24.02.2020

Фигурант дела «Сети»* требует лишить статуса бывшего защитника из-за поста в соцсети

Сам адвокат утверждает, что защищает свою репутацию от публичных обвинений.

В жалобе на имя президента ФПА Илья Шакурский заявил о том, что его бывший адвокат Михаил Григорян повторно предал его интересы. Он попросил Юрия Пилипенко возбудить дисциплинарное производство в отношении Григоряна и направить «дело в адвокатскую палату Пензенской области с требованием прекратить его адвокатский статус».

Напомним, 10 февраля Приволжский окружной военный суд в Пензе вынес обвинительный приговор по делу. Семеро молодых людей, обвинённых в организации террористического сообщества или участии в нём, получили сроки от 6 до 18 лет лишения свободы. Илья Шакурский был приговорён к 16 годам. Общественность возмутил столь суровый приговор: осуждённые неоднократно заявляли о пытках, а их адвокаты – о многочисленных процессуальных нарушениях со стороны следствия и суда.

«Нижайший стандарт доказывания»
Адвокаты объясняют, что не так со следствием и судом по делу «Сети»*

Сразу после приговора в поддержку фигурантов дела «Сети» выступили различные профессиональные сообщества, в том числе петербургские адвокаты – Комиссия по правам человека АП Санкт-Петербурга приняла решение поддержать общественную инициативу о пересмотре приговора.

Однако адвокат Михаил Григорян, который представлял интересы Ильи Шакурского на досудебной стадии с октября 2017 по март 2018 года, высказал после приговора своё мнение по делу – и оно идёт вразрез с избранной Шакурским линией защиты. Причём адвокат, по мнению бывшего подзащитного, сделал это не в первый раз.




Защита с экрана

По данным «Адвокатской газеты», в апреле 2018 года Михаил Григорян дал интервью телеканалу «НТВ», по которому выходило, что его подзащитный прекрасно понимал, что участвует в террористическом сообществе, а также что у стороны обвинения достаточно доказательств его вины. После выхода в эфир этого сюжета семья Шакурского расторгла с адвокатом соглашение на защиту, а позднее его мать, Елена Богатова, подала жалобу в АП Пензенской области. В ней она утверждала, что адвокат, несмотря на неоднократные сообщения её сына о применении к нему пыток, не заявил об этом, а также убедил его признаться в участии в террористическом сообществе, хотя тот не считал себя виновным. Кроме того, она указала, что Михаил Григорян без согласия её сына «использовал сообщённые ему сведения в своей неэтичной для защитника интерпретации, действовал вопреки законным интересам доверителя, занимал по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовал вопреки его воле, делал публичные заявления о доказанности вины доверителя, хотя тот её отрицал, дал интервью средствам массовой информации».

Михаил Григорян во время дисциплинарного разбирательства пояснял, что у матери Шакурского была возможность во время следственных действий общаться с сыном – и он никогда не говорил ни ей, ни ему об оказании на него какого-либо физического давления, а показания согласился давать добровольно. Он сообщил, что с самого начала подзащитный не признавал вину в организации террористического сообщества, подготовке к каким-либо террористическим актам, но признал свою вину в участии в террористическом сообществе. При этом защитник отметил, что Елена Богатова при общении с сыном просила его во всём признаться, чтобы смягчить себе наказание. По поводу показанного на «НТВ» сюжета с его комментарием адвокат заявил, что он не обсуждал с журналистами непосредственно своего подзащитного, а ответил на несколько вопросов, касающихся организаторов террористического сообщества, которые обманным путём привлекают молодых людей и используют их в своих интересах.

Квалификационная комиссия АП Пензенской области в своем заключении указала, что она не вправе давать какое-либо заключение по вопросу применения пыток к Илье Шакурскому, поскольку это прерогатива органов следствия и суда. В то же время она пришла к выводу, что в действиях адвоката имеются признаки нарушения законодательства об адвокатуре. В итоге совет АП Пензенской области ограничился вынесением адвокату замечания. В решении совет указал, что адвокат не может разглашать без разрешения доверителя сведения, которые тот сообщил защитнику, а также не вправе делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот её отрицает (подп. 4, подп. 5 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре). Совет также сослался на рекомендации совета ФПА по взаимодействию адвокатов со СМИ: общаясь с прессой, адвокат должен руководствоваться презумпцией невиновности, не допускать необоснованных, не подкреплённых точными фактами и материалами дела суждений и умозаключений, соблюдать тайну следствия и адвокатскую тайну. Примечательно, что адвокат в комментарии «АГ» назвал решение справедливым и признал, что нарушил законодательство в части взаимодействия со СМИ.




Вторая попытка

Через неделю после приговора – 18 февраля – Григорян в своем посте на Facebook вновь поставил под сомнение слова экс-подзащитного о признательных показаниях, данных под пытками, и заявил о недобросовестности действующих адвокатов Ильи Шакурского. Пост позднее был либо скрыт автором, либо удалён, но скриншот публикации есть в жалобе Шакурского в ФПА.

«На допросах вёл себя спокойно, давал показания. Конечно, он был в подавленном состоянии. <…> Но всё проходило тихо, без суеты. <…> Своей маме он не говорил, что его избивают или пытают. <…> Показания он давал добровольно, приходилось его поправлять, чтобы он не наговорил на себя лишнее. <…> Все утверждения и обвинения в мой адрес, что я заставлял либо склонял его давать признательные показания, не соответствуют действительности. К сожалению, нам на допросах следствие показывало такие доказательства, что нам оставалось только корректировать их ради смягчения, что в принципе нам удалось. Всё-таки у нас было намерение попытаться уйти с терроризма просто на экстремизм. <…> В феврале 2018 года на нашем горизонте нарисовался столичный адвокат... И 7 февраля 2018 года появилось письмо подзащитного о применении к нему запрещённых форм допросов, в том числе и пыток <…> До этого момента он не жаловался мне, следов избиения и побоев он мне не показывал, и я их не видел. <…> Все обвиняемые впоследствии отказались от своих показаний, заявив, что они были получены с применением пыток. Странно, почему до февраля 2018 года никто из адвокатов, в том числе и столичные, не писали жалобы в соответствующие инстанции, за исключением одного обвиняемого, который позже в присутствии своего адвоката заявил, что всё это он говорил, чтобы уйти от уголовного наказания. <…> Последствия вам известны. Суд вынес обвинительный приговор. <…> Пусть скажет спасибо господам правозащитникам и лично Пономарёву. Кстати, тот столичный адвокат, что уговорил обвиняемого изменить свою линию защиты и оказаться от ранее данных показаний, на прениях и на приговоре не присутствовал. <…> Придёт время, я покажу запись разговора с московским правозащитником, который на мои слова “Зачем вы это делаете?” просто отвечает: “Если они будут все признаваться, нам престанут платить”. <…> И что вы сделали, господа правозащитники? Обвиняемые получили максимальные сроки, чего вы и добивались. Вы даже будете платить по 100 долларов какой-нибудь глупой девочке за одиночный пикет в защиту несчастных, получая за это гораздо больше. Через год вы про них забудете», – говорится в посте Григоряна.

Илью Шакурского возмутили действия его бывшего адвоката, и он отправил вторую жалобу (есть в распоряжении «Улицы») – уже в Федеральную палату адвокатов. В тесте обращения он подчеркнул, что не был удовлетворён решением, которое приняла АП Пензенской области по первой его жалобе.

Фигурант дела «Сети» Илья Шакурский

Конечно, я был не согласен со столь мягким наказанием, я бы хотел, чтобы Григорян М.Г. не смог больше никому навредить. Однако адвокатская палата посчитала иначе. А я надеялся, что привлечение этого адвоката к дисциплинарной ответственности как-то его остановит. Он поймет, что нарушил закон и прекратит свою противоправную деятельность. Но этого не случилось.

Илья Шакурский сообщил в обращении на имя Юрия Пилипенко о посте его бывшего адвоката в Facebook, а также рассказал о комментариях, которые Григорян повторно дал ряду телеканалов, в том числе «НТВ» и «РенТВ». По мнению фигуранта дела «Сети», адвокат нарушил ст. 7 Закона об адвокатуре, которая обязывает адвоката добросовестно отстаивать права подзащитного и соблюдать профессиональный кодекс этики.

«Адвокат Григорян М.Г. допустил в отношении меня как подзащитного откровенное предательство законных интересов доверителя, не приняв мер по установлению пыток и физического насилия. Он не осуществлял мою защиту, не оградил меня от произвола следственных органов и продолжает давать интервью, что я совершил преступление, при этом не зная материалов дела. Он ничего не сделал и, несмотря на то, что я настаивал на своей невиновности, склонял к признаниям, сформулированным сотрудниками ФСБ, – убеждая, что в противном случае мне будет вменена более тяжёлая часть 1 статьи 205.4 (организация террористического сообщества, а не только участие, предусмотренное частью 2). Мои утверждения нашли подтверждение в рамках судебного следствия, где некоторые свидетели… подтвердили в суде, что “адвокат Григорян настаивал, чтобы Илья согласился с обвинением в терроризме и подписал все бумаги, которые подготовил следователь”», – сообщил в жалобе Шакурский. Он назвал действия бывшего адвоката «предательством доверителя», который продолжает публично порочить его, его действующих адвокатов и правозащитников.

В заключение он попросил президента ФПА возбудить дисциплинарное производство в отношении бывшего адвоката. «И на этот раз, я надеюсь, этот недостойный и бессовестный человек получит наказание, которое не позволит ему в дальнейшем губить чужие жизни и брать за это ещё деньги», – подчеркнул он.

Елена Богатова – мама Ильи Шакурского – подтвердила, что решение обратиться в ФПА, а не в региональную палату, связано с недоверием АП Пензенской области. «У меня много вопросов по первой жалобе. У меня сложилось мнение, что в пензенский палате не рассмотрели её как положено – и поэтому вынесли не соответствующее проступку наказание – замечание. Поэтому у меня возникло недоверие к ним», – пояснила она. «Илья Шакурский посчитал, что Михаил Григорян нарушил его право на защиту. И продолжает нарушать тем, что в СМИ высказывает свое отношение к обвинению, приговору и ко всем событиям, связанным с этим уголовным делом», – прокомментировал «Улице» действия своего подзащитного Сергей Моргунов – действующий адвокат Ильи Шакурского. На просьбу оценить действия коллеги он сказал: «Я бы не стал этого делать на месте адвоката – это запрещено кодексом этики».

Между тем сам Михаил Григорян считает, что он не выходит в своих комментариях за рамки кодекса. «Я, во-первых, никакие сведения не распространяю. Если вы внимательно посмотрите все эти публикации, там всё очень выдержанно и корректно», – сказал он. Более того, адвокат уверен, что вправе защищаться от обвинений, которые предъявляются ему в публикациях СМИ.

Адвокат Михаил Григорян

Меня два года поливают грязью. Меня два года обвиняют в том, что я знал про какие-то мифические пытки и скрывал это. Я два года ничего не отвечал. И не собирался отвечать на это. Но после приговора меня начали снова поливать грязью. Я должен молчать? Меня не интересует его позиция после пяти месяцев, когда я вышел из защиты. Я говорю о том, что в течение того времени, когда я его защищал, пыток не было и никто ко мне не обращался… Мальчик, дай бог ему здоровья, попал в эту ситуацию – и я его жалею. Но я не позволю никому обливать меня грязью.

Получить оперативный комментарий АП Пензенской области и ФПА не удалось.

*Признана судом террористической и запрещённой в России.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.