20.12.2021

Адвокату Савельевой предъявили обвинение по ст. 310

Следствие недовольно, что она привлекала специалиста без разрешения

Ульяновскому адвокату Ирине Савельевой предъявили обвинение в разглашении данных предварительного расследования (ст. 310 УК). В документе говорится, что она передала материалы дела привлечённому специалисту без разрешения следователя. Савельева и ФПА не видят в этом состава преступления. Адвокат уверена: следствие прекрасно понимает абсурдность своих претензий, но уже не может отступить.

Как писала «Улица», Ирина Савельева с лета 2020 года защищает бывшего вице-мэра Ульяновска Михаила Сычёва, обвинённого в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). При вступлении в дело у неё отобрали подписку о неразглашении данных следствия. В конце сентября адвокат обратилась за заключением к специалисту N и обсудила с ней по телефону дело Сычёва. Через неделю к специалисту пришли с обыском – и адвокат заподозрила, что её телефон прослушивают. Она попыталась обжаловать незаконные ОРМ, но следователь опроверг эти обвинения, и суд счёл её подозрения необоснованными. 20 января, при рассмотрении апелляционной жалобы, выяснилось, что прослушка всё-таки была. Однако жалобу адвоката всё равно оставили без удовлетворения. А на выходе из суда Савельеву задержали и повезли на обыски домой и офис. Так женщина узнала, что ещё 13 января в отношении неё было возбуждено уголовное дело о разглашении данных предварительного следствия (ст. 310 УК). Следствие посчитало, что она нарушила подписку о неразглашении, когда привлекла к делу специалиста без разрешения следователя. Меру пресечения при этом требовать не стали.

Савельева рассказала «Улице», что 24 ноября ей предъявили обвинения. Согласно документу (есть у «АУ»), адвокат планировала от имени Сычёва обжаловать сделки по отчуждению муниципального имущества – чтобы оспорить размер вменяемого подзащитному ущерба. Для этого она обратилась за консультацией к «знакомой». По версии обвинения, адвокат умышленно не уведомила об этом следователя и не получила у него разрешение на передачу защищённых тайной следствия материалов постороннему. Таким образом она якобы намеревалась «создать реальную опасность причинения ущерба расследованию и интересам правосудия», а также нарушить права участников производства, чьи персональные данные содержались в материалах.

«Продолжая преступный замысел», 19 сентября Савельева позвонила специалисту и получила согласие на консультацию. А утром 24 сентября передала ей флешку с материалами. Среди них были постановления и справки об ОРМ, протоколы допроса свидетелей, «сведения справочного характера в отношении Сычёва» и протокол судебного заседания по его делу. Чтобы «придать своим действиям видимость законности», адвокат изготовила договор об оказании услуг специалистом от 20 сентября. В нём указывалось, что специалист не вправе разглашать сведения из переданных ему документов.

По мнению следствия, N не могла привлекаться в качестве специалиста из-за конфликта интересов – ведь она была знакома с Савельевой. В постановлении отмечается, что суть поставленных перед специалистом вопросов касалась исключительно «поиска оснований для оспаривания сделок».

Постановление о привлечении в качестве обвиняемой

Возмездный характер услуг с её (специалиста. – «АУ») стороны и наличие между ними на протяжении длительного периода времени личных доверительных отношений в своей совокупности свидетельствуют о том, что N. является лицом, прямо или косвенно заинтересованным в исходе уголовного дела

Также следствие считает, что согласно ч. 1-2.1 ст. 58, ч. 1 ст. 168, ч. 3 ст. 161 УПК полномочие предупредить специалиста о недопустимости разглашения материалов «относится к исключительной компетенции следователя». «Савельева безусловно осознавала, что её действия по передаче материалов уголовного дела N, не привлекаемой в установленном порядке к участию в этом деле в качестве специалиста, не предусмотрены п. 2 ч. 6 ст. 161 УПК, – говорится в постановлении. – И фактически являются разглашением данных предварительного расследования».

В результате это привело к «неконтролируемому следователем распространению конфиденциальной информации», затрагивающей интересы свидетелей и их частную жизнь, – и создало угрозу давления на них третьих лиц. Также якобы были раскрыты методы ОРМ, использованные в деле Сычёва, дальнейшие планы оперативников и принадлежность участвующих в деле сотрудников к ФСБ. Это, по версии обвинения, усложнило их работу, поскольку сотрудникам пришлось менять «формы и методы» ОРМ.

«Так можно прослушивать всех адвокатов»
Более 400 адвокатов требуют прекратить вмешательство следствия в работу защитников

Савельева с предъявленными обвинениями не согласилась. В разговоре с «Улицей» она заявила, что считает привлечение специалиста законным – и указала, что с этим официально согласилась ФПА. В заключении федеральной палаты (есть у «АУ») говорится, что Савельева действовала в пределах полномочий, предусмотренных пп. 4 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, а также полномочий защитника, гарантированных п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК. Федеральная палата настаивает, что Савельева соблюдала процедуру привлечения специалиста, прописанную в п. 2 ч. 6 ст. 161 УПК. Согласно этим нормам, передача сведений по уголовному делу лицу, привлекаемому в качестве специалиста, не нарушает закон – при условии дачи им письменного обязательства о неразглашении этих данных без разрешения следователя.

Заключение ФПА

Совершенно очевидно, что данная процессуальная ситуация, предусмотренная пп. 2 ч. 6 ст. 161 УПК, не предполагает какого-либо участия следователя, тем более дачу им разрешения на привлечение специалиста и передачу ему материалов.

По мнению палаты, иное толкование «обессмысливает» саму норму – и право любых участников процесса помимо следователя на обращение к специалисту. «Согласие следователя требуется лишь на разглашение полученных специалистом сведений третьим лицам, чего в данном случае не было», – говорится в заключении. В итоге палата не усмотрела ни «умысла», ни признаков преступления в действиях Савельевой.

Адвокат также не согласилась с утверждением следствия, что N не могла привлекаться в качестве специалиста. «Оснований для отвода специалиста, предусмотренных УПК, не было, – уверена адвокат. – Мы действительно были знакомы с N, но она не была моей приятельницей. Мы не общались с ней 5 лет, что подтверждено следствием».

Адвокат Ирина Савельева

Аргумент, что она выполняла работы за деньги, мне кажется абсурдным. Любой эксперт, даже привлечённый следствием, делает свою работу за деньги.

Савельева подчеркнула, что дело в отношении неё возбудил тот же следователь, что вёл дело Сычёва. Она полагает, что поначалу он не разобрался в толковании ст. 161 УПК и решил, что «поймал адвоката на преступлении». «Всё время, пока шло предварительное следствие по моему делу, я надеялась, что разум возобладает, – сетует Савельева. – Но, видимо, теперь следователь просто не может отступить назад – и продвигает своё видение ст. 161 УПК среди своего управления».

6 декабря её уведомили, что ознакомление с делом будет проходить в Нижнем Новгороде – там дислоцировано управление, которое вело расследование. Савельева посчитала это попыткой давления на неё. «Преступление, которое, по мнению следователя, произошло, было в Ульяновске, – отметила она. – Я не понимаю, почему я должна ездить знакомиться с делом за 600 километров».

Адвокат подала жалобу в порядке ст. 125 УПК, потребовав признать незаконным перенос ознакомления с делом в Нижний Новгород. По её словам, судебное заседание до сих пор не назначено. До вынесения решения она приостановила ознакомление.

Процесс
Дело Ирины Савельевой

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.