24.09.2021

СКР хочет расширить применение «подписки»

Защите нельзя будет рассказывать, как следствие проверяет сообщения о преступлениях

Следственный комитет предлагает серьёзно изменить ряд статей УК – включая печально известную ст. 310 («Разглашение данных предварительного расследования»). Ведомство хочет ввести уголовную ответственность за «разглашение» уже на стадии проверки сообщения о преступлении. СКР уверяет, что это даст дополнительную защиту правосудию. Но адвокаты опасаются, что законопроект ещё больше «закроет» силовиков от общества. Если инициатива будет принята, то СМИ «придётся довольствоваться очередными кадрами оперативной съёмки», а защита не сможет высказать свою позицию, предупреждают эксперты.

Законопроект Следственного комитета вчера был опубликован на федеральном портале проектов нормативных правовых актов. СКР предлагает расширить действие ряда статей УК, предусматривающих ответственность за преступления против правосудия. Ведомство уверено, что незаконное вмешательство в работу прокурора, следователя или дознавателя возможно ещё до возбуждения дела. Например, во время проверки сообщения о преступлении – «с целью повлиять ‎на принимаемое по её результатам процессуальное решение». Поэтому СКР предлагает изменить статьи 294, 295, 296, 298.1 УК, добавив туда нормы об ответственности «за воспрепятствование осуществлению полномочий в ходе досудебного производства».

Для этого авторы законопроекта считают необходимым уточнить сам термин «досудебное производство». Оно начинается с момента получения сообщения о преступлении и заканчивается направлением дела прокурором в суд.

Также СКР предлагает поправить печально известную статью 310 УК. В адвокатском сообществе считают, что следствие использует её для давления на «неугодных» защитников. Сейчас в статье говорится про запрет разглашать «данные предварительного расследования» лицам, у которых была отобрана «подписка». Ведомство хочет заменить эту формулировку на «данные досудебного производства». СК считает, что это «будет способствовать обеспечению защиты конфиденциальных данных».

Напомним, что участники проверки сообщения о преступлении и сейчас могут быть предупреждены о неразглашении данных (ч. 1.1 ст. 144 УПК). Но уголовная ответственность по ст. 310 УК в таком случае не предусмотрена.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Анастасия Пилипенко отмечает, что технически к законопроекту «придраться сложно». Он приводит нормы УК в соответствие с формулировками УПК – который как раз делит уголовный процесс на «досудебное и судебное производство». «Понятие “досудебного производства” сформулировано в УПК точно так же, как это предлагает законопроект, – напоминает адвокат. – Это именно та ситуация, когда проект кажется разумным и правильным с точки зрения законодательной техники – но только если не задумываться о его практическом применении».

Пилипенко считает, что новые ограничения вполне могут использоваться следствием для давления. «Что будет с применением нормы на практике? Нам заткнут рты ещё на этапе проверки сообщений о преступлениях. Новые нормы – особенно 310 и 294 УК – станут ещё более эффективными инструментами давления, в том числе на защитников, – предполагает Пилипенко. – В уголовных делах будут плодиться неизвестно откуда взявшиеся подписки о неразглашении с подписями якобы понятых».

Адвокат АП Санкт-Петербурга Анастасия Пилипенко

Это было и раньше, а будет больше и хуже – и охлаждающий эффект этих подписок будет сильнее. СМИ придётся довольствоваться очередными кадрами оперативной съёмки, а остальным участникам процесса свою позицию высказать не получится. Во всяком случае, без риска уголовного преследования.

Адвокат АП Москвы Андрей Сучков предупреждает, что законопроект будет иметь «серьёзные последствия». Ведь он распространяет уже существующие гарантии предварительного расследования – тайну следствия, запрет вмешательства и влияния на производящих расследование лиц, запрет разглашать данные предварительного расследования – практически на всю оперативно-разыскную деятельность (ОРД). Если поправки будут приняты, то деятельность правоохранителей станет ещё более закрытой от общества, уверен эксперт.

«ОРД и так в настоящее время нормативно регулируется слабо. Гарантии защиты прав и свобод граждан там минимальны, судебный контроль формальный – можно даже сказать, что он фактически отсутствует, – говорит адвокат. – С принятием законопроекта данная деятельность станет ещё более закрытой и бесконтрольной. А попытки воспрепятствовать творящемуся там беззаконию будут пресекаться предлагаемыми в законопроекте репрессивными мерами».

Напомним, что именно по ст. 310 было возбуждено уголовное дело в отношении адвоката Ивана Павлова. Следствие усмотрело состав преступления в том, что адвокат передал СМИ постановление о привлечении в качестве обвиняемого своего подзащитного – советника главы Роскосмоса, журналиста Ивана Сафронова. Кроме того, Павлов рассказал журналистам о появлении в деле секретного свидетеля. 30 апреля суд избрал ему меру пресечения в виде запрета на пользование телефоном и интернетом; также Павлову нельзя было общаться со свидетелями по собственному делу – в том числе с Иваном Сафроновым. Комиссия по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга признала, что Павлова преследуют за профессиональную деятельность. В начале сентября Павлов вынужденно эмигрировал в Грузию. Он пояснил, что из-за обвинения по ст. 310 не мог больше полноценно работать с доверителями.

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.