того, как перегорит. А у нас другая история – адвокаты перегорают, но всё равно продолжают работать.

Пилипенко считает, что при таких обстоятельствах важно расставлять приоритеты: невозможно абсолютно все задачи «выполнять на 200% эффективно». «Пускай не каждое твоё выступление или ходатайство будут шедеврами юридической мысли. Можно делать некоторые свои задачи просто нормально», – говорит она. «Меня поддерживают определённое упрямство и вера в какие-то идеалы, – добавила Анастасия Гарина. – Пусть это плакатные истины, но они очень важны. Это заставляет действовать, даже если ты не веришь в успех».

Что с этим можно сделать

Ещё в начале встречи главный редактор «Закона.ру» Владимир Багаев напомнил три классических симптома выгорания по версии Всемирной организации здравоохранения. Это эмоциональное опустошение, цинизм либо равнодушие к окружающим и результатам собственного труда, а также снижение эффективности. Если есть все три симптома, значит, это выгорание. Если один или два – возможно, вы опасно приближаетесь к нему.

Эту же тему затронула психолог, координатор психологического центра «Открытого пространства» Екатерина Абрамова. Она пояснила, что снижение эффективности и продуктивности нельзя считать основным признаком выгорания: «При самом страшном выгорании мы можем работать так же, как раньше. А иногда даже лучше. Самый главный здесь момент – это своя собственная оценка. Когда нам самим кажется, что всё, что мы делаем, неэффективно».

Сертифицированный коуч для юристов Юрий Зачек рассказал про две группы причин выгорания. «Прежде всего это глубокая проблема, связанная с кризисом смыслов. Если тебе не нравится то, что ты делаешь, если ты потерял интерес к работе, то это прямая дорога к выгоранию, – предупреждает коуч. – Нет ничего хуже, чем успешно выполнять работу, которая тебе не нравится. Нужно создавать этот интерес, задавать себе вопрос – доволен ли ты тем, как сейчас проходит твоя работа?»

Вторая группа причин – это неумение бороться со стрессом, проблема с управлением своим эмоциональным и физическим состоянием.

Сертифицированный коуч для юристов Юрий Зачек

Мой совет такой: не «забивайте» на себя. Чем усиленнее вы работаете, тем усиленнее вы должны отдыхать. Юристы не умеют этого делать, и, к сожалению, алкоголь – это один из основных способов расслабиться. Но он ведёт к ещё большему выгоранию.

Он добавил, что «высокие позиции и зарплаты» не защищают от выгорания. «Более того, вы можете выгореть ещё больше, потому что часто люди на топовых позициях находятся в финансовой ловушке – “золотых наручниках”, – предупредил Зачек. – Поэтому деньги не могут быть мотивацией в жизни».

Екатерина Абрамова считает, что для решения проблемы необходимо следовать трём заповедям. Во-первых, делать то, что нравится. «Когда мы делаем что-то через силу, мы расходуем на это больше сил, чем на любимое дело. И тогда мы выгораем гораздо быстрее», – поясняет психолог. Во-вторых, важно общаться с людьми – как с коллегами, с которыми можно поделиться насущными проблемами, так и с людьми вне профессионального круга. И, наконец, необходимо помнить о мотивации. «Когда мы говорим о сложностях, неважно, в какой сфере, я вспоминаю популярную цитату из Ницше: “Если человек знает, “зачем”, он выдержит любое “как”, – говорит Абрамова. – И это правда. Если мы знаем, ради чего мы это делаем, если у нас есть свой собственный смысл, на него всегда можно опереться, даже в самые тяжёлые времена».

Комментируя проблему низкой результативности в уголовных делах, психолог напомнила, что работник не равняется тому, что он делает и какие результаты получает. «Мы не в наших результатах, мы не в количестве часов, которые проводим на работе, и не в том, насколько безошибочно и точно написан документ. Это всё вторично, а первичны – наши ценности и убеждения, которые мы считаем важными. Мы то, ради чего мы это делаем».

Войсчат длился полтора часа, на пике в нём участвовало более 160 человек. К сожалению, не все успели задать вопрос спикерам и экспертам. Но у вас будет такая возможность в следующий раз – мы уже планируем новые дискуссии. Чтобы наша работа не остановилась, пожалуйста, поддержите «Улицу» подпиской на ежемесячное пожертвование. Пока что мы собираем 235 из нужных 400 тысяч в месяц. Если вы считаете, что «Улица» должна жить, подпишитесь на регулярные платежи: https://advstreet.ru/donate/

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.