14.09.2022

«Адвокатура вне политики, но едина со страной»

«Адвокатура вне политики, но едина со страной» «Адвокатура вне политики, но едина со страной»

Как палата сочла поддержку Украины нарушением этики

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
«Специальная военная операция»

Квалификационная комиссия АП МО изготовила заключение по «дисциплинарке» адвоката Алексея Барановского, которого обвинили в поддержке Украины. Поводом стало представление Минюста, скопированное с анонимного доноса. Квалифкомиссия не только обнаружила нарушения в действиях адвоката – но и расширила обвинение, заявив, что Барановский участвует в вооружённом конфликте «на стороне украинских националистических формирований». «Улица» рассказывает о необычном доносе, который может стоить защитнику статуса.

Борис Доносович Добрый

«Дисциплинарка» адвоката АП Московской области Алексея Барановского, который работает журналистом и живёт в Украине, началась с загадочных сообщений.

30 марта на почты ФПА и АП МО пришло письмо от человека, который назвался Борисом Добрым. «Добрый день. Насколько мне известно, есть такой адвокат Барановский Алексей, придерживающийся праворадикальных взглядов», – говорилось в сообщении. Дальше автор рассказал, что до получения статуса адвоката Барановский был связан с организациями русских националистов. «Сейчас [Барановский] находится на территории Украины, деятельно выступает на стороне националистического режима Киева, распространяя заведомо ложные сведения о деятельности армии РФ» – заключил Борис Добрый.

5 апреля Борис Добрый отправил второе письмо в ФПА и АП МО. Он поблагодарил одну из палат за подтверждение получения предыдущего сообщения – и спросил: «Будьте добры, подскажите, в какой срок мне ожидать ответ о том, насколько статус адвоката Олексiя Барановського совместим с его участием в жизни праворадикальных группировок вроде УНА-УНСО, деятельность которой ВС России определил как экстремистскую». К письму он приложил скриншот публикации Барановского, где тот рассказывает о поездке «на передовую в расположение добровольцев УНСО (Украинская народная самооборона)» (организация запрещена в России).

11 апреля Борис Добрый посылает третье письмо в палату, в котором жалуется на «советы адвоката Барановского». Аноним приложил скриншот записи Барановского в Telegram-канале: «Как адвокат могу дать бесплатный совет российским военным, которые снимали на видео преступления, совершённые ими или их сослуживцами в Буче <…> Сохраняйте эти видеозаписи, присылайте их в международные правозащитные организации, посольства западных стран».

В этом же письме Борис Добрый явно теряет терпение – и угрожает палатам диффамацией, если они не дадут «оценку деятельности Барановского». Отметим, что согласно КПЭА анонимное сообщение не является основанием для возбуждения «дисциплинарки».

Борис Добрый

Подскажите, справедливо ли будет, если 18 апреля я публично озвучу, что АП МО и ФПА не возражают по поводу «адвокатских советов» Барановского и воздержались от вообще какой-либо оценки деятельности своего члена? Или как-то иначе нужно сформулировать?

Доносительное представление

Но 18 апреля случилось нечто иное. В этот день в АП МО поступило представление подмосковного управления Минюста. Документ (есть у «АУ») почти дословно повторяет письма Бориса Доброго. Так, в представлении указано, что Барановский находится в Украине и «деятельно выступает на стороне националистических сил киевского режима», а также распространяет ложные сведения о вооружённых силах России. Повторялось и утверждение, что адвокат якобы принимает участие «в жизни праворадикальных группировок, таких как УНА-УНСО».

Минюст приложил две ссылки на материалы Барановского, упомянутые в письмах Бориса Доброго: статью о военных преступлениях в селе Мотыжин и публикацию о добровольцах теробороны из взвода УНСО. Ведомство подчеркнуло, что Барановский «позиционирует себя как адвокат» – и сослалось на цитату защитника, которую ранее цитировал Борис Добрый: «Как адвокат могу дать бесплатный совет российским военным…» При этом источником информации Минюст назвал «результаты мониторинга в сети Интернет».

В представлении министерство заявило, что Барановский грубо нарушил КПЭА и Закон об адвокатуре – не сохранял честь и достоинство, присущие профессии, подрывал доверие к себе как защитнику и адвокатуре в целом (статьи 4, 5 и 9 КПЭА).

Управление Минюста по Московской области

Своими действиями Барановский демонстрирует несовместимые со статусом адвоката правовой нигилизм и нетерпимость, а также публично демонстрирует поддержку идей, противоречащих базовым для адвокатуры и адвоката принципам.

29 апреля палата возбудила дисциплинарное производство и направила адвокату письмо с уведомлением (есть у «АУ»).

Границы статусов

Алексей Барановский направил в палату письменные объяснения (есть у «АУ»). Он подчеркнул, что все его публикации в СМИ и соцсетях достоверны – и написаны после посещения «освобождённых от российских войск населённых пунктов Украины». Там адвокат-журналист общался с местными жителями, разговаривал с потерпевшими и свидетелями.

Адвокат Алексей Барановский

Данное дисциплинарное производство ставит вопросы о границах статусов: где ты адвокат, где ты журналист, где ты гражданин. Но главный вопрос в ситуации войны – мразь ты или нет? Ты или поддерживаешь и закрываешь глаза на военные преступления, или выступаешь против них и осуждаешь.

По мнению Барановского, привлечение его к дисциплинарной ответственности сделает руководство палаты «соучастниками военных преступлений» и «повязывает кровью… [часть цитаты удалена после оценки юридических рисков – “АУ”]». Защитник добавил, что «спасает честь» коллег – чтобы потом «в книгах по истории адвокатуры не написали, что адвокатское сообщество России трусливо промолчало во время геноцида 2022 года».

В объяснениях Барановский высказал опасения, что материалы «дисциплинарки» станут поводом для признания «иностранным агентом», а потом лягут в основу уголовного дела. По мнению защитника, российский УК позволяет наказывать «за любое недостаточно восторженное слово о действиях российско-советской власти». Впрочем, адвокат убеждён, что его реабилитируют «после смерти Владимира Путина», а на совести палаты «останется участие в репрессиях против коллеги-адвоката, который выступил против войны, против путинской диктатуры и тоталитаризма».

Без суда судимый

Свои письменные объяснения в палату направили также и представители Барановского (есть у «АУ»). Адвокат Дмитрий Захватов объяснил, что публикации коллеги касались проблематики прав человека – в том числе того, как Россия выполняет Конвенцию о защите гражданского населения во время войны 1949 года. Он подчеркнул, что материалы «дисциплинарки» никак не опровергли достоверность сведений из публикаций Барановского – а сами они не содержат некорректных высказываний.

Захватов напомнил, что Конституция, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах и Основные принципы ООН, касающиеся работы юристов, гарантируют право на свободное распространение мнений и информации. «Кроме того, ЕСПЧ считает, что попытка установить справедливый баланс между правом на свободу выражения мнения и профессиональной этикой адвоката не должна препятствовать осуществлению такой свободы адвокатами, которые из-за страха дисциплинарных санкций могут опасаться выражать свои убеждения», – сказал он.

Адвокат Дмитрий Захватов

Корректно высказанное мнение не может подорвать доверие или нанести ущерб чему бы то ни было, в том числе адвокатуре и её авторитету, а следовательно не может служить основанием для дисциплинарной ответственности.

Адвокат Юлия Стрелкова обратила внимание на доказательства, которые приобщил Минюст: две ссылки на интернет-страницы и письма Бориса Доброго. Она указала, что материал по первой ссылке не открывается, а по второй размещён текст на украинском языке, «что препятствует его полному пониманию». Неизвестны также происхождение и достоверность изображений, которые предоставил Добрый: «Очевидно, что в рамках мониторинга они получены быть не могли. Соответственно, эти сведения не могут использоваться в качестве доказательств в дисциплинарном производстве».

Защитница подчеркнула, что ряд утверждений из представления напоминает описание правонарушений в статьях КоАП и УК. Поэтому рассматривать такие обвинения в рамках «дисциплинарки» недопустимо – иначе палата подменит компетенцию судов и правоохранителей, выйдет за пределы своих компетенций и нарушит презумпцию невиновности Барановского.

Юрист Оксана Труфанова в своих возражениях сослалась на практику ЕСПЧ, который считает прекращение статуса адвоката слишком серьёзным наказанием за мнение. Представление и возбуждение «дисциплинарки» она назвала «актом вмешательства публичных властей в осуществление права адвоката Барановского на свободу выражения мнения».

По мнению Труфановой, у Минюста не было правовых компетенций делать выводы, указанные в представлении. Ведь нет судебного акта, который констатировал, что Барановский действительно участвовал в «в жизни праворадикальных националистических группировок Украины», оправдывал их «преступную деятельность» или распространял «ложные сведения» о вооружённых силах России. Значит, нельзя сделать вывод, что Барановский нарушил законодательство об адвокатуре.

Кто Мордор, а кто Гондор

Заседание квалификационной комиссии АП МО прошло 25 августа. В заключении (есть у «АУ») говорится, что Барановский «принимает непосредственное участие в вооружённом конфликте против вооружённых сил России на стороне украинских националистических формирований».

Далее в документе перечислены организации: «Правый сектор», «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона», «Украинская повстанческая армия», «Тризуб им. Степана Бандеры», «Братство» (признаны экстремистскими решением ВС, их деятельность запрещена в России. – «АУ»). При этом в документе не указано, какое конкретно отношение Барановский имеет к этим организациям.

Тем не менее, авторы заключения подчеркнули, что участие Барановского в экстремистских организациях на территории Украины «наносит непосредственный вред законным интересам России». Более того, комиссия добавила цитаты из публикаций Барановского в соцсетях, которых не было в представлении Минюста. Среди них: «Сначала надо победить российского агрессора и отпраздновать победу, а потом заниматься внутренними украинскими проблемами», «Умышленное и целенаправленное уничтожение гражданской инфраструктуры Чернигова – военное преступление…». Отдельно комиссия посетовала, что на странице адвоката на Facebook* на аватаре опубликована карта со следующей надписью: «Россия – Мордор, Украина – Гондор».

По мнению палаты, защитник также «публично оклеветал и оскорбил» президента и органы государственной власти России, допустил «неуважительное отношение к России как государству» и высказал публичные призывы к действиям вопреки законным интересам России, «включая призывы к физической расправе в отношении представителей вооружённых сил и отдельных должностных лиц».

Квалификационная комиссия АП МО

Комиссия отмечает, что российская адвокатура вне политики, но едина со своей страной и своими гражданами. Президентом России было принято решение о проведении специальной военной операции на территории Украины. Законное решение с соблюдением всех необходимых конституционно значимых процедур.

В конце комиссия сослалась на мнение Московского совета присяжных поверенных времен Российской империи и привела его цитату: «Как бы ни были серьёзны поводы к “справедливому негодованию” и “возмущению”, данные присяжному поверенному тем или иным лицом или учреждением, последний не должен терять самообладания, известной сдержанности, чувства меры и такта. Выражения оскорбительные, грубые совершенно недопустимы в письменных сношениях членов сословия с учреждениями и лицами хотя бы и по поводу их частных, непрофессиональных дел».

Квалификационная комиссия АП МО единогласно установила в действиях адвоката Барановского нарушения п. 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре и статей 4, 5, 9 и 15 КПЭА.

Адвокат я или право имею

Представители Барановского не согласны с этим решением. Адвокат Юлия Стрелкова обратила внимание, что комиссия указала доводы, которых не было в представлении. Так, даже Минюст не обвинял Барановского в участии в вооружённом конфликте на чьей-либо стороне. «Комиссия добавила это от себя, – посетовала защитница. – Но нельзя расширять предмет рассмотрения в процессе производства. Даже если бы Минюст хотел сам добавить какой-то новый пост Барановского, он должен был подавать новое представление, дальше возбуждалось бы новое производство».

«Нарушен баланс свободы мысли и слова, – отметила Оксана Труфанова. – Даже по российской Конституции человек имеет право выражать своё мнение. Почему в данном случае посчитали, что адвокат не имеет права на это? Заключение комиссии по сути говорит, что адвокат не равно человек». Отдельно юриста возмутила цитата из мнений присяжных поверенных Российской империи: «Нельзя ссылаться на недействующее положение, которое к российском законодательству и КПЭА не имеет никакого отношения. Это просто смешно – ещё бы сослались на законы царской России».

«Никак не могу согласиться с выводами комиссии, что действовал вопреки интересам России, – сказал “Улице” Барановский. – Исключительно в интересах России и народов, её населяющих, необходимо [часть цитаты удалена после оценки юридических рисков – “АУ”]».

Теперь решение о наказании адвоката должен принять совет АП МО. Дата заседания ещё не известна. Барановский обещает обжаловать решение палаты в случае, если его лишат статуса, чтобы «максимально осложнить им репрессию – вплоть до обращения в ЕСПЧ и комитеты ООН».

* Принадлежит Meta – признана экстремистской организацией и запрещена.

Обновление: после оценки юридических рисков «Улица» удалила часть высказываний Алексея Барановского. Редакция приносит свои извинения.

Автор: Екатерина Яньшина

Редактор: Георгий Петров

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.