11.09.2020

Палата не стала возбуждать «дисциплинарку» против адвоката Бадамшина

Ранее другой защитник обвинил его в грубости

Как стало известно «Улице», Совет АП Москвы отказался возбуждать дисциплинарное производство в отношении адвоката Сергея Бадамшина. Ранее о таком разбирательстве палату попросил адвокат Алексей Коврижкин, процессуальный оппонент Бадамшина по делу журналиста Ивана Голунова. Защитник утверждал, что во время очной ставки их доверителей Бадамшин якобы оскорбил его, назвав «проституткой» и посоветовал «сидеть на жопе ровно» (цитаты приводятся по жалобе Коврижкина, которая имеется в распоряжении редакции). Сергей Бадамшин заявлял палате, что Коврижкин пытается «оговорить и опорочить» его, чтобы «таким образом повлиять на исход уголовного дела».

Напомним, что оба адвоката с разных сторон участвуют в громком «деле Голунова». Сергей Бадамшин представляет интересы журналиста «Медузы» Ивана Голунова, которого прошлым летом задержали сотрудники столичной полиции. Они заявили, что обнаружили наркотики в рюкзаке журналиста – а Голунов утверждал, что запрещённые вещества ему подбросили. Обвинения в адрес известного журналиста вызвали активную общественную кампанию, и спустя несколько дней уголовное преследование Голунова было прекращено. А в декабре 2019 года обвиняемыми стали уже полицейские, участвовавшие в задержании журналиста – четыре оперативника отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО Москвы и их руководитель Игорь Ляховец. Их обвиняют в превышении должностных полномочий (п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК), фальсификации результатов ОРД (ч. 3 ст. 303 УК), незаконном обороте наркотиков (ч. 2 ст. 228 УК) и совершении преступления организованной группой (ч. 3 ст. 35 УК).

Экс-полицейского Игоря Ляховца защищает Алексей Коврижкин. В июне 2020 года он подал в АП Москвы жалобу на поведение Сергея Бадамшина во время очной ставки Ляховца с Голуновым. По словам Коврижкина, конфликт начался с того, что Бадамшин «периодически перебивал обвиняемого Ляховца и мешал ему формулировать вопросы к потерпевшему». Адвокат утверждал, что сделал коллеге замечание, попросив «не мешать его клиенту». На это Бадамшин якобы ответил: «Клиентами называют проститутки своих мужчин, и ты ведёшь себя как проститутка». «Я посоветовал Бадамшину почитать орфографический словарь, откуда он может узнать определение слова “клиент”. На моё замечание Бадамшин на повышенных тонах тоже сказал мне: “Заткнись и сиди на жопе ровно”», – сообщил в жалобе адвокат Коврижкин. Он назвал выражения коллеги «недопустимыми, умаляющими значимость защитника в уголовном процессе». По оценке Коврижкина, слова Бадамшина «носили оскорбительный характер», унижали честь и достоинство как его самого, так и других участников очной ставки.

Жалоба адвоката Алексея Коврижкина

Считаю, что поведение адвоката Бадамшина является злоупотреблением предоставленных ему законом процессуальных прав. Его высказывания в мой адрес были направлены исключительно с целью провокации конфликта и создания препятствий для дачи показаний моим подзащитным Ляховцом и являются не чем иным, как попыткой помешать мне осуществлять защиту Ляховца.

Коврижкин заявил совету палаты, что Бадамшин, по его мнению, нарушил п.1 ст. 4 КПЭА («Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии»), п. 1 ст. 9 («Адвокат не вправе допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства») и п. 2 ст. 8 («При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан <…>) придерживаться манеры поведения <…> соответствующей деловому общению»). В заключение он попросил палату возбудить дисциплинарное производство и лишить Сергея Бадамшина адвокатского статуса.

Бадамшин, в свою очередь, направил президенту столичной палаты Игорю Полякову своё объяснение ситуации (имеется в распоряжении «Улицы»). Адвокат отрицал все обвинения, высказанные коллегой. «В жалобе адвоката Коврижкина ставится вопрос об упречности моего поведения во время следственного действия. Однако мною не допускалось поведение, умаляющее права, честь и достоинство коллег и других лиц, я всегда придерживаюсь манеры поведения, соответствующей деловому общению», – говорится в документе. Там же уточняется, что «во время очной ставки обвиняемый Ляховец пояснил, что испытывает неприязненное отношение к потерпевшему Голунову после того, как “Голунов оклеветал его и его подчинённых”».

Отметим, что в письме президенту палаты Сергей Бадамшин цитирует письменный ответ следователя Олега Шачнева, который и проводил очную ставку: «Доводы обвиняемого Ляховца и его защитника адвоката Коврижкина, указанные в обращении, в частности о вызывающем поведении адвоката Бадамшина, неуместных его комментариях, оскорблении и нецензурных высказываниях в отношении адвоката Коврижкина являются необоснованными и не соответствующими действительности».

Объяснение адвоката Сергея Бадамшина

Считаю, что голословные доводы жалобы адвоката Коврижкина не могут быть приняты во внимание, поскольку основаны исключительно на личной неприязни и заявлены с единственной целью – оговорить и опорочить меня, как оппонента по уголовному делу, и таким образом повлиять на исход уголовного дела.

В результате 9 сентября АП Москвы уведомила Сергея Бадамшина о том, что Совет палаты не будет возбуждать дисциплинарное производство. В беседе с «Улицей» оба адвоката были немногословны. Алексей Коврижкин сообщил, что пока не осведомлён о причинах, по которым Совет отказал в возбуждении дисциплинарного производства, так как никаких бумаг от палаты на данный момент не получил. «Есть много других интересных вещей, кроме как писать жалобы на адвоката Бадамшина и пытаться привлечь его к ответственности», – добавил Коврижкин. Он подчеркнул, что, обратившись в палату с жалобой, сделал то, что «посчитал правильным», но не испытывает никаких эмоций по поводу отказа. «Не хочу впредь поднимать эту историю. Напишите просто, что я его простил», – сказал адвокат.

Его коллега Сергей Бадамшин в беседе с корреспондентом «Улицы» отметил, что решение Совета оценивает «исключительно положительно», однако не видит предмета для подробного обсуждения ситуации. «Был негативный выплеск с той стороны, но единственная новость в том, что решением Совета ситуация исчерпана. Пояснять её подробнее нет смысла – склоки между адвокатами никому не интересны», – уверен Сергей Бадамшин. Он подчеркнул, что не хочет публично обсуждать дальнейшие шаги.

Член Совета АП Москвы Константин Ривкин предупредил, что не может комментировать конкретный случай конфликта между Коврижкиным и Бадамшиным. Тем не менее он согласился разъяснить несколько общих моментов дисциплинарной практики. «Жалоба одного адвоката на другого, согласно КПЭА, допустима. В адвокатском сообществе бытует распространённое мнение, что это не comme il faut, однако я испорчен десятилетней дисциплинарной практикой и с таким подходом решительно не согласен, – сказал адвокат. – У нас хватает в корпорации “поганцев”, на которых можно и даже нужно жаловаться». По словам Ривкина, АП Москвы такие жалобы получает регулярно – и ход им дают достаточно часто. Но причины отказа в возбуждении производства могут быть самыми разнообразными, подчеркнул Ривкин. Одна из самых частых – банальное отсутствие доказательств.

Член Совета АП Москвы Константин Ривкин

В АП Москвы очень большая дисциплинарная нагрузка – на прошлом заседании Совета было рассмотрено 40 производств. Поэтому, когда палата видит претензии «на ровном месте», которые не подкреплены доказательствами, – например, протоколом или аудиозаписью – она отказывает в возбуждении дисциплинарного производства.

Он подчеркнул, что так поступают независимо от того, кто направил претензию – коллега-адвокат, доверитель или судья.

Собеседник «Улицы», хорошо знакомый с дисциплинарной практикой палаты, пожелал остаться анонимным, но пояснил, что жалоба адвоката на адвоката – это «самый редкий повод» из тех, по которым возбуждается ДП. По его словам, на момент принятия Кодекса профессиональной этики адвоката жалобы защитников друг на друга были крайне редкими, но сейчас их число «понемногу растёт». Он отметил, что помимо общих причин отказа (истекли сроки, не представлены доказательства) палаты руководствуются и другими принципами, прямо в КПЭА не указанными. «Например, в ряде адвокатских палат возбуждают ДП, если адвокат в жалобе обосновал, что поведением коллеги, на которого он жалуется, затронуты его права или ему причинён вред, а не просто сообщил, что “адвокат плохо себя ведет и мне это не нравится”», – пояснил источник. Впрочем, он отметил, что принцип этот не строгий и из него подчас делаются исключения.

Автор: Александра Виграйзер

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.