28.04.2020

Адвокатам не дают перейти внутренние границы

Адвокатам не дают перейти внутренние границы Адвокатам не дают перейти внутренние границы

Требование двухнедельной изоляции мешает защитникам работать в других регионах

Иллюстрация: Tashita Bell
Процесс
Защита в условиях пандемии

С начала апреля многие регионы России стали опасаться «завоза» инфекции – и ввели правило обязательного двухнедельного карантина для приезжих из других субъектов РФ. Те, кто вернулся домой из дальней командировки, тоже должны провести 14 дней в полной изоляции. Для адвокатов в этих постановлениях никаких исключений не предусмотрено. «Улица» спросила у защитников, часто ли возникает необходимость работать в «неродном» регионе – и что они думают о перспективе двухнедельного карантина из-за каждого такого выезда.

Изоляционный суверенитет

Первым регионом, изолировавшим себя от остальной России, стала Чечня. Уже 1 апреля республика объявила о запрете въезда для всех граждан РФ без местной регистрации. Но 6 апреля премьер-министр Михаил Мишустин назвал подобные меры недопустимыми. Многие регионы прислушались к его словам – и вместо закрытия границ ввели обязательный 14-дневный карантин для людей, прибывающих из других регионов. Сейчас такие нормы действуют почти в 30 субъектах РФ. Причем где-то в принудительную обсервацию отправляют тех, кто приехал из Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга – а где-то изолироваться необходимо вообще всем, кто пересек границу области или края.

Эти ограничения прямо влияют на профессиональную деятельность адвокатов – ведь нередка ситуация, когда человеку крайне необходим защитник из другого региона. Ксения Степанищева из Московской областной коллегии адвокатов рассказала «Улице», что к ним в филиал недавно обратился клиент из другого субъекта РФ – не в последнюю очередь потому, что его ситуация затрагивает интересы региональных чиновников. «Есть местный адвокат, но понятно, что это не всегда лучший выбор – человеку там ещё работать. Даже если он самый идеальный честный защитник с принципиальной позицией, может оказаться так, что у него самого будут сложности», – поясняет она. Московский адвокат Вера Гончарова приводит и другую возможную причину призвания «варягов» – если доверитель хочет обеспечить защиту «силами и умом» конкретного специалиста, признанного эксперта по его проблеме, пусть даже тот живёт в другом регионе.

Член Совета АП Москвы Константин Ривкин согласен, что потребность на перемещение защитников между субъектами существует: «К примеру, у московского адвоката есть доверитель в другом регионе, которому регулярно требуется помощь путём личного общения». Но ясности по вопросу таких командировок ожидать не стоит, признаёт он – российская правовая система только начинает вырабатывать механизмы работы в условиях пандемии.

Член Совета АП Москвы Константин Ривкин

Если вопрос передвижения в Москве и Московской области так или иначе решён, то в местах отдалённых адвоката могут ждать всяческие неожиданности. Как в виде непредсказуемого местного нормотворчества, так и в форме его понимания местным полицейским, вооруженным увесистой дубинкой и административным протоколом.

По его словам, органы адвокатского самоуправления дают разъяснения и рекомендации, «однако жизнь столь многогранна, что охватить все возможные случаи в такой нестандартной и критической обстановке просто невозможно».

«Это делает поездку бессмысленной»

Адвокат Сергей Колосовский живет в Свердловской области, но часто совершает рабочие поездки в соседнюю Челябинскую. В начале апреля на границе двух регионов появились блокпосты, где челябинские полицейские спрашивали прибывающих о цели визита. Но ещё больше вопросов у адвоката вызвали меры, введённые руководством Свердловской области. «Указ нашего губернатора менялся несколько раз – я уже все даты в голове не держу. Но одна из редакций содержала положение, что лицам, прибывшим в Свердловскую область, нужно две недели обеспечивать самоизоляцию. При этом не было указано, “прибывшим” откуда, – рассказал “Улице” Колосовский. – Мы же юристы, мы читаем формальный текст документа. Получалось, что в самоизоляции нужно находиться лицам, прибывшим даже из соседней Челябинской области». Адвокат говорит, что он и его коллеги не стали рисковать и выезжать за пределы области в период неразберихи – но в случае острой необходимости пошли бы на это.

Адвокат Сергей Колосовский

Всё зависит от индивидуальных условий, от процесса. Если он настолько важный и принципиальный, ну чёрт с ним, я бы уехал в другую область, посидел бы там две недели на карантине и дальше участвовал бы в процессе, не выезжая оттуда.

Через несколько дней указ губернатора всё-таки был уточнён: на карантин в Свердловской области теперь отправляют только граждан, приехавших из Москвы и Санкт-Петербурга. Именно с такой проблемой столкнулась столичный адвокат Вера Гончарова, которая должна была посетить доверителей, отбывающих наказание в Омске и Ставрополе. К концу марта из этих регионов стали приходить новости о распространении вируса. «Я запросила управления Роспотребнадзора об ограничительных мерах. И получила одинаковые ответы – что граждане из Москвы и Санкт-Петербурга по прибытии в Ставрополь и Омск должны быть помещены на 14-дневный карантин, – рассказала адвокат. – Это делает поездку бессмысленной. Таким образом, моё общение с доверителями сейчас возможно только через ФСИН-письмо и Почту России, которая стала работать ещё хуже, чем раньше». Для оперативной связи Вера Гончарова собирается пользоваться видеосвиданиями, «что, конечно, не заменит личного общения».

Ксения Степанищева рассказала «Улице» продолжение истории с обращением человека из другого региона. «Начали выяснять, не будет ли проблем в случае поездки туда, озадачили наше руководство. Председатель коллегии ответил, что действительно, даже когда проживающий в том регионе адвокат вернулся из Москвы, его засадили на карантин, – говорит Степанищева. – А что будет с московскими адвокатами, непонятно. Практики нет, а на своей шкуре испытывать это никто не хочет». Она называет ограничение передвижения адвокатов внутри страны «грубым нарушением права граждан на защиту».

Адвокат Ксения Степанищева

По сути, защитнику ставится препятствие – потому что никто не может поехать в другой регион и там высиживать две недели на карантине, или отправиться на карантин при возвращении домой. И этим, скорее всего, будет пользоваться следствие.

Пять суток или две недели

Какой стратегии следует придерживаться, если обязательный карантин делает невозможным перемещение между регионами? Ксения Степанищева полагает, что необходимо пригласить местного защитника и подать ходатайство об отложении следственных действий до возможности явки другого адвоката. «На мой взгляд, это пока что единственный процессуально обоснованный путь. Но он стопорит следственные действия – и не во всех случаях следователь хочет или даже может их откладывать на неизвестно какой срок», – говорит адвокат. Она допускает, что и суд может отклонить аргумент о невозможности приезда, поскольку формально такая возможность всё же есть – нужно «просто» отсидеть на карантине.

«Для таких случаев хорош совет заявить ходатайство о переносе следственного или судебного действия, – соглашается Константин Ривкин. – Но, как свидетельствует реальность, правоприменители довольно слабо реагируют на подобные призывы». Если суд и следствие не хотят проявить понимание ситуации, то стоит «объясниться с доверителем» и «предложить себе достойную замену».

Сергей Колосовский предупреждает, что суд, несмотря на «карантинные» обстоятельства, может и вовсе заменить защитника. «В любом случае общая норма УПК не отменяется: если избранный защитник в течение пяти суток не может принять участие в деле, то следователь и суд вправе предложить другого, – напоминает адвокат. – На каждый случай нужно смотреть индивидуально. Теоретически невозможность участия защитника может послужить основанием к отложению судебного разбирательства – а в другом деле может стать основанием для его замены». Сергей Колосовский напомнил также про возможность участия в заседании по ВКС, отметив, что «сейчас многие суды приветствуют использование новых технических возможностей». Впрочем, адвокат оговорился, что заседание по Skype является для него «скорее профанацией» и не заменит живого общения.

ВКС «по упрощёнке»
Адвокаты участвуют в заседании по Skype, доверителей опрашивают через WhatsApp

«У защитника в арсенале имеется не так много инструментов для защиты прав своего доверителя: жалобы и ходатайства, – говорит Вера Гончарова. – Так и надо действовать: писать ходатайства о приостановлении, отложении, изменении меры пресечения в связи с COVID-19. Если нет результата или результат вас не устраивает, то писать жалобы».

Карантин един для всех

Ксения Степанищева предполагает, что ФПА могла бы обратиться в Минюст для решения проблемы 14-дневного карантина. «Если власть в Москве пошла на то, чтобы дать адвокатам возможность свободно перемещаться для обеспечения права на защиту, логично было бы распространить это на передвижение адвокатов между регионами», – считает адвокат. Вера Гончарова тоже считает, что в некоторых случаях для адвокатов необходимо вводить исключение из общего «карантинного» правила.

«Обращаться на эту тему куда-то и бесполезно, и нерационально. Какая разница, адвокат или не адвокат, он вирус притащить не может, что ли?», – не согласен Сергей Колосовский, напоминая о смысле вводимых ограничений. Защитник добавляет, что требование карантина так же распространяется на представителей других профессий, которым не нужно оформлять пропуска для передвижения внутри своих регионов.

Константин Ривкин вообще считает, что адвокатам стоит «поберечь здоровье» и не участвовать в судебных и следственных действиях без необходимости. Он просит не забывать, что использование поездов и самолетов в разгар эпидемии «таит в себе немалые вирусологические опасности для перемещающегося».

Член Совета АП Москвы Константин Ривкин

Вероятно, в интересах не только наших подзащитных, но и самих адвокатов и их семей, рискующих как минимум временно остаться без кормильца, вновь следует задуматься о возможностях использования протестного поведения. И шире применять отказы в явке на следствие и в суды, если в ней нет острой необходимости. Как показывает многолетняя практика, когда людям в погонах или мантиях нужно, они совершенно безболезненно для себя откладывают следственные действия, переносят судебные заседания, изменяют меру пресечения.

Адвокат Вера Гончарова отмечает, что карантинное «нарушение» права гражданина на защиту может быть поводом для обращения в ЕСПЧ. Но успех в данном случае будет зависеть от конкретного дела, – и от того, соблюдён ли государством баланс прав в условиях пандемии. «Насколько мне известно, Россия не делала заявлений об отступлении от обязательства соблюдать Конвенцию, поэтому в дальнейшем не сможет обосновывать нарушение прав этой процедурой, – говорит Гончарова. – И в случае поступления жалобы Европейский суд будет анализировать каждый случай отдельно – на основе полноценно действующей Конвенции. И оценивать, были ли ограничения оправданными, то есть законными, обоснованными, пропорциональными, необходимыми».

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.