10.03.2021

Адвокатам указали место

Адвокатам указали место Адвокатам указали место

Защитникам запрещают занимать «адвокатский» стол в суде

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Адвокаты часто жалуются на дискриминацию в суде: им приходится терпеть обыски на входе или мёрзнуть на улице, пока прокуроры проходят в здания. Недавно список случаев неуважительного отношения расширился: защитников перестали пускать за «стол адвоката» в суде. Адвокату из Санкт-Петербурга пришлось участвовать в заседаниях с места для слушателей, а в Сочи суд отправил защиту посидеть на диване.

Диванный адвокат

А двокат «Агоры» Александр Попков рассказал «Улице», что столкнулся с «пространственной» дискриминацией у мировых судей Сочи. В феврале он представлял интересы местного правозащитника Семёна Симонова, обвиняемого в неисполнении судебного решения (ч. 2 ст. 315 УК) о выплате штрафа НКО-«иноагента». Сначала заседания проходили в кабинете судебного участка №106 Центрального района Сочи. Помещение было совсем тесным: «Прокурор сидит, на меня смотрит в упор, я – на него. Мы коленками упираемся друг в друга, а прокурор ещё и кашляет. Когда я попросил суд обеспечить другой зал для заседания, прокурор обиделась и пересела за стол к секретарю».

Дело передали по подсудности в судебный участок №100. 24 февраля Попков пришёл в новый кабинет и обнаружил перед собой «тройку»: за одним столом сидели судья, прокурор и секретарь. Защите выделили обыкновенный диван. «Нас с Симоновым отсаживают отдельно, и мы сидим на таком вот диванчике. Для нас заносят маленький столик, чтобы были хоть какие-то условия для работы, – вспоминает Попков. – Судья пояснил: нас отсадили, потому что в прошлом судебном заседании нам якобы не понравилось сидеть за одним столом с прокурором».

В ходе заседания адвокат ощутил заметное неравенство между теми, кто сидит за столом – и кого отправили на диван. «Когда судья задавал свидетелям вопрос, знают ли они кого-нибудь в этом зале, то все они сразу смотрели на нас, – вспоминает Попков. – Не на судью, секретаря или прокурора. Для них люди, которые сидят за столом, – это отдельная каста. А те, кто сидят поодаль, на галёрке, – какие-то изгои. Которых надо рассматривать и вспоминать – “Видел ли я их где-то или нет?”».

При этом «диванные» условия оказались достаточно некомфортными.

Адвокат Александр Попков

Я сижу – и у меня коленки выше ушей. На столике, который нам выделили, умещается только ноутбук, а бумажки мои лежат рядом на диване. А подсудимому бумаги вообще негде разместить. Чтобы секретарь прошла и вызвала свидетелей, столик необходимо отодвинуть, а потом задвигать обратно.

Место в зрительном зале

Адвокату «Апологии протеста» Виталию Черкасову повезло ещё меньше: в Санкт-Петербургском городском суде ему не досталось даже стола. Защитник рассказал «Улице», что столкнулся с дискриминацией 2 марта при рассмотрении жалоб граждан, задержанных на оппозиционных акциях. «Когда нас пригласили в зал, судья жёстко указал, что я не должен проходить на обычное место адвоката за столом. Что я должен сесть на места для зрителей», – вспоминает Черкасов. В тот раз он подумал, что это очередное «коронавирусное» ограничение, поэтому выполнил требование судьи.

4 марта адвокат снова пришёл на заседание, причём на этот раз суд вызвал прокурора, что довольно редко происходит по «митинговым» административным делам. «Мы проходим в зал. Я, удивлённый и радостный, что вызвали прокурора, иду на своё место. А мне дорогу преграждает секретарь. Я пытаюсь её обойти, а она жёстко указывает на зрительный зал: “А вам здесь”», – посетовал Черкасов. При этом прокурор находился на своём обычном месте, ближе к суду: «Никакого неудовольствия суд не высказывал, ни о какой [коронавирусной] опасности не говорилось». Адвокат снова не стал протестовать, но сфотографировал необычную рассадку и рассказал о ней в чате коллег, сотрудничающих с «Апологией протеста». «И многие сказали, что в эти дни у них такая же оказия происходит, – пересказал Черкасов. – Их не допускают на адвокатские места. Вынуждены работать практически в полевых условиях, документы раскладывать на коленках».

Сопротивление дрессировке

«Улица» спросила, намерены ли адвокаты что-то делать с такой дискриминацией. Александр Попков не стал отдельно жаловаться на «диванное правосудие» – он просто подал ходатайство о переносе заседаний в другой зал, чтобы допустить слушателей. «Когда я заявлял письменное ходатайство, я добавил устно, что мы сидим неправильно и есть формальные признаки нарушения состязательности», – рассказал адвокат. Однако судья ходатайство отклонил. «Сказал, нет никаких альтернатив – что судебный департамент выделил, тем и довольствуемся», – пересказал Попков.

Защитник пока не видит смысла жаловаться в судебный департамент – по его мнению, «там будут рассказывать про сметы» и жаловаться на нехватку финансирования для создания более комфортных условий. В палату Попков тоже не намерен обращаться: «Здесь, наверное, вопрос не о препятствовании адвокатской деятельности, а о принципах нашего судоустройства».

Виталий Черкасов и его коллеги намерены пожаловаться на дискриминацию председателю Санкт-Петербургского городского суда. «В данной ситуации мы видим отсутствие равноправия, – говорит он. – Суд показывает своё предубеждение к одной стороне – и более лояльное отношение к другой».

Адвокат Виталий Черкасов

Нас, адвокатов, дрессируют не первый год, и мы не удивляемся уже ничему. Но, естественно, мне неприятно за судебную систему, которая в очередной раз показывает нежелание предоставлять сторонам равные возможности.

«Улица» отправила запросы в указанные адвокатами суды с просьбой прокомментировать ситуацию, но пока не получила ответа.

«Адвокату нужен стол»

Комментируя случай в Сочи, председатель КЗПА АП Краснодарского края Ростислав Хмыров подтвердил, что у мировых судей часто возникают проблемы с помещениями. «Повлиять здесь никоим образом на судью нельзя. Мы не можем её заставить переехать в другое здание, – говорит Хмыров. – И если у судьи вообще нет зала – а такое, к сожалению, бывает – то ни палата, ни адвокат здесь повлиять не могут».

Председатель КЗПА АП Краснодарского края Ростислав Хмыров

На мой взгляд, заседания должны проводиться не в кабинете, а в специальных залах; судья должен быть в мантии – всегда должны соблюдаться определённые атрибуты судебной власти. Поэтому здесь речь идёт скорее не о нарушении профессиональных прав адвоката, а о нарушении порядка проведения судебного разбирательства.

Если отсутствие подходящего помещения нарушило право на защиту, то адвокат и подсудимый могут обратиться в судебный департамент с требованием устранить нарушения, считает глава комиссии. «А если помещение всё-таки есть, но судья не захотел переносить заседание в подходящий зал, то нужно обжаловать действия судьи, – советует он. – И обратиться, в том числе, в Квалификационную коллегию судей. Указать, что судья не создаёт одинаковых условий для стороны защиты и стороны обвинения».

Хмыров напомнил о схожем затруднении в резонансном деле краснодарского адвоката Михаила Беньяша. Тогда желающие посетить процесс просто не помещались в зале. «Просили перенести заседание в Краснодарской краевой суд, в большой зал. Но судья отказала, заявив, что заседания и так проходят в самом большом зале Ленинского суда», – вспоминает Хмыров.

Председатель КЗПА питерской палаты Сергей Краузе полагает, что ситуация в Санкт-Петербургском городском суде действительно может говорить о нарушении принципа равноправия сторон. «Мы с этим уже сталкивались в других судах, когда в больших процессах для адвокатов якобы не хватало столов, – вспоминает защитник. – Адвокату нужен стол, чтобы разложить бумаги и полноценно участвовать в процессе. А если его сажают на места для зрителей – там нет стола и невозможно ничем пользоваться».

Краузе подчеркнул, что лично не сталкивался с подобной проблемой в городском суде. «Если адвокаты ко мне обратятся, буду рад их выслушать и уточнить какие-то нюансы. Пока не знаю, с чем может быть связана эта ситуация, но если они обратятся, то попытаемся её разрешить», – заверил председатель комиссии. 

Авторы: Юрий Слинько, Елена Кривень, Антон Кравцов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.