16.04.2021

Адвокат «нанял» адвоката

Адвокат «нанял» адвоката Адвокат «нанял» адвоката

Чтобы попасть к доверителю в СИЗО

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Адвокат АП Ленинградской области Михаил Тимошатов защищал человека, который под давлением следствия отказался от его помощи. Позднее доверитель передумал и попросил защитника вернуться. Тимошатов заключил новый договор с его родственниками и отправился в «Кресты» для получения согласия доверителя. Но сотрудники СИЗО не допустили Тимошатова, сославшись на «официальную бумагу от следователя» об отказе от защиты. Тогда адвокат попросил коллегу прийти к его доверителю и взять у него нужный документ. После этого защитник снова смог вступить в дело, а заодно пытается обжаловать недопуск. Эта необычная ситуация запутала петербургские суды – и они уже вынесли два противоположных решения.

Отказ от отказа

В июне 2020 года адвокат АП Ленинградской области Михаил Тимошатов вместе с коллегой Владимиром Павловым защищал N., подозреваемого в организации незаконной миграции (п. а ч. 2 ст. 322.1 УК). Доверитель находился в ИВС, и 17 июня следователь собирался предъявить ему обвинение. Однако он не взял копии постановления для защиты, да к тому же начал зачитывать «сокращенную» версию документа – чтобы успеть до 22:00. Адвокаты выразили протест и остановили его.

«На следующий день следователь снова собирался предъявлять обвинение. Однако в ходе консультации N. попросил разъяснить порядок отказа от защитников, – вспоминает Тимошатов. – У него возникло недоверие к нам – он посчитал, что мы с коллегой не можем со следователем договориться и в спокойном режиме провести все процессуальные действия». По словам адвоката, позже выяснилось, что с подзащитным «весь день общались оперативники, которые его убеждали, что все проблемы у него из-за адвокатов».

В итоге N. отказался от защитников. Его перевели в «Кресты» (СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области – «Улица»). Родственники быстро нашли нового адвоката, тот вступил в дело и 19 июня тот посетил мужчину в СИЗО. «Коллега объяснил, что мы не такие плохие, как ему кажется. И 22 июня родственники доверителя заключили со мной новое соглашение, – рассказал Тимошатов. – Но теперь мне нужно было получить от N. согласие на осуществление защиты – ведь до этого он от меня отказался».

Между тем, следователь воспользовался ситуацией для своих целей и успел посетить N. с адвокатом по назначению. Позже Тимошатов пообщался с коллегой и убедился, что «следователь ввёл его в заблуждение». Так как «назначенец» поддерживал позицию N., Тимошатов не стал жаловаться на «двойную защиту».

А всё уже, надо было раньше

Адвокат напоминает, что Закон об адвокатуре в сочетании с УПК (п. 4.1 ст. 49) требуют перед вступлением в защиту получить от доверителя письменное согласие. «За этим документом я и направился 25 июня в “Кресты”. В ордере было прямо указано, что я являюсь к N. для получения согласия на защиту, – рассказывает Тимошатов. – Я уже находился на режимной территории, когда сотрудник СИЗО сообщил, что вывод моего подзащитного невозможен. Оказывается, у администрации имеется “официальная бумага от следователя” с требованием не допускать меня к доверителю в связи с его прошлым отказом».

По словам Тимошатова, он предложил дежурным просто дойти до N. и спросить – согласен ли тот встретиться с адвокатом. «Но “Кресты” заявили, что я [сам] должен получить от него согласие. Каким-то неизвестным мне способом: силой мысли, криками в окно изолятора или ещё как-то, – возмущается адвокат. – Теоретически я мог бы отправить ему письмо, чтобы он прислал мне и начальнику СИЗО согласие. Но это уже какой-то прогиб под систему. Да и заняло бы много времени». «Улица» направила в СИЗО-1 запрос о причинах отказа, но пока не получила ответа.

Защитник решил «пойти на уловку» – и отправил к доверителю знакомого адвоката: «Ведь на другого адвоката не было “бумаги” от следователя».

Адвокат Михаил Тимошатов

Логика «Крестов» была такая, что нельзя пускать адвоката, от которого один раз отказались. Но зато любой другой коллега – которых в России тысячи – может зайти к этому человеку без каких-либо условий. А именно мне для этого нужно предварительное «согласие». Вот так вот они не нарушают права человека 

Действительно, «запасной» адвокат спокойно зашел в СИЗО, взял с N. письменное согласие на защиту Тимошатовым и передал договор и соглашение. «К 13 июля я уже вышел в суд как полноправный адвокат, – говорит защитник. – Но из-за этой всей истории я две недели находился в подвешенном состоянии, а человек недополучал защиту, которую хотел получить». 15 июля суд сменил для N. меру пресечения на домашний арест, а в январе 2021 года – на запрет определенных действий. Сейчас мужчина знакомится с 50 томами материалов дела. «Волокита страшная», жалуется адвокат.

Процессуальный срыв

Михаил Тимошатов решил рассказать о необычном недопуске комиссии по защите прав адвокатов АП Ленинградской области (обращение есть у «АУ»). Палата поддержала защитника и направила письмо начальнику УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Игорю Потапенко (есть у редакции). «Нарушение, допущенное сотрудниками СИЗО-1, нарушает профессиональные права адвоката, ведёт к необоснованному затягиванию начала оказания юридической помощи, и, как следствие, нарушению конституционного права на защиту доверителя», – говорится в письме АП. 

Обращение АП ЛО в УФСИН

Необходимо отметить, что следователь не имеет полномочий ограничивать круг адвокатов, которые могут посещать лицо, содержащееся под стражей в условиях следственного изолятора, а наличие ордера и удостоверения является для сотрудника СИЗО исчерпывающим перечнем документов, подтверждающих право адвоката на посещение доверителя.

Тем не менее, УФСИН поддержало позицию сотрудников СИЗО (ответ есть у «АУ»). Ведомство заявило, что Тимошатов законно не был допущен к N., так как доверитель ранее от него отказался. В документе цитируется та самая «официальная бумага» от следователя: «На данный момент времени… адвокаты Михаил Тимошатов и Владимир Павлов в уголовном деле в качестве защитников обвиняемого N. участия не принимают. Пребывание в СИЗО-1 указанных адвокатов имеет целью сорвать проведение процессуальных действий с обвиняемым N. и защитником, приглашенным за счет государства». При этом в ответе говорится о 22 июня, хотя недопуск произошёл 25 июня.

Ордер и удостоверение – вот мои документы

Тогда Тимошатов 4 августа обратился в Колпинский районный суд с административным иском к администрации «Крестов»; в качестве заинтересованного лица он указал ГУ МВД по Санкт-Петербургу. «Суд очень подробно разбирался – было три-четыре заседания. Предоставлялись документы, звучали законодательные акты», – говорит адвокат. Представитель СИЗО-1 вновь объяснил свои действия предыдущим отказом N. от защитников – и «бумагой» от следователя. А представитель ГУ МВД попросил суд прекратить производство по делу на основании ч. 2 ст. 225 КАС – «в связи с тем, что оспариваемые действия сотрудников СИЗО-1 перестали затрагивать права, свободы и законные интересы истца». Однако суд не согласился: «Поскольку оспариваемое действие не было в судебном порядке признано незаконным, то нельзя говорить о прекращении для истца негативных последствий».

Изучив доводы сторон, Колпинский районный суд 28 октября удовлетворил иск адвоката (решение есть у «АУ»). «Ордер [Тимошатова на защиту N] был выписан 23 июня в рамках соглашения от 22 июня, то есть позднее, чем датирован отказ [N. от защиты], – говорится в решении. – Кроме того, суд учитывает и то обстоятельство, что адвокат не был допущен к встрече с N. без выяснения сотрудниками мнения самого N. относительно данного посещения».

Колпинский районный суд Санкт-Петербурга

Адвокат Тимошатов, предъявив ордер и адвокатское удостоверение, имел право на свидание в целях получения согласия на защиту.

Докажите, что ваши права нарушены

Администрация «Крестов» обжаловала это решение. В апелляции было указано, что «в распоряжении СИЗО-1 имелись документы, указывающие на отказ N. от услуг адвоката Тимошатова, а также на момент визита отсутствовала информация о согласии N. на защиту интересов Тимошатовым, поскольку договор был заключён с третьими лицами».

29 марта 2021 года судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда не согласилась с судом первой инстанции – и отказала в удовлетворении требований Тимошатова (решение есть у «АУ»). Городской суд указал, что право адвоката на свидания с подзащитным возникает с момента допуска его к участию в деле – а материалы дела «не содержат доказательств» того, что адвокат Тимошатов был на 25 июня допущен к защите интересов N. следователем.

Решение Санкт-Петербургского городского суда

Само по себе предъявление адвокатом Тимошатовым ордера и удостоверения адвоката для СИЗО-1 не являлось подтверждением обстоятельств его участия в уголовном процессе в качестве защитника, поскольку именно следователь при решении вопроса о допуске защитника, устанавливает предусмотренные законом ограничения.

«Само по себе отсутствие свидания с подзащитным не говорит о нарушении прав адвоката на осуществление его трудовых функций», – заключил суд. И выдвинул неожиданный дополнительный аргумент: «Достоверных доказательств, что при посещении СИЗО-1 был предъявлен ордер, материалы дела не содержат». Тимошатов считает данный довод абсурдным: «Суд ставит меня в такое положение, что я, по всей видимости, должен вручать изолятору ордер под расписку с копией, с заявлением».

Адвокат считает, что такие аргументы судебной коллегии полностью противоречат законодательству. «Решение вынесено с абсолютным непониманием адвокатской деятельности в целом. Грубо говоря, городской суд дал зеленый свет “Крестам” на то, чтобы не пускать адвокатов под всякими разными предлогами без объяснения причин», – считает адвокат. В ближайшее время защитник планирует обжаловать решение в Третьем кассационном суде.

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.