16.04.2020

Адвокату Юрьеву продлили «стражу» на срок больше года

Суд не посчитал домашний арест в условиях пандемии безопаснее содержания в СИЗО

Сегодня Мосгорсуд продлил содержание адвоката Сергея Юрьева под стражей ещё на 2 месяца – до 29 июня. Таким образом, он проведёт в СИЗО больше года. При этом суд не только не доставил обвиняемого на заседание, но и отказался обеспечить его участие посредством видеоконференцсвязи из СИЗО.

Председатель МКА «Межрегион» Сергей Юрьев находится в СИЗО уже год. 6 апреля Московское межрегиональное следственное управление (ММСУТ) СКР на транспорте предъявило ему обвинение в окончательной редакции – мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). По мнению следствия, он с сообщниками из ФГУП, Росавиации и собственной адвокатской коллегии завысил стоимость юридических услуг, из-за чего «Межрегион» за 11 лет «необоснованно» получил от предприятия свыше миллиарда рублей. По мнению защиты, в материалах дела нет доказательств версии следствия, а Юрьева незаконно преследуют за обычную адвокатскую деятельность.

В постановлении Мосгорсуда (есть у «АУ») говорится, что срок предварительного следствия продлён до 29 июня 2020 года. До этого же времени следователь попросил сохранить Юрьеву прежнюю меру пресечения. Он объяснил, что необходимо завершить ознакомление обвиняемого и его адвокатов с делом, составить обвинительное заключение и направить уголовное дело прокурору. «Оснований для смягчения меры пресечения» следователь не усмотрел.

Защита Юрьева не согласилась с этой позицией. Прежде всего адвокатов возмутило отсутствие обвиняемого в зале суда. Аркадий Колесников пояснил «Улице», что адвокаты возражали даже против участия их доверителя по ВКС. «Его должны были доставить в суд, чтобы он мог ознакомиться с материалами, представленными следствием, и высказать своё отношение. Есть нюансы, которые не могут объяснить даже адвокаты обвиняемого – это может сделать только он сам», – рассказал защитник. Однако в зале суда, где рассматривался вопрос продления меры пресечения, не было даже телевизора. «Мы поняли, что Юрьева не собираются соединять по ВКС. Но всё равно попросили суд сделать хотя бы это. На что суд нам ответил – цитирую: “ВКС не предусмотрен с точки зрения закона”».

В решении суда о продлении стражи говорится, что «невозможность доставления [Юрьева] в суд в связи с эпидемиологической ситуацией подтверждена документально; в связи с этим судом… было принято решение о проведении судебного заседания в их отсутствие». При этом в постановлении сделана ссылка на ч. 13 ст. 109 УПК – там говорится, что рассматривать вопрос о продлении «стражи» без обвиняемого возможно, если он находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе или по причине «иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд».

Также адвокаты указали на многочисленные нарушения, которые допустило следствие: по их мнению, это влечёт за собой освобождение обвиняемого. В частности, они рассказали, что им и их подзащитному не предоставляют для ознакомления все тома уголовного дела. «Это одна из многих иллюстраций произвола следствия, которые покрывает суд, – считает Аркадий Колесников. – Статья, которую вменяют Юрьеву, позволяет содержать его под стражей не больше года. Чтобы заявить ходатайство о продлении “стражи” свыше этого года, сотрудники СК должны завершить следствие и за 30 дней до истечения предельного срока начать знакомить обвиняемого и защиту с материалами дела. Если они не успевают этого сделать, они должны отпустить человека. Но в реальности следствие объявляет о завершении расследования, а потом ещё месяц может его “довершать”. Это незаконно. И в нашем деле об этом свидетельствуют отсутствие всех томов дела и незнание следователем количества вещественных доказательств. Но Мосгорсуд считает, что следствие не должно соблюдать УПК и может делать всё что угодно».

Суд действительно не счёл действия следствия нарушением. Говоря об ознакомлении с делом, суд отдельно отметил, что сотрудники СК выполняют эту процессуальную обязанность «несмотря на эпидемиологическую ситуацию»: «Так, обвиняемым в следственный изолятор направляются копии материалов уголовного дела, а защитникам предоставлена возможность ознакомления с ними посредством сети “Интернет”».

В итоге на просьбы защиты освободить Юрьева суд ответил традиционными формулировками: «предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления», «обвиняемый скроется от следствия и суда», «может оказать давление на участников уголовного судопроизводства».

Применение более мягких мер пресечения, в том числе домашнего ареста, суд признал «невозможным, так как это не будет являться гарантией надлежащего поведения обвиняемого». Отдельно суд указал, что «согласно ответам из медицинской части следственного изолятора заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, у… Юрьева не имеется». «У Юрьева есть заболевания, но у нас освобождают людей, которым осталось жить несколько недель, – заметил адвокат Колесников. – А если вспомнить о пандемии, то наш подзащитный находится в группе риска – ему 61 год. Но судья достаточно издевательски написал, что самое главное, чтобы человек соблюдал меры предосторожности, а где он находится – в СИЗО или на свободе – не имеет значения. Наши слова о том, что в местах заключения невозможно соблюдать социальную дистанцию и у нас нет никакой информации о мерах, которые принимает администрация СИЗО для предотвращения распространения инфекции, суд просто проигнорировал».

Московский городской суд

Суд принимает во внимание сложившуюся эпидемиологическую ситуацию. Вместе с тем, исходя из сведений, находящихся в открытом доступе, угроза заражения существует при несоблюдении мер предосторожности как в отношении обвиняемых, содержащихся в изоляторах, так и в отношении обвиняемых, которым избраны более мягкие меры пресечения.

Суд добавил, что Юрьев содержится «в режимном объекте, [его] контакты и передвижения контролируются сотрудниками изолятора» – а данных о том, что содержание адвоката в заключении сопряжено с угрозой для его здоровья, нет.

Аркадий Колесников рассказал, что защита напомнила суду о введении пропускного режима, который делает объективно невозможным угрозу побега. Однако суд не согласился с адвокатами, заявив, что это обстоятельство «не исключает возможности обвиняемого скрыться от следствия и суда, оказать давление на участников судопроизводства».

Суд также согласился с доводами следствия об «особой сложности дела» и не нашёл оснований для выводов о «неразумном сроке производства» и изменении меры пресечения. В итоге Юрьеву продлили срок содержания под стражей на два с половиной месяца – до 29 июня 2020 года. Аркадий Колесников сообщил, что в ближайшее время защита обжалует решение Мосгорсуда.

Процесс
Криминализация гонорара
«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.