25.08.2021

«Бахвальное и развязное отношение к суду»

«Бахвальное и развязное отношение к суду» «Бахвальное и развязное отношение к суду»

Судья пожаловался на защитников полицейских

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Палата Оренбургской области возбудила дисциплинарное производство в отношении адвокатов Рената Нигматуллина и Дмитрия Кожевникова. Они защищали полицейских, обвиняемых в пытках подозреваемого. По словам судьи, оба адвоката якобы затягивали процесс и пропускали заседания – а Нигматуллин вдобавок «проявлял крайнее неуважение» к председательствующему и другим участникам заседаний. «Улица» обсудила эти претензии с самими адвокатами – и их процессуальным противником.

Пытки в «зале торжеств»

В августе 2019 года участковые Сергей Павлов и Ринат Арсламбаев задержали двух жителей оренбургского села Чёрный Отрог – сводных братьев Романа Чиквиладзе и Валико Байгулова. Отец обвинил их в краже пяти тысяч рублей. Ночью полицейские привезли молодых людей в сельсовет и завели в «зал торжеств». Как рассказывал Чиквиладзе, там их пытали: привязывали к стулу и били током в пах. При этом Павлов использовал электрошокер, а его коллега Арсламбаев придерживал стул. В итоге Чиквиладзе взял вину на себя.

Молодые люди обратились за помощью в «Комитет против пыток». Правозащитники добились, чтобы врачи зафиксировали следы от электрошокера на теле. Уже 16 сентября СКР возбудил в отношении Сергея Павлова уголовное дело о превышении должностных полномочий с применением насилия и спецсредств (пункты «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК). Позже обвиняемым стал и Ринат Арсламбаев.

В августе 2020 года Саракташский районный суд Оренбургской области начал рассматривать дело. Полицейские не признали вину и просили их оправдать. Но 17 июня 2021 года Сергея Павлова приговорили к трём с половиной, а Рината Арсламбаева – к двум годам колонии общего режима. Дополнительно судья Марат Асфандияров вынес частные постановления в отношении их адвокатов – Рената Нигматуллина и Дмитрия Кожевникова.

Прения бессмысленны

В «частнике» (есть в распоряжении «Улицы») утверждается, что Нигматуллин «неоднократно и в грубой форме проявлял крайнее неуважение к суду и другим участникам процесса». Например, судья задавал вопросы потерпевшему – а адвокат позволял себе комментарии, что председательствующий при этом «подсказывал». Кроме того, Нигматуллин заявил на заседании, что «всё с этим экспертом понятно». Судья решил, что фраза «имела целью исключительно оскорбление» человека.

Также адвокат пропустил одно из заседаний якобы по неуважительной причине. А в конце процесса отказался от участия в прениях, сообщив, что «это бессмысленно». Председательствующий расценил это как отказ от защиты и отвёл Нигматуллина, следует из постановления.

Судья Марат Асфандияров

Данные обстоятельства… убедительно демонстрируют как общую укоренившуюся и сложившуюся «профессиональную» культуру адвоката, так и его нацеленность на систематическое проявление умышленно выпячиваемого, абсолютно ничем не обусловленного, бахвального… и развязного, пренебрежительного отношения к суду.

К адвокату Дмитрию Кожевникову высказаны другие претензии – он не пришёл на несколько заседаний. Кожевников объяснил своё отсутствие занятостью в других процессах, следует из «частника». Но суд не посчитал это уважительной причиной. Он сослался на нормы КПЭА, по которым защитник не вправе принимать поручений на оказание помощи больше, чем в состоянии выполнить.

«Подобное неисполнение адвокатом своих обязанностей… препятствовало своевременному рассмотрению уголовных дел и отрицательно влияло на отправление правосудия», – отметил суд. Из-за отсутствия Кожевникова некоторые заседания пришлось отложить, говорится в «частнике», поэтому суду не удалось вовремя рассмотреть ходатайство об аресте Арсламбаева.

Приоритеты устанавливает адвокат

Адвокатская палата Оренбургской области возбудила дисциплинарное производство в отношении защитников, но решение ещё не приняла. Ренат Нигматуллин не стал комментировать ситуацию «Улице», заявив, что он в отпуске до конца лета – и поэтому не может согласовать ответ с доверителем.

Дмитрий Кожевников подтвердил «Улице», что не был на семи заседаниях. Он настаивает, что всякий раз заявлял ходатайства об отложении – «с приложением всех необходимых документов об уважительности причин неявки». В возражениях Кожевникова (есть в распоряжении «Улицы») указано, что одно заседание перенесли из-за болезни обвиняемого, два – из-за его процессов в других судах. Ещё на четырёх его подменял другой защитник, поэтому они даже не переносились.

Кожевников сослался на разъяснение ФПА о приоритетности участия адвоката в судебных заседаниях. Там сказано, что при одновременном рассмотрении дел в разных местах защитник должен учитывать предварительную согласованность времени с судом, наличие содержащихся под стражей участников процесса и количество обвиняемых.

Адвокат Дмитрий Кожевников

Адвокат самостоятельно определяет, в каком из назначенных дел ему целесообразно принять участие. В связи с чем судья не вправе однозначно определять приоритетность дела над другими делами.

Поэтому защитник не видит в своих действиях оснований для дисциплинарного производства. Оба адвоката обжаловали частные постановления вместе с приговорами своих подзащитных.

Не как в фильмах

«Улица» решила узнать мнение о претензиях суда у представителя потерпевших. Юрист оренбургского отделения «Комитета против пыток» Альбина Мударисова назвала процесс «жарким и очень эмоциональным». «Судья вёл процесс достаточно тщательно: внимательно слушал, что говорили участвующие лица, свидетели, эксперты, специалисты. Что-то записывал, задавал свои вопросы, – чтобы максимально разобраться по существу», – считает Мударисова.

Она подтвердила, что адвокат Ренат Нигматуллин произносил «едкие фразы в адрес других участников процесса». Например, во время допроса эксперта он высказывал «пренебрежительное к нему отношение из-за небольшого стажа работы». Мударисова уверена, что эксперт был корректен и не выходил за пределы своего заключения.

Юрист утверждает, что Нигматуллин грубил и потерпевшим, и их представителю. «Лично меня экспрессия Нигматуллина в ходе осуществления им защиты Павлова особо не смущала в силу моего опыта и практики. Но порой адвокат действительно переходил за границы дозволенного, – считает Мударисова. – Возможно, обыватели представляют себе работу адвоката как яркие экспрессивные выступления в суде – словно в голливудских фильмах. Однако не стоит забывать и о соблюдении золотого стандарта взаимоуважения».

«Улица» обратилась за комментарием в палату Оренбургской области, но пока не получила ответа.

Автор: Татьяна Колобакина

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.