12.03.2021

Адвокат достал травмат

Адвокат достал травмат Адвокат достал травмат

Бытовой конфликт между защитником и полицейским обернулся подозрительным уголовным делом

Иллюстрация: Ольга Аверинова

В начале года столичного адвоката Дмитрия Казакова задержали прямо в поликлинике, где он закрывал больничный лист по коронавирусу. Оттуда следствие отправило его в ИВС – для ознакомления с материалами уголовного дела, по которому Казаков проходит обвиняемым. Следствие считает, что адвокат без причины выстрелил в сотрудника полиции из травматического пистолета. Сам Казаков уверяет, что защищал себя и пожилую мать от агрессивной пьяной компании. Разбираясь в этом деле, адвокат обнаружил подозрительные пересечения с другой историей – когда несколько лет назад на него напал неизвестный с пистолетом. «Улица» выслушала рассказ Дмитрия Казакова.

Мой чёрный человек

В 2017 году самарский адвокат Дмитрий Казаков зашёл в подъезд своего дома и на лестничной клетке услышал за собой шаги. Он обернулся и увидел мужчину в черном костюме и маске-балаклаве. Неизвестный поднял пистолет и демонстративно прицелился. Адвокат успел открыть дверь в общий коридор и попытался закрыть её за собой, но мужчина заблокировал её корпусом.

Казаков попытался оттолкнуть мужчину и выкрутить руку с оружием; противник в ответ несколько раз ударил его по лицу. Завязалась борьба, в ходе которой адвокат «большим пальцем правой руки стал давить на левый глаз преступника». Нападавший отступил на лестничную клетку и Казаков тут же укрылся в квартире. Приехавшие по вызову полицейские уже никого не застали.

«У меня тогда были в производстве дела, связанные с участниками тольяттинской ОПГ, – рассказывает “Улице” адвокат. – Были и дела о защите сотрудников правоохранительных органов: их вёл тот же отдел СУ СКР по Самарской области, который и шьёт сейчас в отношении меня уголовное дело». Установить, с каким делом могло быть связано нападение, он не смог – и надеялся, что это выяснит следствие. Но правоохранители отказались связывать происшествие с работой Казакова. Дело возбудили по ч. 1 ст. 119 УК (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью).

Следствие шло довольно странно. Казаков утверждает, что некие сотрудники полиции, «связанные с отделом полиции №9», пытались запугать его соседей, которые проходили по делу в качестве свидетелей. Но следователи отказались запрашивать детализацию телефонных переговоров сотрудника, который звонил соседям. «В отношении другого сотрудника следователи в течение двух лет по надуманным основаниям не могли получить переписку “Вконтакте”, – жалуется адвокат. – И ровно в тот день, 28 января 2020-го, когда переписку всё же удалось получить, дело было моментально прекращено». Согласно постановлению (есть у «АУ»), причиной стало истечение срока давности – хотя сроки вышли гораздо раньше, подчёркивает адвокат. Казаков считает, что дело прекратили после изучения переписки – чтобы следователям не пришлось разбираться с коллегами из отдела №9.

К этому времени Казаков уже не жил в Самаре: опасаясь за свою безопасность, он ещё в 2018 году переехал в Москву и перешёл в столичную палату. Тем не менее, все эти годы он добивался ознакомления с вещественными доказательствами по своему делу. И только 22 января 2021 года Железнодорожный суд Самары обязал следствие предоставить ему материалы дела – включая ту самую переписку. Прочитать её Казаков не успел: через несколько дней его самого задержали полицейские.

Нехорошая квартира

В 2019 году Казаков приехал в Самару навестить мать и снова попал в опасную ситуацию. Ночью 14 июля в одной из соседских квартир проходила шумная вечеринка; громкая музыка и пьяные крики не давали Казаковым уснуть. Они вызвали полицию и отправились к соседям. Адвокат решил снять происходящее на видео, чтобы иметь доказательство правонарушения.

Просьба сделать музыку тише не понравилась пьяной компании, рассказывает адвокат. «Активнее всего был мужчина, которого я раньше в доме не видел. Он схватил мою маму, стал её трясти, а затем бросил на спину на бетонный пол лестничной площадки. Затем снова ударил её, а когда я попытался её защитить – порезал мне руку каким-то острым предметом», – говорит Казаков.

При себе у адвоката были газовый баллончик и травматический пистолет. Он поясняет, что после нападения в 2017 году всегда носил их с собой. Но попытка распылить баллончик в сторону агрессивного мужчины не дала результата.

«Он бросил маму борцовским броском на бетонный пол, чудом не сломав ей позвоночник. После этого он набросился на меня, – рассказывает адвокат. – Я от безысходности вынужден был применить травматический пистолет, произведя два выстрела». После этого Казаковым удалось скрыться в своей квартире и дождаться приезда полиции.

На следующий день адвокат зафиксировал у себя и матери травмы – и отправился писать заявление о нанесении телесных повреждений. Тогда он и узнал, что второй стороной ночного конфликта был сотрудник правоохранительных органов – начальник роты конвоя УВД по Самаре Владимир Трешников. Он получил два ранения – в локтевой сустав правой руки и в левую сторону груди (из постановления о возбуждении уголовного дела – есть у «АУ»). Эти повреждения квалифицировали как лёгкий вред здоровью.

Полиция начала проверку по факту огнестрельных ранений. По словам Казакова, заявление о нападении на его мать было приобщено к материалам проверки. Поначалу это обстоятельство его не смутило – адвокат был уверен, что действовал в условиях «необходимой обороны», а виновником потасовки признают Трешникова.

Адвокат Дмитрий Казаков

Усмотреть в моих действиях злой умысел – это просто абсурд. Я, будучи трезвым, зная, что с минуты на минуту приедет полиция, осуществляя видеозапись, вдруг стал просто так стрелять в человека? Будучи адвокатом с 10-летним стажем, осознавая все последствия?

Видео не видимо

Проверку по ранениям Трешникова довольно быстро прекратили, признав действия Казакова необходимой обороной. Но через несколько месяцев адвокат в очередной раз пожаловался на бездействие следствия по делу о нападении на него в 2017 году. И после этого Казакова пригласили к руководителю СУ МВД по Самаре Дмитрию Сумцу. «В ходе разговора он очень интересовался историей с применением травматического пистолета», – вспоминает адвокат. На следующий день областное управление СК запросило из района отказной материал по Казакову. А 14 ноября 2019 года в отношении адвоката возбудили дело об умышленном причинении лёгкого вреда здоровью с применением оружия (п. “в” ч. 2 ст. 115 УК). В постановлении (есть у «АУ») отмечалось, что повреждения вызвали у Трешникова кратковременное расстройство здоровья «длительностью до трёх недель».

Это возмутило Казакова: ведь в постановлении не говорилось ни слова о причинах применения оружия – и о повреждениях, которые получили они с матерью. Адвокат утверждает, что она несколько месяцев лечила травму позвоночника и у следователя были документы об этом.

Разбираясь в ситуации, Казаков неожиданно обнаружил связь между двумя уголовными делами. Как оказалось, Владимир Трешников в 2017 году работал оперативником в том самом отделе полиции №9, сотрудников которого Казаков подозревал в причастности к нападению. «Самара не такой большой город, – рассуждает адвокат. – Может, это всё просто совпадение. А может быть и нет».

Адвокат Дмитрий Казаков

Может быть, ход делу в отношении меня решили дать из мести, поскольку я требовал проверить работавших с Трешниковым оперативников на причастность к нападению на меня в 2017 году. Хотя следователи могли увидеть и свою выгоду – «срубить палку», да ещё и привлечь адвоката из Москвы.

Казаков отправился на личный приём к руководителю СУ СКР по Самарской области, который вынес постановление о возбуждении уголовного дела. Он попросил объяснить, почему телесные повреждения Трешникова стали основанием для уголовного дела, а травмы его мамы – нет. «Тот удивился, спросил у помощника: “Действительно это так? В деле есть документы о травмах у неё?”, – пересказывает адвокат. – Когда ему это подтвердили, он сказал, чтобы я не волновался и спокойно дальше работал без меры пресечения». Казакову пообещали назначить экспертизу по травмам его матери и объективно разобраться в обстоятельствах конфликта «за полтора месяца».

Но вскоре адвокат понял, что следователи не спешат проверять его аргументы. Одним из главных доказательств вины Трешникова должна была стать видеозапись, на которой запечатлено начало конфликта. Телефон был повреждён из-за падения, но Казакова уверяли, что специалисты восстановят запись. Ему пообещали отдать аппарат на экспертизу в ФСБ, но вместо этого отнесли в сервис по ремонту в торговом центре. Там следователю сказали, что информация зашифрована и извлечь её никак нельзя.

По заявлению его матери о возбуждении дела раз за разом выносились отказы – которые после жалоб Казакова отменялись прокуратурой. В январе 2021 года Казакова в очередной раз обратилась в Октябрьский районный суд Самары с жалобой в порядке ст. 125 УПК на бездействие следствия. Суд (постановление есть у «АУ») пришёл к выводу, что за полтора года следователь не выполнил ни одного действия – и не исправил нарушения, на которые ему постоянно указывала прокуратура. Суд признал бездействие незаконным и обязал устранить нарушения. Однако женщину до сих пор никто не опросил – и не назначил судебную экспертизу об ущербе здоровью.

Болезненное задержание

А вот дело в отношении Казакова расследовалось гораздо быстрее. В декабре 2020 года адвоката известили о завершении предварительного следствия и потребовали явиться для ознакомления с обвинительным заключением. В тот момент мужчина находился на больничном из-за коронавируса. Несмотря на это, 21 декабря его задержали прямо у поликлиники и доставили в следственный отдел. Адвокату предъявили обвинение и отпустили под обязательство о явке.

Адвокат Дмитрий Казаков

Я показывал следователю документы о больничном, но он заявил, что заболевание коронавирусом не является уважительной причиной для неявки.

26 января 2021 года врачи закрыли Казакову больничный лист. После этого адвоката задержали прямо в поликлинике и отправили в ИВС на 48 часов. В постановлении следователя (есть у «АУ») объяснялось, что причина задержания – доставление обвиняемого для ознакомления с материалами дела в порядке ст. 217 УПК. «Знакомиться с делом – это право, а не обязанность. Но следователь и прокурор создали прецедент произвола и беззакония, по сути заставив меня знакомиться с делом», – возмущается адвокат.

28 января Самарский районный суд назначил адвокату меру пресечения в виде запрета определённых действий. На эту ситуацию отреагировали в адвокатской палате Москвы, где с 2018 года состоит Казаков. Глава КЗПА Роберт Зиновьев в комментарии «АГ» назвал задержание адвоката незаконным: «Это совершенно дикий случай и яркая иллюстрация умышленного превышения своих властных полномочий должностными лицами, уверовавшими в свою безнаказанность». Зиновьев указал: если следствие не устраивала скорость ознакомления с делом, то об этом стоило сообщить суду и ограничить сроки – но уж никак не задерживать адвоката.

Апелляция признала избрание меры пресечения незаконным и отменила её.

Стрельба без причины

Несмотря на всю спешку, предварительное расследование по делу Казакова пока так и не завершено. В беседе с «Улицей» Казаков признаёт, что не торопится знакомиться со всеми материалами в порядке ст. 217 УПК, и это даёт основание продлевать сроки следствия. Адвокат поясняет: сначала он намерен добиться устранения нарушений в материалах и проведения необходимых следственных действий.

Среди нарушений он отмечает исчезновение с разбитого телефона бирки с печатью эксперта и следов крови. По его словам, из дела пропали и сделанные им “по горячим следам” фотографии телесных повреждений и места происшествия со следами крови на полу. Кроме того, адвокат утверждает, что в материалах имеются поддельные подписи должностных лиц – он даже получил соответствующее подтверждение от почерковеда.

Также Казаков требует провести экспертизу по медицинским документам его матери и наконец извлечь из телефона видеозапись. По его мнению, без этих следственных действий установить реальную картину произошедшего невозможно.

«Все доказательства – это противоречивые, неоднократно менявшиеся показания Трешникова и участников “пьяной компании”, – подчёркивает адвокат. – Что случилось с телефоном и почему видеозапись, самое объективное свидетельство произошедшего, вдруг стала “зашифрована”?». Адвокат утверждает, что подавал следователю ходатайства о проведении всех этих действий – но каждый раз получал отказ. На этой неделе Казаков подал очередную жалобу на следователя в порядке ст. 124 УПК (есть у «АУ»).

Из собранных следствием доказательств не усматривается и мотив преступления, говорит Казаков – показания Трешникова и его друзей не объясняют, почему адвокат решил в него стрелять и что вообще происходило до выстрелов.

Адвокат Дмитрий Казаков

Как можно было всё так перевернуть, что адвокат вдруг ни с того ни с сего стал стрелять в незнакомого человека – при этом у адвоката и его мамы такие телесные повреждения, происхождение которых вообще не интересует следствие?

Адвокат уверен: если следствие наконец установит, что предшествовало выстрелам, то отвечать придется не ему, а Трешникову. Он надеется, что привлечение полицейского к ответственности поможет расследовать и дело о нападении на него в 2017 году. В ближайшее время Железнодорожный суд Самары рассмотрит жалобу адвоката в порядке ст. 125 УПК на постановление о прекращении этого дела.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.